с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

301-е восхождение в биографии Дмитрия Павленко, 5Б на Свободную Корею

Дмитрий Павленко: «Для меня в горах есть только два правила: не убиться и не убить»

12.10.2018
Весной наш уникальный эксперт по альпинистскому снаряжению выпросил творческий отпуск в честь юбилея и на четыре месяца уехал в горы. «В прошлый юбилей я провёл самый крутой на тот момент сезон — сделал 55 восхождений. Сейчас столько вряд ли получится, основная задача — не убиться до ноября. Хочу походить по максимуму и улучшить свою статистику в плане пятёрочных восхождений», — так говорил Дмитрий полгода назад. Что получилось на самом деле, читайте в интервью.

Об итогах сезона

— Какие задачи ты ставил перед собой на лето?
— У меня было три основных гештальта, которые нужно закрыть. Я мечтал залезть в конце концов этот первопроход на первую башню Короны. Хотелось в свой юбилей перевалить за 300 восхождений и побить собственный рекорд по количество схоженных за сезон «пятёрок». Десять лет назад, на своё 40-летие, я сходит 18 пятёрок, и вот в этом году побил этот рекорд.
Получилось забавно, раньше я считал, что все, кому за 40 — старпёры, ничего не могут. А выходит так, что последние три года я хожу круче и круче — как не мог себе позволить раньше. В этом году хотелось опять открыть для себя что-то новое.
— Почему так получается, как считаешь?
— Да потому что тренируюсь всё больше и больше. Пришёл к такому пониманию чисто эмпирическим путём — чем больше я тренируюсь, тем лучше хожу, невзирая на паспортные данные. Соответственно, мне с каждым годом всё интересней, что будет дальше — такой эксперимент над собой.
Ещё был план, связанный с клиентом, который зафрахтовал меня на высоту. Он стал моим невольным спонсором — не приехал, но деньги заплатил. Так что я на нечестно заработанное пробарагозил в горах четыре месяца, за что ему очень благодарен. Это мой бывший институтский товарищ, то есть не чужой человек. Но вот так получилось, что он стал спонсором моего лучшего в жизни сезона.
У меня ещё ни разу так не было — всё происходило именно так, как должно быть. Даже когда казалось, что всё рушится, в конце концов всё складывалось.
В какой-то момент я остался без напарника, на которого рассчитывал: он уехал работать на Ленина. А мне после 12-й сольной «пятёрки» просто тяжело ходить, думаю — что делать? И тут встречаю девчонку, которая хочет заниматься альпинизмом, причём как оказалось, хочет и может. Она до этого ходила только 2Б, но я её за несколько раз вывел на «пятёрки» и дальше мы ходили с ней «пятёрки». И нельзя сказать, что я её затащил — мы ходили хорошие «пятёрки», на которые никто не в состоянии затащить, если человек не пойдёт сам. Причём мы ходили с хорошим временем — просто повезло, что она оказалась готова.
Это первый человек на моём опыте, который так быстро вышел на сложный маршрут и не сломался морально. Даже на двойках-тройках невозможно привыкнуть к «пятёркам», но когда есть 20 «троек», морально всё-таки проще. А тут у человека «пятёрок» больше чем «двоек». Когда под тобой несколько сот метров стены, это давит, я по себе знаю. На моей практике не один мужик «сдох» морально на переходе от простых маршрутов к сложным. Это действительно тяжело, страшно и так далее. Перебороть, вытерпеть всё — это непросто. Она сначала тоже очковала, но потом поверила в себя и дальше было просто огонь.
Плюс ко всем закрытым гештальтам, хотел сходить на Байлян две нехоженых тыщу лет «пятёрки» — всё получилось. Даже так, что одну мы в двойке не смогли сходить в непогоду, а потом я её сам сходил соло. Ещё югославскую «пятёрку» на Бокс, одну из самых сложных в районе, давно хотел сходить, но на этот сезон даже не планировал, а поскольку сходил на Байлян — самую сложную «пятёрку» в районе, то захотелось сравнить её с югославской. Пришлось лезть туда… Такой дополнительный бонус сам себе сделал.
Нехоженые «пятёрки» на «Байлян»
Нехоженые «пятёрки» на «Байлян»
На вершине Байляна по Денисову
На вершине Байляна по Денисову
Всё. Сезон просто кайф. Лучше могло быть только если б мы «шестёрку» сходили, но это был бы перебор. Сложно представить, чего ещё такого можно было сходить, чтобы не перегружать фортуну.
— Сколько всего получилось восхождений?
— За сезон 41 восхождение, из них 21 «пятёрка». Всего 302 восхождения на данный момент.
— Каким было юбилейное трёхсотое?
— Я думал, это будет что-то крутое. Но из-за непогоды получилась тройка. Зато разменял четвёртую сотню на крутой горе. 301-е восхождение было на Свободную Корею, 5Б — она стала 40-й горой в сезоне и моим 20-м восхождением на Корею. Это самая сложная гора в районе, самый простой маршрут на неё 5А. То есть тройной повод отметить.
— У тебя были опасные ситуации в этом сезоне, так чтобы «на грани»?
— Однажды попали на сложном маршруте в сильную непогоду, минут 30 не могли двигаться из-за того, что текла река снега. Я висел в двух метрах под своим напарником, а он меня не видел в этой снежной реке. Не сказать, что это опасная ситуация, просто неприятная. Я специально гонял своего напарника в непогоду, чтобы он вспомнил, что это такое. Но мы были не на грани, имели запас прочности.
Реальная опасность была, когда из-под меня скайхук вылетел — вот этот срыв уже был очень неприятным. Я лез Некрасова на Байлян, там такой рельеф, что нет нифига. Полез на скайхуках, он вылетел. Ситуация достаточно житейская, но это соло-восхождение, а там любой срыв — даже если повиснешь на страховке, можно ногу поломать или зависнуть как-то. Там не было страховки фактически, некогда было делать — я просто шёл на скайхуках и был такой хлипенький якорь забит и я, пролетая мимо, схватился за него. Очково, конечно, потом долго дыхание восстанавливал…
А так хороший сезон. Показатель качества восхождений — это когда тебе нечего вспомнить в плане таких вот ситуаций, когда пипец. Очень неприятной была ситуация на спуске с Семёнова-Тян-Шанского. Попал в длинный ледовый кулуар, пешком невозможно спускаться, пришлось лазанием, а там камни летят и очень сильно. Терпеть не могу ситуации, когда ничего от меня не зависит. Приходилось искать оптимальные пути спуска, но всё равно камни непредсказуемы — отрикошетил и все. В своё время в этом кулуаре у меня чуть напарника не убило. Летит прямо на него огромный булыган, и тут — судьба! — он спотыкается и падает, и этот булыган над ним пролетает.

О правильных и неправильных альпинистах

— Зачем ты ходишь в горы?
— Потому что мне это нравится. Я получаю от этого кайф. Вот почему люди бухают, колются и так далее? Кто от чего получает удовольствие. Я — от процесса восхождения.
Главное — находить возможность мирно там сосуществовать, не пытаться соседа перестроить на свою волну. В отличие от правильных альпинистов, у которых целый свод правил, для меня в горах есть только два правила: не убиться и не убить. Всё остальное от лукавого. Исходя из этого я строю свои отношения с окружающими.
— А ты — неправильный альпинист?
— Конечно. Правильные живут по придуманным правилам. Мы живём в придуманном мире, причём придуманном не нами. Нам приходится исполнять идиотские законы и правила, придуманные людьми, которые пошли во власть для того чтобы, как в одном анекдоте про Вовочку, «навязывать другим своё мнение и разрушать чужие мечты». И для меня горы — это та область, где я могу быть абсолютно свободным за счёт своей тренировки, своего опыта. Там всё естественно. Все бумажки, написанные кем-то, не помогут, если у тебя в руках нет навыков, в мышцах нет силы, нет выносливости в сердце. Каким бы ты ни был правильным, как бы всё ни соблюдал, это пустой звук.
Есть куча методичек, там куча всяких приёмов и все говорят, что этот приём правильный, а тот неправильный. Я всегда привожу в пример великого альпиниста Дага Скотта — он первым в команде прошёл Юго-Западную стену Эвереста и ещё много всего. У него есть крылатое выражение «Always there are two ways» — всегда есть два пути.
Когда мне хочется кому-то на стене сказать: «да что ты делаешь?» — я вспоминаю его и начинаю смотреть на действия другого человека не со своей позиции, не как я считаю правильным, а с позиции безопасности. Если человек делает не так, как я, но адекватно — это хорошо. Потому что в любой ситуации всегда есть два пути.
Таких ситуаций куча, например, с моими студентами в процессе тренировок. Считается, что на усах самостраховки должны быть только муфтованные карабины. А я пришёл к тому, что нафиг оно не нужно — в бестолковой группе тебя размуфтуют, выщелкнут, ты и не заметишь как. Мне лучше не муфтованные карабины, а стоять на двух усах — если я увижу, что группа бестолковая и один ус отщёлкнут, я замечу и дам по рукам. То есть это гораздо удобнее. Так вот, люди приходят, видят это и удивляются, а потом в процессе тренировок сами понимают, что нафиг не нужна эта муфта. Можно придумать тыщу гипотетических ситуаций, когда она кому-то помогла, но в реалиях я вот так совершил 300 восхождений, из них половина «пятёрки» и «шестёрки».
Много раз читал в методичках ситуации, которые происходили одна на миллион, но я уверен, что в горах спасает не перестраховка, а думание головой. В горах не бывает идентичных ситуаций. Посмотрите на горы — они каждые пять минут разные. И никогда не будет точно такой же ситуации, как была хоть день назад, хоть год назад. Поэтому я приучаю людей всегда думать — да, это сложнее и опаснее, но сразу даёт им гораздо больший гандикап перед теми, кто заучивает какие-то приёмы и потом пытается вспомнить, была такая ситуация или нет.
— Кто твои студенты?
— Это люди, которые приезжают ко мне учиться. У меня есть студенты и клиенты. Клиенты приезжают и говорят: «Заведи меня на гору», а студенты приезжают и говорят: «Научи меня». Студентов не много, потому что ко мне едут только люди, которые близки мне по духу. Меня это очень радует, мне неинтересно работать с людьми, которые приезжают за «клетками» или говорят: «В этой книжке написано так». Хочется сказать: ребята, если вы верите этой книжке, берите её и едьте. Я не учу по книжкам, я учу тому, что опробовал сам за эти 30 лет и 300 восхождений. Да, зачастую мои приёмы не совпадают с общим мнением. Но извините, по книжкам может научить любой. Вот ты можешь прочитать книжку и начать учить. А я как хожу, так и учу. Если все будут ходить так, как я — хоть я и не супер, — то это уже будет офигенно для всех.
Основная проблема людей — все хотят готовых решений и не хотят ответственности за эти решения. Поэтому наш мир так и устроен. Нам пофиг, хороший это закон или плохой, они могут нам не нравиться, главное, что и ответственности нет, это ж не мы придумали. Так и живём по этим законам и проклинаем их. Так же и в горах — все проклинают федерацию, но живут по этим правилам. Зато нам не надо думать и, если что, можно свалить на кого-то — мы тут не при чём, это они придумали. Я в этом плане всегда говорю, что это моё решение, я несу за него ответственность. Когда я беру студентов, то беру больше ответственности, чем обычный инструктор, потому что протаскиваю человека через больший риск, но это ему во благо.
— У тебя были когда-нибудь неправильные решения?
— Конечно. Ошибаются все. У меня были даже ситуации, когда ученики могли меня переспорить, и я нормально к этому отношусь. Я не считаю себя Богом. Была ситуация: пришли на гору, там организована станция. Участник один пришёл, такой скрупулёзный чувак — говорит, было бы лучше сделать вот так. Это как раз тот случай, что всегда есть два пути — я такое поощряю, чтобы они не принимали моё решение за единственную истину, а думали сами. Вот тот участник показал, что так действительно лучше — я пожал ему руку и сказал: переделывай как хочешь. Человек счастлив, я тоже, что он умеет думать в некоторых ситуациях лучше меня.
В своё время одни ребята из горных туристов приучили меня к узлу «девятка» на тонких верёвках. Раньше я не задумывался, а потом обратил внимание, что «восьмёрка» на верёвке тоньше 8 мм просто развязывается, а «девятка» нет. Так что процесс обучения непрерывный, главное, не считать себя Богом. Тогда всё очень просто. Когда люди считают себя богами, они пытаются всех перековать под себя и отучают других думать. Это опасно и неэффективно.
Байчечекей Речка, 4Б
— Что ты считаешь главным результатом сезона?
— Опыт. Для себя я давно пришёл к выводу, что хороший альпинист — это тот, кто много ходит. Я могу ходить одну и ту же «пятёрку» несколько раз, хоть все говорят: как это, надо новые ходить. Но это же не скала, где у тебя каждое движение насосано, здесь каждый раз всё по-разному. У меня есть «пятёрки», которые я ходил раз по десять и каждый раз лез по-разному, каждый раз это новый опыт. Вот правильные альпинисты не имеют права лезть один маршрут второй раз, потому что он им не зачтётся. Поэтому тратят время на то, чтобы искать что-то новое и в итоге ходят за неделю одну «пятёрку» там, где могли бы сходить 3-4. Они себя обкрадывают.
В правилах написано, что параллельные «пятёрки» засчитываются как один маршрут. На Байчечекее есть три офигенные «пятёрки», совершенно разные по стилю — но они идут как один маршрут. И вот приходит народ, лезет одну и идёт искать другие маршруты на других горах. А в результате они себя обокрали на две хороших «пятёрки», где они могли бы получить совсем другой опыт. Но в правилах же так написано, а поскольку они правильные, то вот… Мир, придуманный злыми волшебниками…
Недавно девчонка историю рассказала. Хотела с друзьями сходить на гору, а у неё кошка улетела. Она спустилась, а остальные пошли, но их осталось трое, а там одной девочке руководство закрывали, и нужно было 4 человека, правила такие. И вот они там все переругались из-за того, что руководство не зачтётся. Люди! Вокруг вас такая красота, ходите, получайте удовольствие! Нет, упираются в какие-то неестественные рамки. Это же всё придумано, завтра эта рамка какому-то начальнику не понравится, будет другая. А люди вроде с головой, а тычутся как слепые щенки в эти заборы, которых на самом деле нет. Ведь их на самом деле нет! Если ты можешь после двойки идти «пятёрку» — иди!
— А как понять, что можешь?
— Да элементарно. У меня был участник, приехал с «тройкой А» в книжке. Говорит: я ходил «пятёрки», хочу на «пятёрки». Не вопрос, пролезли с ним стандартную мою любимую «двойку», я посмотрел, как он работает — и полезли с ним на «пятёрку». Опять же, всё зависит от инструктора. Кто-то из инструкторов только записи в книжках читает, а я легко могу определить, готов человек на «пятёрку» или нет. Один маршрут двоечный-троечный — и всё видно.
— На что ты прежде всего смотришь?
— На технику, конечно. Но вообще для меня главное даже не лазание, а организация станций, точек страховки. Это очень яркий показатель. Главное всегда — надёжность. Как человек лезет, не так важно, я-то тоже не скалолаз. Мне главное, чтобы человек мог нормально страховаться, не убиться сам и не убить никого, в данном случае меня. Есть комплекс вещей, по которым сразу видно, что человек что-то ходил. Плюс если он это выучил где-то на занятиях — это тоже видно, будет уже не та работа. Тренировки на скалах и работа на реальном рельефе — совершенно разные вещи.

Об экспедиции на Пумори

— Давай про Пумори. Скажи, как руководитель — команда готова?
— Я надеюсь, что если совсем уж катаклизма природного не будет, то нашего командного опыта и уровня хватит, чтобы зайти. Я вот совершенно не контролирую процесс подготовки, все взрослые люди, но у меня так: готов — пошёл, не готов — извини. Это ж не коммерческое мероприятие, а спортивная экспедиция, это все понимают. У меня была не одна экспедиция, когда вроде все готовы, а приезжаем — и сразу видно, кто на самом деле готов. Хотеть-то можно что угодно — вот я английский язык хочу выучить и немецкий, у меня куча групп ВКонтакте, на которые я подписан, но не заглядывал ни разу. Сам себе признаюсь: чувак, ты ничего не хочешь. Если человек говорит, что хочет, но ничего не делает для этого — это декларативное желание ни о чём. Лучше ничего не декларировать, но что-то там потихоньку делать.
Я вот сейчас прилетел после сезона в горах, у меня такая тоска — так я вместо того, чтобы бухать, три раза бегал на тренировку. Два раза подвернул ногу, один раз сильно ударил, но всё равно бегаю — потому что я хочу.
— Как думаешь, после вашей экспедиции Пумори станет популярной?
— Нет. Гора становится популярной, когда её раскручивают коммерсы. Это просто маркетинг. Если коммерсам выгодно, они раскрутят любой пупырь — вот Кала-Патхар же раскрутили. Просто пупырь на гребне раскрутили как самостоятельную вершину, хотя это просто кусок гребня, оттуда даже ничего не видно.
В этом плане классика на Пумори (на самом деле там две классики, но одна посложнее, туда никогда не будут никого водить) — она для коммерсов неудобна, там надо перила провешивать каждый год. И отвлекать туда силы и средства никто не будет, потому что рядом Эверест. Если бы Пумори была в каком-то районе не рядом с Эверестом, на неё бы дубасили и дубасили. Но одно дело Айленд-пик, куда две верёвки повесил и всё, другое дело тут. Нет, популярной она не станет никогда, это гора-мечта. После того, как народ узнал, что мы туда идём, мне многие писали: «Возьмите меня туда, за любые деньги, это гора мечты!» Так что Пумори — гора мечты, и это для меня притягательно.
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Тактический план восхождения на Пумори
До гималайской экспедиции «Спорт-Марафон» осталось всего два месяца. Пока участники тренируются и проходят акклиматизацию в горах, мы приоткрываем дверь «внутренней кухни» и делимся тактическим планом восхождения на семитысячник
далее
«Ваше жизненное кредо? — Всегда!» Об участниках экспедиции на Пумори
Команда «Спорт-Марафон» идёт на Пумори! Все участники экспедиции — сотрудники нашего магазина и в хорошем смысле авантюристы. «Ваше жизненное кредо? — Всегда!», — так озвучил их внутренний девиз главный зачинщик этой авантюры Дима Павленко. Рассказываем о нашей команде
далее
«Если нечего есть, значит, надо лезть». Как провёл лето Дмитрий Павленко
«Надеюсь в этом году сбегать на Хан-Тенгри и успокоиться», — сказал наш коллега Дмитрий Павленко в начале года. И сбегал! Но не успокоился. Сбегал ещё раз, а потом пошёл на пик Победы. Обладатель двух «Золотых ледорубов» рассказывает, как выглядит идеальное лето соло-альпиниста
далее
Введение в альпинизм
Об альпинизме и его разновидностях, о том, как начать заниматься альпинизмом и куда поехать для первых восхождений, какое снаряжение понадобится на начальном этапе и многом другом рассказал Дмитрий Павленко, эксперт «Спорт-Марафон» и дважды обладатель «Золотого Ледоруба»
далее
«Я знаю только одно: на гору можно зайти!» Интервью с Виктором Бобком
Интервью с четырёхкратным восходителем на вершину Эвереста – Виктором Бобком. Об отличиях Арктики и Антарктиды, о высочайших вершинах мира, о холоде и горной болезни – и об огромном счастье восхождения, о правильном снаряжении и о силе человеческого желания
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments