0

Виктор Коваль. Когда горы велят повернуть назад

06.07.2019
© Константин Маркевич
Череда несчастных случаев с известными альпинистами второй год будоражит мировое альпинистское сообщество. Бросив вызов большим горам, они стали жертвами разных обстоятельств, к которым привели, помимо прочего, и собственные ошибки. Гибель Томека Макевича на спуске с Нанга-Парбата зимой 2018-го, срыв Рика Аллена на спуске с Броуд-пика и срыв Сергея Глазунова на спуске с пика Латок-1 летом того же года, спасработы на Нанга-Парбате уже этой зимой, где погибли Даниэль Нарди и Том Баллард. Это лишь несколько громких примеров, которые объединяет ряд факторов: большие горы, высота и техническая сложность маршрута, гибель на спуске. Эверест в этом сезоне добавил драматизма: 10 человек погибли в очереди на вершину и на спуске.
Что-то тянуло этих людей вверх и не давало вовремя повернуть назад. Но что значит «вовремя» для человека, находящегося на маршруте, к которому он долго готовился, для которого потратил много сил, времени, материальных и моральных ресурсов? Мы задали этот вопрос мастеру спорта по альпинизму Виктору Ковалю, участнику нескольких крупных экспедиций, который не раз поворачивал назад.

О подготовке к восхождению

Горы стали доступными. Посмотрел про вершину в интернете со всех ракурсов, купил билет на самолёт, и вот ты уже там — наверное, из-за этой кажущейся доступности горы превратились для многих в стадион, а к альпинизму стали относиться как к фитнесу. Бегаешь по стадиону, ходишь на скалодром, купил в магазине самые классные ледовые инструменты, ботинки как у Ули Штека и полез.
Но альпинизм требует комплексного подхода к организации восхождения. Кроме отличной физической формы и подходящего снаряжения, необходима некая интеллектуальная составляющая, позволяющая принимать правильные решения в постоянно изменяющихся условиях. Ты не на беговой дорожке и не на стадионе, где есть простая физиологическая задача тренировать своё тело и улучшать показатели. Не знаю, насколько это уместно, но я бы сравнил с шахматами: ты должен просчитывать разные варианты и комбинации, и просчитывать их ещё на земле, дома. Для сложных объектов надо вначале понять головой и прочувствовать каждый свой предстоящий шаг: а что ты вообще должен сделать для того, чтобы подняться? Как минимум надо собрать информацию о горе, посмотреть описание, отчёты команд, которые ходили в этом районе, понять, что и почему у них получилось или, наоборот, не получилось, и всё это пропустить через призму собственного опыта. Если ты не составил план действий, не понимаешь, что ты делаешь и зачем, то просто оттого, что ты сильный и выносливый, ты не достигнешь цели, или достигнешь её ненужной ценой. В этой связи, кстати говоря, западный мир давно принял такую модель, где важно не только куда ты залез, но и как ты это сделал. Это тема про хороший и плохой стиль.
Условно, если можно на гору сходить с одной ночёвкой, то лезть на неё с 10 ночёвками — это плохо. Если у тебя есть какой-то опыт и серое вещество в голове, то ты сначала изучаешь выбранный объект. Если он высокий, ты должен для него акклиматизироваться. Если сложная стена — нужно подготовить специальное снаряжение и уметь им эффективно пользоваться, ну и, вообще, тренироваться надо. Это прописные истины.
У каждой горы, стены есть свои какие-то ключики, и бывает, что их никто не может нащупать. На тот же Латок-1 почему никто не мог залезть 40 лет? Не потому, что дураки туда лезли. Там были опытные и даже легендарные альпинисты, но все поворачивали назад. Они понимали, что выбранные в данных конкретных условиях средства и методы не подходят, а если они не подходят, надо повернуть назад. Если не поворачиваешь, у тебя начинается борьба с факторами, к которым ты просто сейчас не готов. И тебе может повезти так, что ты из этой борьбы выйдешь победителем, а можешь и не вернуться никогда. У нас есть такая русская пословица: «Или грудь в крестах, или голова в кустах».
«Я бы сравнил с шахматами: ты должен просчитывать разные варианты и комбинации, и просчитывать их ещё на земле, дома»
«Я бы сравнил с шахматами: ты должен просчитывать разные варианты и комбинации, и просчитывать их ещё на земле, дома» © из архива Виктора Коваля

О высотных восхождениях

Для человеческого организма высота до 7100 над уровнем моря и после — это совсем разные вещи. Почему пик Ленина проще пика Победы? Классика на Победу тоже пешеходная, там нет технической сложности, но есть физиология человека. Недостаток кислорода, гипоксия… Когда идёшь на пик Ленина, то ночуешь на 6100 или 6400, и отметку 7000 ты преодолеваешь на два-три часа. Помучил немножко свой организм и сразу спустился вниз. И на других наших семитысячниках так же. Чем выбивается пик Победы? На нём нужно дважды ночевать выше 7000. Поднялся ты на пик Важа Пшавела, потом должен дойти до вершины, вернуться и снова заночевать. Почему на пик Корженевской, допустим, заходят за сезон 100 человек, а на Коммунизма 20? Потому что во втором случае надо ночевать на 6900, а после этой ночёвки не каждый человек чувствует в себе кондицию для восхождения и поэтому спускается вниз.
Все проблемы гипоксии — отёки мозга и лёгких — возникают, когда человек спит. У него замедляется сердцебиение, кровь медленнее циркулирует, и доставка кислорода до головного мозга тоже осуществляется медленнее. И вот этой разницы в количестве кислорода бывает достаточно, чтобы у человека начались проблемы, и, как правило, эти проблемы происходят ночью. Человек пришёл на ночёвку, ему хорошо. Ночью стало плохо, умер, в кому впал — это организм расслабился, сердце перестало активно работать, и кислорода в жизненно важных органах уже не хватает.
«Чтобы лезть технически сложный маршрут на высокую гору, ты должен пешком подняться на гору сопоставимой высоты до этого»
«Чтобы лезть технически сложный маршрут на высокую гору, ты должен пешком подняться на гору сопоставимой высоты до этого» © из архива Виктора Коваля

О технической работе на высоте

На мой взгляд, чтобы лезть технически сложный маршрут на высокую гору, ты должен пешком подняться на гору сопоставимой высоты до этого. Кроме того, если ты никогда не был на высоте летом, ты не можешь идти на эту высоту зимой. Иначе это будет не восхождение, а ненужный героизм, борьба за жизнь в том месте, где правильно акклиматизированный спортсмен даже не заметит, как пролезет 10 верёвок за день. Почему-то мало стали об этом задумываться.
Есть физиология человека, акклиматизация — это давным-давно изучено. Все сильнейшие альпинисты, и в нашей стране, и в мире, перед серьёзными высотными проектами тратят очень много времени на акклиматизацию, по два месяца по горам гуляют. А у нас в последнее время стало модно лезть «с самолёта», или простейший треккинг воспринимается как акклиматизация, хотя это далеко не так. Вот и наступает народ на грабли, по которым два поколения альпинистов уже прошло.
К примеру, каждый год в высотные лагеря под пиком Ленина, Корженевской, и даже на Южный Иныльчек под Ханом и Победой, приезжает одна-две группы иностранцев, чаще иранцев или поляков. По приезде они собирают тяжёлые рюкзаки и выходят на гору. Первый день набирают где-то пятьсот метров по высоте, во второй день ещё триста, потом по сто метров в день, затем по несколько дней лежат в палатке, им становится плохо, они ничего не соображают, но потом снова героически идут наверх. Примерно на восьмой день их начинают спасать. Ругаясь матом, выпинывая из палаток, гиды гонят этих людей вниз, спасая им жизнь. Иных, менее удачливых, иногда спускают в полиэтилене. Когда некоторые наши альпинисты делают то же самое, почему-то ни у кого это не вызывает удивления.
«Да, есть допустимый разумный риск, но разумный он тогда, когда ты к нему готов по всем показателям»
«Да, есть допустимый разумный риск, но разумный он тогда, когда ты к нему готов по всем показателям» © Константин Маркевич

Когда повернуть назад

Признак того, что пора спускаться, очень простой. Внизу у тебя есть план, благодаря которому ты понимаешь, что ты будешь делать практически пошагово. Как в советские времена альпинисты писали подобные планы и согласовывали их с руководством альплагеря перед выходом. А дальше, находясь на маршруте, ты соотносишь планы с тем, что получается. И если что-то идёт не так, то надо оценить, готов ли ты рисковать. Не готов — идём вниз.
Например, мы думали, что будет лёд, а тут скала, лёд стаял. Или мы думали, что будем лезть 10 верёвок в день, и поэтому мы взяли еды на 5 дней, а по какой-то причине лезем одну-две верёвки в день. Надо сразу решить уравнение в голове: если у нас скорость в 5 раз ниже, то, значит, мы будем лезть не 5 дней, а 25. А еды на пять. Что будет на 7-й день? Имеет ли смысл продолжать? Вот, собственно, и всё.
Да, есть допустимый разумный риск, но разумный он тогда, когда ты к нему готов по всем показателям.
Спускаться при этом нужно там, где это можно сделать максимально быстро и просто. В каких-то случаях требуется расходное снаряжение. Бывает, что его может не хватить.
Мы на Латоке повернули по двум причинам. Первая: объективная опасность стала запредельной. Вторая: мы поняли, что имеющегося у нас снаряжения, если мы залезем ещё на 200 метров, не хватит для спуска. У нас так и получилось: мы спустились — не осталось ничего. О том, как ты будешь спускаться, тоже нужно думать до выхода на маршрут.
«Нужно понимать, что, какой бы ты ни был сильный, ловкий и здоровый, с точки зрения природы и стихии ты — ничтожество»
«Нужно понимать, что, какой бы ты ни был сильный, ловкий и здоровый, с точки зрения природы и стихии ты — ничтожество» © из архива Виктора Коваля

Личный опыт

Представьте, мы зимой на Нанга-Парбате, больше месяца работаем на горе, уже сделали четыре или пять выходов. Мы акклиматизированы и готовы к штурму. Провешены все сложные участки, разведан путь, физически здоровы. Спускаясь с очередного выхода, где достигнута высота 7200, мы вышли на ровное место, и наш опытнейший товарищ Коля Тотмянин говорит: «Нас может остановить только погода».
И мы ждём погоду. Неделю идёт ураган, на вершине 100-120 км в час. Вообще, проблема Каракорума — это очень сильные ветра зимой. А Нанга-Парбат ещё стоит отдельно и принимает на себя все ветра и осадки и тем самым очень сложен. По прогнозу ветер стихает до 60 км/ч, думаем, может, и повезёт. А проблема в том, что до 7000 там нужно лезть 5 дней. Пять дней напряжённой работы потому, что базовый лагерь находится на высоте чуть больше 3000. Почти 4 километра перепада на маршруте — это очень много.
Мы всё преодолели, дошли до защищённого места, вырубили площадку, прячемся от ветра, но слышно, что ураган. И вот уже апофеоз экспедиции, мы совсем рядом с вершиной. Что делать? Либо сидеть, но может не остаться запаса сил для рывка. На Нанге нужен именно рывок, эффективно и быстро работать, по 100 метров в день там нереально набирать. Нужно подойти под вершину и ещё одну ночёвку сделать, иначе не получится. Николай Тотмянин говорит: «Валим вниз». И мы все понимаем, что у нас не сложилось… Спокойно свернулись и в этот жуткий ветер спустились вниз за 3 дня.
Кто-то бы, наверное, остался сидеть там, но не знаю, чем бы это закончилось. Когда на улице минус 50 и ветер 100 км в час… Пока у тебя есть силы и энергия, нужно потратить их на спуск.
Поехали на Сабах. Интересная гора, забытый район Памиро-Алая. Красивая нитка: через всю стену идёт тоненькая ледовая речка почти два километра. Вроде всё супер. Я поговорил с Тотмяниным, который правее ходил там маршрут. Он сказал, что там бьёт летом, летят камни. Понятно, что там, где летом они летят, зимой безопасно потому, что всё замерзает. Родилась идея попробовать совершить восхождение по этой очень красивой линии.
Мы приехали, акклиматизировались, посмотрели внимательнее маршрут. Полок нет, надо лезть с платформой, стена практически вертикальная. Вышли на восхождение, пролезли пару верёвок и поняли, что вот эта речка, которая отовсюду просматривается, на самом деле очень тонкая, толщина льда 2-5 сантиметров, по крайней мере её нижняя часть. Это тонкая натечка на гранитной плите. Соответственно, лезть можно, а страховаться нельзя, либо для страховки бить шлямбуры, а у нас концепция предусматривала прохождение стены за 5 дней. Если бить шлямбуры, это дольше, да и интереса в этом нет уже — другой стиль, на который мы не рассчитывали. К тому же в какой-то момент оторвался снежный карниз, из той серии, что отваливаются один раз в год. Он пролетает через всю стену, разбивается в пыль, и мы оказываемся в пылевой лавине. Я и Саша Гуков были на верхней станции. Петя Кузенков и Лёша Лончинский ниже. Станцию оторвало этой лавиной потому, что был хлипкий лёд. Их вырвало, и они повисли на перильной верёвке на нашей станции. В итоге мы спустились. Два фактора: маршрут оказался не в том состоянии, на которое мы рассчитывали. Второй: такой неприятный звоночек случился.
На Южном Иныльчеке в Киргизии Глеб Соколов пригласил меня принять участие в первопроходе на пик Победы. Это суперзадача! Перед этим первопроходом, чтобы хорошо акклиматизироваться, я сходил на Ленина и Хан-Тенгри — два семитысячника. Ранее я уже дважды поднимался на вершину пика Победы, но для этой горы это ровным счётом ничего не значит, надо очень серьёзно готовиться. Заранее всё было продумано, мы были готовы уверенно работать на сложном рельефе. Вышли на маршрут. После трёх ночёвок поняли, что портится погода. По прогнозу должен был быть снегопад. Если бы мы залезли выше, то оказались бы в ловушке: вниз уже не спуститься в непогоду, а наверху начинались крутые снежные склоны — очень лавиноопасно. Получив такой долгосрочный прогноз, мы приняли единственно верное решение, не дожидаясь, когда станет совсем плохо.
Самый опасный спуск в моей жизни — это наш спуск с Латока в прошлом году: мимо нас летят камни со скоростью снарядов, мы закрываем голову рюкзаком, стоя на станции, опасный участок склона испещрён чёрными дырками от камней. Мы его проходим развязавшись, каждый сам по себе, на три такта, просто потому, что если мы будем делать страховку, то вероятность того, что нас убьёт, близка к максимуму. Уже внизу, после прохождения опасного участка, лавиной унесло Костю Маркевича. К счастью, обошлось только сломанными рёбрами. Нам оставалось 50 метров до него, когда прилетела следующая лавина, и мы еле унесли ноги.
«Если реальность очень сильно отличается от твоей идеи, то надо принимать решение о спуске»
«Если реальность очень сильно отличается от твоей идеи, то надо принимать решение о спуске» © из архива Виктора Коваля

Выводы

О самооценке

Нужно понимать, что, какой бы ты ни был сильный, ловкий и здоровый, с точки зрения природы и стихии ты — ничтожество. Ты можешь подстроиться под ситуацию, использовать инструментарий, но если его не хватает — всё, ты возвращаешься назад.
Представьте, если охотник пошёл охотиться на зайца, а в лесу оказались медведи, и он такой «ну и ладно, у меня дробовик на зайца, а я пойду на медведя» — никто же так не сделает в здравом уме, но почему-то это стало возможным в альпинизме. Иногда люди просто перестают думать головой.

О выборе напарника

Конечно, лучше ходить с проверенными напарниками, но, к большому сожалению, современная жизнь такова, что не всегда твои товарищи, с которыми ты прошёл огонь и воду, могут составить тебе компанию. Выбор партнёра, безусловно, очень важен. Объект экстра-класса нужно идти только с человеком, которого ты знаешь лично. В последнее время очень много обратных примеров, и результат тоже соответствующий.
В любом коллективе всегда есть идейный вдохновитель, который заставляет двигаться вперёд. В группе также должен быть «скептик», который может ударить по рукам и сказать: «Нет, ребята, ерунду мы делаем». Люди должны уравновешивать друг друга в плане мотивации.

Об ожиданиях

Твои ожидания, конечно, не оправдаются на 100%. Где-то будет сложнее, но если реальность очень сильно отличается от твоей идеи, то надо принимать решение о спуске. И нужно почаще задавать себе вопрос: «А что будет, если… ?»
Я очень много раз поворачивал назад, бывало, даже не выходя на маршрут. Это обидно, конечно, но лучше так. Иногда случается, что мы ещё даже горы не видим, а я уже понимаю, что мы на неё не залезем. Смотрю по участникам, по их настрою, на другие факторы…

О тщеславии

Бороться со спортивным тщеславием — это к психологу. Перед альпинистом, как и вообще перед любым человеком, стоит более глобальный вопрос целеполагания: что ты вообще хочешь от жизни. Если ты не разобрался сам с собой, то эта ненужная мишура в виде золотого ледоруба или медальки может заставить тебя рисковать действительно важными ценностями.
© Константин Маркевич

О себе

Горы — часть моей жизни, но не единственная, где я могу себя реализовать. Я понимаю, что есть обычная жизнь внизу, в городе. И на самом деле я не очень хочу быть частью ярмарки тщеславия. Я очень люблю горы, люблю себя там ощущать физически, когда моё тело находится в тонусе, когда я чувствую, что работаю, показываю какие-то результаты для самого себя. В горах я могу приблизить себя к каким-то границам возможностей и пытаться расширить их, сделать что-то интересное для себя с точки зрения моего взгляда на альпинизм. При этом я прекрасно понимаю, что всё, что мы делаем, в обычной жизни для людей ничего не стоит. Все эти награды, звания, кто сколько раз куда залез… Это ярмарка тщеславия, которая, помимо нас, никому не нужна. Обыватель не понимает разницы, то ли ты на Эльбрус сходил, то ли на Эверест, и им всё равно. Нельзя замыкать свою жизнь на призрачных и не очень значительных целях. Ты всё делаешь ради своих впечатлений. В каждой экспедиции я получаю эмоции, которые позволяют мне реализовывать себя в моей жизни внизу. Я не растрачиваю себя в горах, наоборот, они меня заряжают.
Каждый кузнец своего счастья, и нет универсальных советов ни для кого. Для меня это так, для кого-то это по-другому. Если ты самодостаточен на равнине, то ты дольше проживёшь в горах. Потому что ты понимаешь, ради чего поворачиваешь назад.
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2019 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме

В рассылке блога мы рассказываем о новых коллекциях
, интересных товарах
и людях
Осталось заполнить:
Если у вас есть вопросы или пожелания по блогу, пишите их нам, мы постараемся учесть.
Если вы в теме и умеете грамотно работать с текстом - у нас есть интересная работа.
Напишите нам, о чём бы вы хотели прочитать в нашем блоге.
Заметили ошибку? Выделите текст ошибки, нажмите Ctrl+Enter, отправьте форму. Мы постараемся исправить ее.