с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

В горах Грузии, район п. Гудаури

От стадиона к трейлраннингу. Интервью с Артёмом Куфтырёвым

06.12.2018
— Когда ты начал заниматься бегом, сколько лет уже бегаешь?
— Меня отдали в секцию лёгкой атлетики в 8 лет, но осознанно я начал тренироваться лет с четырнадцати. Получается, бегаю уже 16 лет.
— А почему отдали именно в эту секцию? Это родительские нереализованные амбиции или просто была ближайшая секция к дому?
— В том числе и амбиции: отец у меня мастер спорта по марафонскому бегу. Он всю свою молодость посвятил подготовке к своим лучшим забегам. И хотел приобщить меня и брата к этому виду спорта. Получилось!
— Для тебя занятия были чем-то весёлым и приятным или тяжёлой работой, чтобы угодить папе?
— Сначала, конечно, было интересно. Была большая компания, тренировалось очень много народа. Но со временем люди стали куда-то пропадать. В итоге образовался костяк — человек пять, которые стали друзьями. Мы с ними последние 10 лет тренировались бок о бок. А после школы начался профессиональный спорт, когда это стало моей основной деятельностью, часто было тяжело. В какие-то моменты приходилось тренироваться из-под палки. Никогда это не была палка тренера — я сам себя заставлял. Но чаще всего это нравилось, приносило удовольствие. Особенно когда ты побеждаешь. Когда ты видишь результат — это непередаваемые эмоции. Тем более когда у тебя были сильные соперники.
С отцом после первого опыта участия пейсмейкером на Московском марафоне
С отцом после первого опыта участия пейсмейкером на Московском марафоне
— А если бы ты не побеждал на соревнованиях, желание бегать сохранилось бы? Твоей мотивацией были исключительно победы?
— Нет, победы лишь приятное дополнение. Во-первых, образовалась уже многолетняя стабильная компания, моё окружение. И не только в моём городе — соперники были по всей России, и, когда ты пересекаешься с ними раз в год на сборах и соревнованиях, всегда приятно пообщаться. Ты стремишься повторять это вновь и вновь. Ну и вообще, сам процесс, тусовка — из этого сложно выйти.
— Ты всегда бегал исключительно асфальтовые соревнования?
— Нет, я начинал как раз с дорожки, классической лёгкой атлетики, что называется track and field, с дистанции 1500 метров. Но у меня не было сильных скоростных качеств. Я бежал сильно за кандидата, но бороться за лучшие места в топе у меня не получалось. Не хватало мощности, что ли. Я всегда был худым, тощим даже, а в беге на средней дистанции всё-таки преобладают другие качества. И постепенно начал смещать свои интересы в сторону более длинных дистанций. Перешёл на 3000 метров с препятствиями — вот там уже удалось одержать большие всероссийские победы. Я был призёром молодёжного первенства России, выполнил мастера (параллельно с марафоном), участвовал в студенческом чемпионате России — в общем, там у меня уже стало получаться что-то неплохое.
Чемпионат Москвы (стипль-чез) был не многолюден
Чемпионат Москвы (стипль-чез) был не многолюден
— То есть ты сам к этому пришёл? Не тренер подсказал?
— Мы вместе. Тренер у меня — отец. Это и хорошо, и плохо, потому что все проблемы, которые возникали при подготовке, потом проецировались на быт. Но хорошее в том, что мы могли досконально анализировать всю подготовку, проблемы и успехи. Мы с ним достаточно близки.
— Отец как тренер и отец как отец — это разные личности?
— Хорошо бы, чтобы было так, но у меня получалось, что тренер всегда преобладал. Я, конечно, понимаю его амбиции — он во мне хотел воплотить какие-то свои недоработки. Тем не менее я бы никому не рекомендовал такой тандем. Всё-таки надо разграничивать. Или быть очень дисциплинированным. Но всё равно меня моя карьера устраивает вполне, было довольно интересно.
А потом я постепенно пришёл на шоссе. Когда мне было, наверное, 24 года, мы решили попробовать марафон, так как у отца был большой опыт в подготовке самого себя к марафону. Он почти весь мир объездил, много где участвовал. Но никакой практики в подготовке другого у него не было — я был таким подопытным, на котором он пытался что-то новое воплотить. И у нас довольно быстро получилось. Первый марафон я сразу почти по мастеру пробежал, попал в призы. Это было в Петербурге на «Белых ночах». А второй марафон уже по мастеру. Меня затянуло — мне нравилась подготовка, длинные быстрые бега меня всегда привлекали.
— Что для тебя бег сейчас? Есть дорожка, асфальт и есть трейл — у каждого из них разные задачи. Что-то может быть для души, для подготовки, а что и как каторга.
— Ну, во-первых, у меня за долгие годы интенсивных профессиональных тренировок, когда делали их по 13 в неделю, сформировалась привычка всегда работать на максимуме, на результат. Я не могу бегать просто так, в удовольствие, как это делают многие, кто бегает для здоровья. Мне, конечно, нравится и приятно бегать, но я не могу без жёстких тренировок — мне нужна дополнительная стимуляция, чтобы продолжать, в этом должен быть смысл. И поэтому нужны цели, старты, победы или хотя бы попытки этих побед.
Трейлраннинг я активно практикую последние два года и считаю, что это должен быть не соревновательный вид. Это вид туризма, идеальный для людей, которые любят бегать — чтобы наслаждаться природой, быть с ней наедине и находиться в любимом процессе. Я участвую в соревнованиях по трейлраннингу, но просто чтобы не понижать свою планку. Мне это нравится из-за формата: это всегда уникальные трассы, на которых можно насладиться красотой вокруг.
Стадион уже давно не практикую — это слишком профессиональная тема, там надо конкретно тренироваться. Это трудно и нудно.
Шоссе мне нравится из-за скоростей, соперничества на высоком уровне. Это довольно интересно, и там можно контролировать результаты и прогресс в результатах — всегда есть стандартные дистанции и возможность конкретно к ним готовиться. Трейлраннинг — это такая более размытая тема, всё зависит от трассы.
Фото с тренировок (во Владимире, в Тунисе, в Арабских Эмиратах)
— У тебя есть своя школа. Как ты пришёл к тому, чтобы самому стать тренером?
— Вообще, всё время, когда я был профессиональным атлетом, я постоянно отнекивался от того, чтобы становиться тренером. Но я подразумевал классического тренера в спортивной школе с тренировкой детей и взращиванием из них олимпийских чемпионов — как у нас многие к этому приходят.
Но в 28 лет, после моего лучшего результата в марафоне, я впервые серьёзно травмировался и выпал из спорта на 4-5 месяцев. В это время у меня произошла переоценка ценностей и взглядов на жизнь, на тот момент у меня и семья была уже довольно большая — надо было что-то в жизни менять. И я понял: надо потихоньку от профессионального спорта уходить и что-то закладывать на будущее.
Всё время, пока тренировался, я интересовался методикой и практикой тренировок. То есть не просто прямолинейно слушал и исполнял задания тренера, я прямо вникал в суть и старался понять что, зачем, почему и как. У меня накопился довольно большой багаж знаний, и я начал постепенно практиковать. Как раз в это время появился интерес у любителей к тому, чтобы участвовать в соревнованиях и показывать результаты. Я начал работать с отдельными людьми. Когда их стало определённое количество, появилась идея сформировать школу и привлекать людей к занятиям спортом.
Теперь у нас задача — именно популяризация спорта. У нас город небольшой, и к нам всё приходит позже, чем в Москву. Мы показываем, что это может каждый, привлекаем людей с нуля. Есть и отдельная работа на результат — для тех, кто продвинутый или уже давно хочет начать, но сразу на результат.
Авто одного из резидентов клуба Instarun
Авто одного из резидентов клуба Instarun
— Ты работаешь с людьми лично или удалённо?
— Я работаю в городе лично и удалённо по всей России.
— Когда к тебе обращаются удалённо, насколько правильно ты можешь оценить способности, грамотно составить план тренировок и отслеживать эффективность?
— Я в последнее время выработал определённый набор вопросов, которые мне позволяют оценить подготовленность спортсмена и понять, в какую сторону нам с ним двигаться. Я хочу сказать, что результативность у меня высокая. Бывает, что 1 из 10 не доходит до результата. Но подготовка — вещь довольно многогранная. Она зависит не только от методики, но и от определённых обстоятельств. Жизнь так складывается. Это не работает с профессиональными спортсменами, которые обязаны выполнять определённый план работы, а всё остальное они отводят на второй план. А здесь надо учитывать, что у людей есть основная жизнь — семья, работа, планы на отпуск. И ты уже в эту жизнь должен вставить какие-то задачи по подготовке. И всё это оказывает влияние на конечный результат.
— Школа бега — это техника бега, расписание и правильное исполнение или ещё и образ жизни в целом, включая сюда питание, своевременный сон и прочее?
— Конечно, мы даём наше видение и консультируем по тому, как это должно быть. Но профессиональных услуг в этом направлении не оказываем, потому что мы никогда себя не позиционируем с дополнительными ярлыками типа «диетологов», «физиологов» и прочих. Мы говорим, что мы в этом не профессионалы, не разбираемся и не хотим вешать лапшу на уши. Мы даём рекомендации, которые нам кажутся логичными и которых мы сами придерживаемся, но не говорим, что это обязательно правильно и вам подойдёт. Для этого существуют другие люди.
— «Мы сами» — сколько вас?
— Я — старший тренер, основатель школы, два друга, которые тоже тренируют и консультируют, и супруга — занимается маркетингом.
Интервью в местном «богемном» журнале
Интервью в местном «богемном» журнале
Чемпионат области. 10 000 м
Чемпионат области. 10 000 м
— Папа вмешивается?
— Нет, папе это изначально было не интересно. Вообще, в 90-е, когда они выступали, у профессиональных бегунов сложилось определённое отношение к любителям, немного пренебрежительное. Я сейчас говорю не про отца, а именно про то поколение. Они были профессионалами, а любителями были бывшие профессионалы, которые не успели достичь каких-то высот и продолжили бегать. При этом те любители могли быть намного сильнее нынешних, но тем не менее. И вот он [отец] как-то на волне подъёма этим движением не заинтересовался и продолжает работать с детьми.
— Супруга бегает?
— Она изначально к спорту вообще никакого отношения не имела. Как и многие, сейчас начинающие, она не любила бегать со школы, в институте терпеть не могла. Но сейчас, когда набирает обороты беговое движение, она тоже потихоньку приобщается. И даже участвовала со мной в прошлом году в забеге в Грузии — на Тбилисском полумарафоне пробежала десятку. Ей нравится. Но в силу обстоятельств времени не всегда хватает. Довольно редко, но она тренируется.
— У тебя две маленькие дочки. Они будут бегать?
— Непрофессионально точно будут, а дальше как пойдёт. Если у них будет сильная предрасположенность и талант, то это будет иметь место. Но специально заставлять и водить через силу я не буду ни в один вид спорта, потому что сам прошёл через эту школу и понимаю плюсы и минусы профессионального спорта.
Артём Куфтырёв на Кавказе с семьёй
Артём Куфтырёв на Кавказе с семьёй
— Давай поговорим про тренерскую работу. Тренер должен обладать некоторым педагогическим образованием…
— Да, хорошо бы.
— Чему ты учился и где, чтобы работать с людьми: понимать психологию, задачи, оценивать физиологию?
— Я, скажем прямо, самоучка. У меня вообще образование строительное.
— Ты строишь из себя тренера?
— Моё образование — строительное и инженерное — стоит не так далеко от строения тела и физиологии. В принципе, заменяются только термины, а физика работает везде одинаково. Поэтому, когда у меня проснулся интерес к подготовке лично себя, я начал изучать всю эту стандартную литературу, и потихоньку пазл начал складываться.
Как мне кажется, я довольно неплохо всё это сейчас понимаю. Возможно, недостаёт очень глубоких знаний в анатомии, но это всё наверстается по мере необходимости. Сейчас у меня знания намного лучше складываются в голову, чем это было в 20 лет, когда акцент был на тренировках и мне казалось, что на этом весь мир сошёлся. Конечно, хорошо, когда тренер постоянно изучает новые тенденции, методики. Идеальное образование для него, наверное, медицинское. Но таких людей у нас практически нет.
— Откуда ты черпаешь знания? Возможно, кто-то для тебя является образцом — смотришь на какого-нибудь тренера и пытаешься быть похожим?
— Мне очень импонируют зарубежные методики. Я изучал португальскую школу бега. И в частности, в своё время прочитал все статьи известного тренера Ренато Кановы, пытался по ним тренироваться и понял, что в наших условиях это вообще невозможно, просто какое-то уничтожение. Но у него есть замечательные заметки, я много для себя вынес и понял, как это спроецировать на нашу действительность. Сейчас я это практикую и добавляю что-то сам. Я постоянно учусь, прихожу к своей собственной методике, совершенствую её, модифицирую. Сейчас мои ребята тренируются значительно меньше по объёму и интенсивности, чем это было 2-3 года назад, и при этом их результаты продолжают расти.
По дороге на Тбилисский полумарафон
По дороге на Тбилисский полумарафон
В поисках новых маршрутов в окрестностях города
В поисках новых маршрутов в окрестностях города
— Ты немного отошёл от спорта, бегаешь больше для души и спокойствия. Какая у тебя сейчас мотивация для бега?
— На самом деле, во мне постоянно просыпается тот прошлый спортсмен. Хочется вернуться на шоссе и показать убойный результат, хотя бы уровень двухлетней давности. Хочется побороться с ребятами, которые продолжили карьеру, напомнить им о себе — я ещё есть, не забывайте. Но продолжаю себя сдерживать, больше времени посвящаю работе, созданию контента и созданию себя как тренера. Это работа на будущее, скажем так.
Надо амбиции усмирять, тем более дети подрастают и вообще жизнь меняется быстрыми темпами. Поэтому я сейчас больше смотрю в сторону тренера, а не бегуна. Но я стараюсь поддерживать себя на том среднем уровне, на котором выступаю последние два года, — это мне до сих пор позволяет забегать в призы и побеждать на некоторых всероссийских стартах. И не только российских — в прошлом году я был призёром Тбилисского полумарафона. Таких стартов довольно много, и мой уровень кандидата в мастера спорта, который я могу легко поддерживать пятью тренировками в неделю, позволяет мне на них ездить.
— Есть у вас дома стена почёта с несколькими десятками медалей?
— Никогда не было. Я всегда относился к этому так, с улыбкой, немножко надменно. Но год назад на день тренера, про который я не знал, ученики школы подарили мне медальницу, чтобы собрать все красивые медали, повесить, отчитаться. Хотя самые ценные медали безликие — завоёвывались на первенствах страны, на крупных соревнованиях, они все сделаны на одном заводе с цифрами «1», «2» или «3» и совершенно непрезентабельные. А сейчас красивые, индивидуальные медали, их приятно повесить на стену, они хоть как-то украшают интерьер. Но когда их очень много — это, конечно, безобразие. Поэтому надо выделять самые интересные.
— А есть старт, который запомнился больше всего, самый значимый?
— Мой приход в трейлраннинг ознаменовался участием в Golden Ring Ultra Trail. Он проходит рядом, в Суздале, это от нас всего 30 км. Я тогда ещё полноценно готовился к марафонам, были высокие задачи, вплоть до попадания на Олимпиаду. И в процессе подготовки я решил принять участие в трейле. Ну что такое для меня пробежать 30 км?
В тот момент для меня не представляло труда посмотреть новый формат. Меня это увлекло, очень понравилось — я начал искать новые старты этого формата, втянулся и участвую до сих пор. Это для меня теперь приоритет: именно поехать куда-нибудь подальше, пробежать что-то посложнее, уникальное, особенное.
Первый опыт участия в соревнованиях по трейлраннингу (Николо-Ленивец, 2013 год)
Первый опыт участия в соревнованиях по трейлраннингу (Николо-Ленивец, 2013 год)
— Хорошо, этот забег знаковый. А каким стартом ты гордишься больше всего?
— Наверное, это мой второй марафон. Я бежал его в Вене — первый для меня зарубежный старт. Я тогда занял 11-е место. Одного места не хватило до топ-10 марафона золотого уровня, это считается довольно престижным. Причём десятый был в 5 секундах от меня, и это был добежавший пейсмейкер, который, в принципе, добегать не должен. Он меня очень расстроил.
Мы приехали туда большой группой из России — были самые титулованные марафонцы нашей страны, призёры чемпионатов России. Был рекордсмен страны Алексей Соколов, Федя Шутов — ребята с высокими результатами. А я был неопытным спортсменом, no name с результатом 2:21, довольно низким для марафона. Но в тот день я всех наших обогнал, был вторым среди белых бегунов в первой двадцатке — и тогда это был значительный сдвиг в моей карьере. С самого старта была толпа чёрных ребят — кенийцы и эфиопы, убежали с невероятной скоростью, толпа белых европейцев, а потом бежал я. Результат получился ниже ожидаемого, но почему-то результат в тот день был ниже у всех. Этот марафон запомнился навсегда и был довольно тяжёлым. Я весь его пробежал в гордом одиночестве.
Марафон в Севилье, Артём в роли персонального пейсмейкера, 2018 год
Марафон в Севилье, Артём в роли персонального пейсмейкера, 2018 год
— Банальный вопрос, но тем не менее: утром или вечером?
— Лично для меня — утром намного приятнее тренироваться. Иногда натощак, но тогда я не могу делать интенсивную работу, мне приходится очень долго раскачиваться.
— А утром — это во сколько? В 5:00 встать, в 7:00 бежать?
— Я в основном был свободен в графике, потому что никогда не ходил на полноценную работу с 8:00 до 18:00. Для меня утренняя тренировка — это где-то с 9:00.
— Обращаются ли к тебе только за результатом или с вопросом о лишнем весе тоже?
— Обращаются и с лишним весом, но я не позиционирую себя как профессионала в этой области. Поэтому даю контакты тех, кто это может сделать лучше. Мне просто интереснее работать на результат. Я, конечно, могу вникнуть в эту тему, но она от меня далека по интересам.
Некоторые обращаются не только для работы на результат, а просто хотят полюбить бег, приучить себя, сформировать привычку — в этих вопросах я тоже помогаю.
—У тебя есть формула?
— Ну, это индивидуальная работа — нет одной формулы. Мы встречаемся, занимаемся. Я постоянно что-то объясняю про мир беговой тусовки, и люди постепенно вовлекаются. При этом я с ними тренируюсь, рассказываю, что делается и зачем. Это больше даже просветительская работа, чем тренировочная. Иногда у людей даже появляются другие амбиции по направлению к результату по преодолению дистанции или какого-то конкретного старта.
— Спасибо, Артём. До встречи на стартах.
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Как выбрать кроссовки для бега по асфальту
Рассказываем об особенностях выбора кроссовок для бега по асфальту для бегунов различного уровня подготовки. От того, насколько правильно вы подберёте пару, зависит комфорт вашего бега, здоровье ног и долговечность кроссовок
далее
Как бегать в жару?
Большинство людей, не причастных бегу скажет «в жару вообще бегать нельзя!». А мы возьмем на себя ответственность не согласиться с этим утверждением. В жару бегать нужно, но только с умом, чтобы это было не во вред, а на пользу. Вот несколько простых советов, которые помогут вам справиться с жарой во время нагрузок
далее
Бег зимой: лайфхаки и рекомендации
Как тренироваться на холоде и не заболеть? Эти вопросом задаются многие бегуны. Мы собрали множество полезных советов от опытных спортсменов, не прекращающих свои тренировки даже в морозы
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments