с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

«Стоит красотка на берегу реки, а все мимо ходят». «Спорт-Марафон» идёт на Пумори!

10.07.2018
Команда «Спорт-Марафон» собирается в Непал, чтобы совершить восхождение на гималайский семитысячник Пумори. Все участники экспедиции — сотрудники магазина, и «Спорт-Марафон» взял на себя все расходы по её организации. В интервью ребята рассказывают, как собрать из коллег команду мечты, почему все смотрят на Пумори и ходят мимо, и как подготовиться к семитысячнику.
Участники экспедиции:
Дмитрий Павленко
Эксперт отдела альпинистского снаряжения, руководитель экспедиции. Мастер спорта международного класса по альпинизму, обладатель двух «Золотых ледорубов», гид и инструктор по альпинизму на сложных технических маршрутах.
Алексей Киреенко
Консультант отдела одежды. «Снежный барс» — поднялся на все семитысячники бывшего СССР. Горный турист, участник горных «шестёрок» с первопрохождениями, руководитель походов до IV к.с.
Кирилл Харитошин
Консультант отдела обуви. Горный турист и альпинист. Горный гид, водит группы на Эльбрус, Казбек, Монблан, Айленд-пик, в треккинги по Непалу.
Вячеслав Кузнецов
Консультант отдела обуви. За плечами 25 лет опыта геологических экспедиций и самостоятельных путешествий, восхождения на пик Ленина, Эльбрус, Килиманджаро, пик Маргерит и на действующие вулканы Африки.
Родион Хасаншин
Консультант отдела бивуачного снаряжения. Любит зимние восхождения: поднимался на зимний Эльбрус, дважды ходил зимой на Казбек. Бывал на вершинах Кавказа, Памира, Тянь-Шаня, Камчатки.
Справка:
Пумори — вершина в Гималаях, на границе Непала и Тибета, в восьми километрах к западу от Эвереста. В переводе с языка шерпов Pumo Ri означает «незамужняя дочь», поэтому гору иногда называют дочерью Эвереста («Джомолунгма» переводится как «мать»). Это красивая пирамидальная вершина высотой 7161 метр. Её видят все, кто идёт к базовому лагерю Эвереста — треккеры поднимаются на выступ Пумори, несложную вершину Кала-Паттар.

«Прошёл по магазину, заронил идею и уехал. Вернулся — а тут тесто поднялось, пора пирожки печь»

— Расскажите, кому пришла в голову эта идея и почему вы собрались именно таким составом?
Дима: Идея возникла спонтанно, после того как зимой на Пумори сходил
Испанский (баскский) альпинист, зимой 2018 года организовал экспедицию с целью зайти на вершину Эвереста без кислорода. В январе он поднялся на Пумори в рамках акклиматизации.
. Кирилл сказал, что весной собирается на Ама-Даблам, а я говорю: зачем тебе Ама-Даблам, пойдём лучше на Пумори. Половина команды сложилась сразу, потому что рядом стоял Слава, который сказал, что пойдёт с нами.
Родион: Дмитрий проходил мимо отдела бивака и сказал: «Спорт-Марафон» идёт на Пумори!» Я посмотрел, что такое Пумори и понял, что тоже туда иду. У меня из альпинистского опыта только альпсборы и десяток самостоятельных восхождений, но с такой командой я готов пойти куда угодно.
Лёша: Я присоединился позже всех: как-то пришёл обедать, в столовой были Родион и Дмитрий. Они так загадочно говорили намёками. Я просто слушал, а после обеда подошёл к Родиону и спросил, можно ли присоединиться.
Дима: Так что получилось всё случайно, это просто стечение обстоятельств. Я прошёл по магазину, заронил идею и уехал в Арчу ходить зимние стены. Вернулся — а тут уже тесто поднялось, пора пирожки печь.
Вид на Пумори с тропы между Горакшепом и Лобуче на треке «Три перевала»
Вид на Пумори с тропы между Горакшепом и Лобуче на треке «Три перевала»
— Какой ориентировочный бюджет экспедиции?
Родион: Около 950 тысяч на всех, то есть примерно по 200 тысяч на каждого.
— Ого! Как вы искали деньги? Обычно в таких проектах это один из самых непростых этапов?
Родион: Изначально мы планировали всё это делать самостоятельно, за свой счёт. Каждый, кто вписался в проект, был готов на большие расходы. Но начали считать и поняли, что сумма получается намного больше, чем ожидали. Поэтому дождались приезда Димы из Ала-Арчи, написали презентацию и обратились к руководству «Спорт-Марафона» за поддержкой.
Кирилл: Мы не знали, что для восхождения на Пумори обязательно нужен офицер связи — это требование непальского правительства. Его услуги стоят больше 3 тысяч долларов — это пятая часть бюджета экспедиции. Поэтому и родилась идея попросить поддержки у руководства компании. Мне кажется, нам очень повезло, что идея получила такой отклик.
Родион: Мы бы, конечно, и сами справились, накопили, но здорово, когда компания, где ты работаешь, поддерживает своих сотрудников! И вопрос не только в деньгах, нас ведь почти месяц на работе не будет. После экспедиции мы обязательно подготовим подробный отчёт с цифрами. Возможно это будет кому-нибудь интересно и полезно.
— Какую цель вы перед собой ставите? В чём основная идея этого проекта?
Родион: Мы хотим показать, что сотрудники магазина «Спорт-Марафон» ходят на семитысячники и могут сами организовать экспедиции такого уровня. Это характеризует уровень и самой компании, и конкретно нас как продавцов — то есть мы не просто продаём снаряжение, не только теоретически знаем, для чего нужна та или иная экипировка, но и сами ходим такие серьёзные вещи.
Кирилл: У нас много клиентов, которые ходят на семитысячники и выше, а продавцов таких — единицы. Для нас это будет колоссальный опыт организации экспедиции и возможность понять, из чего же состоит семитысячник.
Слава: Когда пишут отзывы о магазине, особенно отмечают опыт продавцов. У нас лыжи продают мастера спорта, ботинки продают те, кто ходит в горы, рюкзаки и палатки — те, кто в них спит. Нам один постоянный клиент как-то сказал, что в России таких консультантов больше нет. А после этой экспедиции наш уровень будет ещё выше.

«Все фотографируются на фоне Пумори, но никто на неё не лезет»

— Расскажите про гору. Что в ней особенного, чем она вас так зацепила?
Кирилл: Пумори находится максимально близко к Эвересту и лучших видов, чем с неё, представить сложно. Когда идёшь на Эверест, его не видишь, причём и из базового лагеря тоже. Чтобы его увидеть, нужно идти на гору напротив.
Слава: Ещё это гора, которую знают и видят все туристы, но не все знают даже название. Склон Пумори образует небольшой пупырь — гору Кала-Паттар, куда идут все участники треккинга к базовому лагерю Эвереста. Это самый популярный трек здесь, его ходят тысячи человек каждый год. Они все фотографируются на фоне Пумори, но никто на неё не лезет.
Кирилл: Потому что зачем на неё лезть, если рядом Эверест? Эверест — это бренд, и люди просто ничего другого не замечают. Всё меркнет рядом с популярностью Эвереста. Но всегда нужно смотреть шире.
Вершина Пумори и рыжий «пупырь» под ней — Кала-Паттар © Евгения Маркова
Вершина Пумори и рыжий «пупырь» под ней — Кала-Паттар © Евгения Маркова
Дима: На Пумори я заходил пешком до 6000 м — ходили с клиентом на акклиматизацию. Так что в тактическом плане знаю её неплохо. Это красивая гора с комфортным базовым лагерем и короткими расстояниями, плюс сама по себе интересна. На ней мало чужих следов. Здесь достаточно высоко начинается участок, где уже нужно вешать верёвки. Причём, как только начинается снежно-ледовая линия, чужих верёвок не остаётся: после каждой экспедиции все они хоронятся в снегу, и каждая экспа вешает их снова. Это повышает ценность восхождения — мы не пойдём по чужим перилам.
С другой стороны, наша нагрузка по обработке горы будет адекватной — не надо вешать перила с 4000 м, как на Хан-Тенгри. Надо будет провесить всего километр, а это вполне реальная задача. Плюс близость селения Горакшеп, где можно жить в комфорте и хорошо отдыхать. Некоторые зачем-то ставят базовый лагерь в часе ходьбы от лоджа — я не понимаю, когда так делают. У нас базовый лагерь будет в Горакшепе на 5200 м, в нормальных условиях, где есть интернет, тепло, свет… Я люблю комфорт. Для меня комфортный альпинизм — это как можно меньше ходить, в этом плане Пумори идеально подходит.
Сложность её по нашим меркам 5А — она сложнее пика Ленина и Корженевской, но чуть проще Хана. Одна из причин, почему на Пумори мало коммерческих восхождений, — туда надо всё провешивать с нуля. Если на Ама-Даблам худо-бедно старые верёвки висят, шерпы по ним прошли и повесили новые — как на Хане, например, — то тут надо постоянно всё это тянуть, лезть. А народ, который реально может это делать, занят на восьмитысячниках. Поэтому и ходят редко. Нужно либо самим вешать, либо очень сильно переплачивать шерпам. А если выбирать: получить 10 тысяч долларов за Эверест или 5 за Пумори, то зачем он полезет на Пумори? Там деньги решают всё. Вот и получается, что стоит такая красотка на берегу реки, а все только мимо ходят, несмотря на то, что она в эпицентре непальского туризма.
Дмитрий Павленко под вершиной Пумори
Дмитрий Павленко под вершиной Пумори
— Сколько времени займёт восхождение?
Кирилл: 3 ноября мы прилетаем в Катманду, 29 ноября летим обратно. На всё 26 дней. Для спортивной команды этого достаточно — коммерческий тур туда занимает 35-40 дней.
— То есть коммерцию туда всё-таки водят?
Кирилл: Продают. Водят или нет — скорее нет, но предложения есть.
Дима: Если бы водили, весь интернет был бы завален фотографиями, а их нет.
Кирилл: Там нужно всё готовить с нуля — делать базовый лагерь, всё провешивать, ставить палатки для шерпов — это реально сложно сделать. Коммерческое восхождение стоит около 20 тысяч долларов. Для многих в этом нет смысла, ведь за те же деньги можно сходить на Лхоцзе. То есть с точки зрения коммерческого туризма Пумори не слишком привлекательна, потому что есть восьмитысячники.
Дима: И это для нас очень хорошо. «Спортикам» она тоже неинтересна. За бугром сейчас в тренде первовосхождения где-нибудь в тьмутаракани: поехать подальше, найти гору, которую никто не видел, и залезть на неё. Часто бывает, что спортивная ценность маршрута не так высока, зато там же никто не был. С одной стороны, это первооткрывательство, но для меня, например, важна красота и спортивность маршрута, и я не попрусь на первовосхождение непонятно куда просто ради того, чтобы сказать, что я там был первым.
На Пумори пару лет назад была красноярская экспедиция. «Старики» пошли по классике, а молодёжь пыталась пролезть новый маршрут — в итоге первые сходили, вторые не пролезли.
Кирилл: Если лезть в лоб, как они, там сурово. Мы пойдём по классике через седловину.
Мимо Пумори проходят треккинговые маршруты к базовому лагерю Эвереста
Мимо Пумори проходят треккинговые маршруты к базовому лагерю Эвереста

«Основная тренировка альпиниста — это восхождение»

— Вы все готовы к этой экспедиции физически и технически? Как собираетесь готовиться?
Дима: Когда я готовился к высоте после почти пятилетнего перерыва, за семь месяцев набегал 2800 км. Это был кошмар какой-то. Зато на высоте я ходил спокойно и с огромным запасом сил. Но всё равно столько бегать больше не буду…
Я считаю, что тренировочные объёмы должны расти вместе с возрастом — чем ты старше, тем больше сил надо тратить, чтобы поддерживать себя в адекватной форме. Сейчас я могу ходить так же, как и 15 лет назад, но не потому, что помогают мои «Золотые ледорубы», а потому, что тренируюсь.
В этом году мне, может быть, исполнится 50 лет — хочу попробовать провести ударный сезон. Я выпросил творческий отпуск, еду в свою любимую Арчу на всё лето. В прошлый юбилей я провёл самый крутой на тот момент сезон — сделал 55 восхождений. Сейчас столько вряд ли получится, основная задача — не убиться до ноября. Хочу походить по максимуму и улучшить свою статистику в плане пятёрочных восхождений. У меня из 260 восхождений только 10 единичек и 110 пятёрок. Если всё нормально сложится, я подойду к экспедиции в форме, которой у меня никогда не было.
Остальные ребята тоже тренируются активно, потому что для такой экспедиции каждый должен быть в хорошей форме. Пумори — серьёзная гора, нужно иметь запас сил для всего, что может там произойти.
Лёша: На майские праздники у меня традиция: иду либо на Эльбрус, либо на Казбек. Это как тест в начале сезона. В этом мае поднялся на Западную вершину дважды: 3 и 7 мая. А летом собираюсь на Памир, подняться на пик Коммунизма и закрыть «Снежного барса». Это будет хорошей подготовкой перед экспедицией на Пумори.
Кирилл: С физподготовкой у меня всё хорошо — я много бегаю, участвую в соревнованиях, хожу в треккинги. Только что вернулся из Непала — прошёл трек к базовому лагерю Эвереста (как раз ходил мимо Пумори) и поднялся на шеститысячник Айленд Пик. Летом собираюсь на Монблан и Маттерхорн и, скорее всего, на Казбек.
Слава: Я ещё со школы ходил в геологические экспедиции — мы ездили в горы собирать образцы минералов. Нужные образцы могли быть где-нибудь на вершине — и вот идёшь туда по азимуту, в резиновых сапогах, с кувалдой весом в 2-3 кило… Этот опыт потом очень пригодился при восхождениях на Эльбрус, Килиманджаро и разные африканские вулканы. В июле иду на пик Ленина — это моя личная подготовка к экспедиции. Буду там проверять своё снаряжение, набираться опыта и готовиться к высоте. Вообще мне очень нравится формат экспедиций: вот эти сборы, подготовка, когда всё время занят каким-то делом, и главное, всё это работа в команде. И сейчас получается, что экспедиция на Пумори — это уже не дворовой футбол, а игра в чемпионате.
Родион: Я был в альплагере Туюк-Су на майские праздники, освежил знания, которые получал до этого на сборах, закрыл третий разряд с превышением. Летом веду группы на Эльбрус, постараюсь там походить сверх программы. Осенью буду на Алтае, постараюсь сходить там что-нибудь. Я начал ходить в походы всего лет 5-6 назад, но уже успел понять, что нет ничего невозможного. Сначала это были просто путешествия с друзьями, потом самостоятельное восхождение на Эльбрус — сначала летом, затем зимой, — потом пик Ленина, зимний Казбек… Я достигал вершин, не обладая колоссальным опытом, — просто у меня была мечта и невозможное становилось возможным. Большинство вещей в жизни достигаются только благодаря труду. А любой результат — это опыт, который рано или поздно поможет достичь цели.
Дима: Вот он правильно сказал: чем больше пашешь, тем больше тебе обломится.
Кирилл Харитошин в Непале
Кирилл Харитошин в Непале
Родион Хасаншин в Туюк-Су
Родион Хасаншин в Туюк-Су
Алексей Киреенко на вершине Эльбруса
Алексей Киреенко на вершине Эльбруса
— Вы планируете вместе тренироваться?
Родион: Ещё до того, как появилась идея экспедиции, у всех уже были какие-то горные планы на лето. Всё лето кто-то из нас будет в горах, так что мы собрались все вместе только на этапе планирования, а в следующий раз получится уже ближе к экспедиции. Мы провели одну общую техническую тренировку, а дальше будем в основном тренироваться самостоятельно.
Дима: Основная тренировка альпиниста — это восхождение. А для восхождения на высоту главный технический навык — умение стоять на кошках. Ты должен уверенно стоять и ходить, даже когда голова кружится, когда тебе в целом не очень хорошо. Ходить по верёвкам — это не проблема, как и всё остальное, главное — ходить на кошках.
У каждого из нас достаточно опыта, чтобы нормально отработать на этом восхождении. И тут всё зависит от того, готов ты полностью вложиться в эту идею или нет. Чему меня научили в сборной Свердловской области — профессиональному подходу к делу. Там просто давали план и всё. Я думал сначала — как это: никто не гоняет, но потом понял, что когда никто не гоняет, значит, надо самому чего-то добиться. Все тут взрослые люди, все понимают степень ответственности.
В плане тренировок все знают, что в первую очередь нужна физуха. В больших горах особой техники не надо, выигрывает тот, кто позже умирает. За собой замечал, что каким бы ты классным «технарём» ни был, если ты устал, то пофиг, какой ты «технарь» — всё равно накосячишь и улетишь. В любых горах — ну, кроме Крыма — всё решает физуха, а в больших горах тем более. Как ты себя чувствуешь, так и пройдёшь.
— То есть до ноября 2800 километров каждому?
Дима: Я составил план тренировок, последний месяц перед отъездом у всех должен быть график 5/2, а лучше 6/1 вне зависимости от работы. Это даже полезно, когда ты, не выспавшись, куда-то бежишь — получается офигенная тренировка. И волю тренируешь, и приучаешь организм работать в стадии недовосстановления. Задача всех в этот финишный месяц перед отъездом — смоделировать ситуацию, которая будет на горе, настроить на это организм. В Гималаях у нас будут акклиматизационные выходы по 5-6 дней. Тренировки с таким же графиком готовят организм к похожим условиям — ты побегал, на следующий день опять, организм не успел восстановиться, и постепенно привыкает к таким условиям. Километраж не настолько важен, важна регулярность и желание нагружаться. Можно и за 5 километров нагрузиться до зелёных соплей, а можно 20 км протрусить за 3 часа и не заметить. Главное — упахаться.
Беговая тренировка команды «Спорт-Марафон»
Беговая тренировка команды «Спорт-Марафон»

«У нас нет личных спортивных амбиций, цели только командные»

— Вы говорите, что вместе тренироваться не получится. А как же сработанность группы? Вы ведь раньше не ходили вместе?
Дима: Я уже сейчас вижу, что мы подходим друг другу по коммуникабельности, а это главное. Остальное приходит в процессе работы, на первом же акклиматизационном выходе. Хорошо, когда команда сработанная, но это на самом деле не главное. Я много раз убеждался, что гораздо большего может добиться команда даже диких индивидуалистов, но обладающих определённым уровнем, объединённых общей целью, и самое главное — готовых честно работать на эту идею. Я много раз видел, как собираются крутые чуваки и каждый пытается сэкономить силы для решающего броска — никогда ничего хорошего из этого не выходило. Такого альпинизма, как раньше, всё равно уже не будет. Да и там не было всё так хорошо: постоянно какие-то склоки и куча вещей, о которых не говорили. В своё время были идеальные команды мастеров и одновременно друзей, но сейчас это невозможно, другой менталитет.
Родион: У нас одна цель и нам надо её реализовать. Как сказал Дима, нам не нужен надсмотрщик, все понимают важность цели. Мы в некотором смысле первооткрыватели, и поэтому на нас огромная ответственность перед магазином и остальным коллективом — во-первых, нам нужно оправдать доверие, а во-вторых, от того, как мы это сделаем, будет зависеть, как потом это будут делать наши коллеги. И это огромный мотиватор, больше, чем просто залезть на гору. Так что даже если и будут какие-то трения, они должны решаться пониманием этой цели — то есть где-то своё «я» немножко утихомирить и работать на общий результат.
Слава: Добавлю по поводу сыгранности команды. Вот есть, например, команда какого-то турклуба, они несколько раз в год куда-то выезжают, но в обычной жизни встречаются редко. А мы видимся постоянно, причём не в кабаках по пятницам, а ежедневно делаем одно дело: работаем по 12 часов в день, вместе разгружаем машины, завтракаем, обедаем, ужинаем, видим друг друга чаще, чем родных. Это дорогого стоит — знать, как люди ведут себя в повседневной жизни…
Дима: Терпеть их!
Слава: На мой взгляд, это даёт больше сплочённости команде, чем выезды раз в год.
Дима: Это и есть чувство локтя. Мы очень близки к понятию «команда мечты» — все единомышленники плюс достаточно хорошие товарищи. В этом плане нам гораздо проще будет поддерживать адекватный психологический климат — понятно, что будут трения, но всё равно будет проще преодолевать острые углы, потому что мы гораздо лучше знаем друг друга, чем люди, которые ходят вместе раз год. Мы команда!!!
У ребят есть несколько месяцев, чтобы подготовиться к экспедиции. Мы будем рассказывать обо всех этапах подготовки — тренировках, выездах в горы, подборе снаряжения. Следить за новостями можно на сайте экспедиции pumori2018.sport-marafon.ru и в соцсетях по хештегу #sm_pumori.
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

«Здесь нет “пакетных” туристов». Об удивительных местах Восточной Африки
Путь через болота к третьей по высоте вершине Африки, восхождение на вулкан с кипящим лавовым озером — консультант «Спорт-Марафон» Вячеслав Кузнецов рассказывает о том, чем удивляет Африка и как правильно по ней путешествовать
далее
«Если нечего есть, значит, надо лезть». Как провёл лето Дмитрий Павленко
«Надеюсь в этом году сбегать на Хан-Тенгри и успокоиться», — сказал наш коллега Дмитрий Павленко в начале года. И сбегал! Но не успокоился. Сбегал ещё раз, а потом пошёл на пик Победы. Обладатель двух «Золотых ледорубов» рассказывает, как выглядит идеальное лето соло-альпиниста
далее
О треккинге вокруг Манаслу в интервью с Кириллом Харитошиным
Почему люди рвутся в Непал? В какое время лучше поехать? Какие организационные сложности могут возникнуть? Какое снаряжение необходимо? О красотах, радостях и сложностях трека вокруг восьмитысячника Манаслу в Непале рассказывает консультант «Спорт-Марафон» и горный гид Кирилл Харитошин
далее
Горы — это территория свободы. Интервью с Дмитрием Павленко
Альпинист международного класса Дмитрий Павленко о Горах, тренировках, о женщинах в альпинизме, о жизни на высоте, о почтении к Горам и, конечно, о снаряге. Правдиво, рассказывает один из немногих людей на планете, которые могут об этом рассказать — альпинист международного класса Дмитрий Павленко
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments