0

«Каякинг — один из лучших способов путешествовать». Интервью с Антоном Свешниковым

29.04.2019
Есть среди нас люди, у которых, кажется, по 48 часов в сутках и по 24 месяца в году, так много они успевают делать, столько мест посетить. Среди таких и Антон Свешников, каякер, путешественник, гид и много кто ещё. Мы дружим с ним не первый год, Антон был одним из первых авторов нашего блога. Сегодня мы рады представить его как нового амбассадора Спорт-Марафон. И даже если вы не увлекаетесь водными видами спорта, рекомендуем прочитать это интервью, чтобы хоть чуточку заразиться энергетикой этого удивительного парня.
— Антон, сколько тебя помню, у тебя всегда одновременно в работе несколько проектов. Среди прочих небольшое туристическое агентство. Оно и сейчас работает? Расскажи, чем ты сейчас занимаешься?
— Именно так. Проект Ticket2Ride я начал ещё в 2011 году — это мои собственные туры. В основном в Азию, в Индийские Гималаи. Это может быть каякинг, может быть треккинг, рафтинг, достопримечательности — да что угодно. Но в основном, конечно, каякинг.
— Какие ещё проекты?
— У нас с друзьями есть команда, которая называется WW-School. Мы путешествуем для себя, чтобы разведывать новые регионы для каякинга, сплавляться так, чтобы было ого-го: сложно, интересно и страшно. А в перерывах между этим мы с друзьями также организовываем туры, например, в Норвегию.
И ещё один мой проект: курсы безопасности для людей, которые занимаются сплавом по бурной воде, — это каякеры, водные туристы, рафтеры и все прочие водоплавающие. Курсы эти я провожу здесь, в России, мотаюсь по стране, и практически каждые выходные этим летом я буду делать что-то такое.
— Сколько лет ты потратил на обучение всему этому?
— Если считать с самого начала, то я начал свою безумную карьеру в водном туризме, когда мне было пять лет. Мои родители посадили меня в байдарку, как практически половину всех советских детей.
— Я имела в виду обучение безопасности на воде, но давай тогда, с чего ты начал?
— Начал я с того, что родители посадили меня в байдарку на речке Селижаровке, что в Тверской области. И с тех пор мой хрупкий умишко был повреждён сплавом по бурной или не очень воде. И мой путь в каякинг довольно стандартный. Когда я был маленьким, сплавлялся с родителями на байдарках, потом, в 14 лет, присоединился к турклубу в Долгопрудном, и мы стали сплавляться на катамаранах. Этим я занимался достаточно долго. Когда мне было 23, я ушёл в каякинг.
Относительно недавно освоил коммерческий рафтинг — работу гидом. В 2015 году прошёл курсы Международной федерации рафтинга и стал одним из первых в нашей стране сертифицированных рафт-гидов. Ещё через два года я стал инструктором Международной федерации рафтинга, то есть тем человеком, который может вести такие курсы в России и сертифицировать гидов.
— Насколько это востребовано в России? Классический водный туризм у нас всегда процветал, но каякинг — это что-то более узкое…
— Ситуация со сплавом в России очень интересная. Водный туризм у нас развивался своим собственным эндемичным путём до того момента, пока в середине 90-х годов прошлого века к нам с Запада не пришёл каякинг. До того у нас всё делалось немного по-своему. У этого были свои плюсы, но и безусловные минусы. Но советская система в 90-х годах ввиду отсутствия финансирования и господдержки начала потихоньку отмирать. Это привело к тому, что ситуация с безопасностью на сплаве в нашей стране находится в плачевном состоянии, с ней всё плохо. Люди просто не знают, как сплавляться безопасно. Это относится как к коммерческому сплаву, так и к самодеятельному водному туризму. Я заметил это очень давно, когда мне было 20 лет и я сплавлялся на катамаранах. Ещё тогда я думал, что с этим можно сделать. И я нашёл решение. На Западе уже очень много лет существуют обкатанные, миллион раз опробованные программы подготовки гидов и спасателей на бурной воде. И я решил принести всю эту штуку в Россию.
Существует несколько организаций, которые всем этим занимаются. Например, Международная федерация рафтинга обучает гидов и сейфети-каякеров для коммерческого рафтинга. Организация Rescue 3 проводит огромное количество курсов под разные задачи. Например, они учат полицейских, парамедиков и пожарных спасению на бурной воде на случай наводнения. Также они учат каякеров, гидов, людей, которые работают в потенциальной зоне наводнения, сотрудников гидроэлектростанций. В общем, тех, кто имеет дело с бурной водой.
Сейфети-каякер — человек, обеспечивающий страховку участников сплава. Ответственный за безопасность. Как правило, работа сейфети заключается в вылавливании расплывающихся по реке клиентов и доставке их на берег или обратно на рафт.
Я решил всё это объединить в одно и сделать что-то своё на основе этих программ, добавив туда российской специфики. И в прошлом году я запустил курсы безопасности на бурной воде White Water Safety School, и они оказались очень популярными. У нас, наконец, созрел запрос на то, чтобы сплавляться безопасно, и люди наконец-то поняли, что, для того чтобы сплавляться безопасно, нужно учиться, практиковаться и пробовать, а не просто надеть жилет — хотя это уже многое — или посмотреть видео или почитать статью в интернете и решить, что ты после этого всё знаешь. В общем, востребованность колоссальная.
Курсы WW Safety School — практическое обучение безопасности на сплаве
Курсы WW Safety School — практическое обучение безопасности на сплаве
— Хватает тебе времени, чтобы открывать новые регионы?
— Времени, безусловно, стало меньше, но его по-прежнему хватает. Регион, который мы недавно, действительно, открыли для российского каяк-сообщества — это Мегхалая, штат на северо-востоке Индии. Если вы хорошо учили географию в школе, то вы, наверное, слышали это название, потому что это самое влажное место на планете, за год там выпадает 13 тысяч миллиметров осадков, с пятиэтажный дом примерно. Никто из русских до этого там не был. Мы с парнями из WW-School съездили туда, проехали кучу рек, написали несколько статей в разные журналы и сайты. Мы открыли что-то стопроцентно новое и отлично там покатались.
— А что с пешими путешествиями? Я помню, ты любил Непал и Норвегию. Какие у тебя новые горизонты? Куда ты водишь людей и куда ты хочешь пойти сам?
— Да, я по-прежнему организовываю путешествия в Гималаи, но сейчас я переместил свою деятельность из Непала в Индию. Потому что Непал слишком перегружен туристами и стал достаточно дорог. Я открыл для себя Индийские Гималаи, потому что там всё гораздо более дико и уединённо. Но это такие же Гималаи, они так же прекрасны. По внешнему виду семитысячник от восьмитысячника отличить сложно и мерить никто не будет.
В Индии много интересных мест, интересных штатов, которые кардинально отличаются друг от друга. Например, Ладакх так же похож на Химачал-Прадеш, как Эквадор на США, — всё разное, кроме валюты. Побывать в нескольких регионах Индийских Гималаев — это как посетить несколько разных планет.
Перевал Larkya La, 5014 метров — самая высокая точка трека вокруг Манаслу, Непал
Перевал Larkya La, 5014 метров — самая высокая точка трека вокруг Манаслу, Непал
— Если ты выбираешь новый объект, как ты его изучаешь? Нужно достаточно хорошо погрузиться в тему, чтобы водить туда людей.
— Да, безусловно. Сначала я путешествую для себя. Я еду туда один либо с командой своих друзей и начинаю исследовать место, обзаводиться полезными контактами и погружаться в процесс. Так было практически со всеми регионами, куда я вожу свои туры. К тому моменту, когда я приведу туда участников своих путешествий, я обычно уже очень хорошо осведомлён о регионе.
— На сколько тебя хватит, прежде чем станет скучно?
— Всё зависит от региона. Непал — страна маленькая, и, несмотря на то что там живёт около 20 разных народностей, говорящих на разных языках, меня хватило на 14 сезонов. Потом надоело немного. Индия — страна гораздо более большая, более разная. Я никогда не загадываю, надоест — сменю страну.
— Что насчёт другого материка?
— Одно из любимых моих мест, в котором я побывал дважды, проведя там первый раз полтора месяца, второй — два с половиной, — это Чили. Южная Америка украла моё сердце, это очень, очень и очень интересный регион. Я занимался там каякингом в первую очередь, но там есть удивительные возможности для всего на свете, и я очень хочу туда вернуться.
«Марсианские» пейзажи каньона реки Занскар, Ладакх
«Марсианские» пейзажи каньона реки Занскар, Ладакх
— Сколько у тебя месяцев в году, что ты всё успеваешь?
— На самом деле недостаточно. Последнее время хочется чуть побольше.
— На что тебе не хватает времени?
— Много на что. Сейчас мне не хватает времени зимой, потому что последний сезон я провёл в Лапландии, работая арктическим гидом, организуя снегоходное сафари. Но в то же время мне очень хочется побывать в Чили, а туда нужно ехать с ноября по январь. Мне будет очень сложно в предстоящем сезоне разорваться между путешествиями в Южную Америку и работой в Лапландии.
— Ты придумал очередной проект, про который сейчас промолчал, — это снегоходинг. Как это получилось? Каяк и снегоход — совершенно разные объекты.
— Это не то чтобы проект, который я придумал. Просто решил, что раз уж в нашей северной стране полгода зима, то неплохо бы её использовать для приключенческого туризма. И чтобы набрать опыт в этом деле, я решил поработать в Лапландии в компании, которая уже много лет этим занимается, — чтобы перенять передовой опыт и попытаться перетащить его сюда. Как это связано с каякингом? Да очень просто: всё связано через людей. Если ты хороший гид, то совершенно неважно, чем ты занимаешься, будь это рафтинг, треккинг, каякинг или снегоходинг. Потому что работа гидом — это в первую очередь работа с людьми, а уже потом со снегоходами, рафтами, каяками и прочим.
Человек, который сертифицировал меня как рафт-гида от Международной федерации рафтинга, уже много лет работает в северной Финляндии. Он сказал мне: «У тебя получается неплохо, тебе нужно зимой поработать в Лапландии». Так всё и вышло. Так получилось, что треть моих коллег в Лапландии — это каякеры и рафт-гиды.
— Этой зимой можно ждать от тебя программу по снегоходингу? Потом мы ждём от тебя новых программ пешего туризма в Индийских Гималаях, летом — курсы. Мне кажется, тебе нужны помощники.
— Да, я задумывался об этом. Пора франшизу продавать.
— Ты не планируешь организовать какую-нибудь школу водных гидов?
— Свою собственную школу, наверное, нет. Поскольку я инструктор Международной федерации рафтинга, я буду учить гидов в России по их программе и их стандартам.
— Сегодня водный туризм — это удел рядового россиянина или, скорее, увлечение для богатых?
— Одна из лучших черт активности на бурной воде заключается в том, что это достаточно демократичная штука. Ты можешь выбрать уровень сложности, регион, степень погружения, и ты можешь выбрать количество потраченных на это денег. Если, например, входной билет в каякинг стоит достаточно дорого, потому что там достаточно дорогое снаряжение, то входной билет в водный туризм в разы дешевле. Коммерческий рафтинг попробовать, мне кажется, по средствам практически любому россиянину.
Вот так сдают экзамен на звание рафт-гида. Участники курса создают учебную аварийную ситуацию, а задача претендента — сделать так, чтобы все вышли из неё целыми, невредимыми и довольными
Вот так сдают экзамен на звание рафт-гида. Участники курса создают учебную аварийную ситуацию, а задача претендента — сделать так, чтобы все вышли из неё целыми, невредимыми и довольными
— А как у нас с прокатами? Если я не знаю, буду ли продолжать, но попробовать хочется?
— Прокаты есть, всё есть, было бы желание. Всё решаемо.
— Какие самые популярные регионы в России, где можно попробовать себя в водном туризме?
— Безусловно, лучший регион в России для любого вида активности на бурной воде — это Алтай. Сочетание климата, инфраструктуры и white water-контента делает его самым лучшим.
Статья Статья по теме
  1. 1Путешествие по Алтаю
— А что касается более спортивных мероприятий для искушённых людей?
— На Алтае можно найти реку любой категории сложности от 0 до 6++, было бы желание. Но в нашей стране много мест, где ты можешь оказаться посреди ничего, in the middle of nowhere. Наша страна славится дикостью, оторванностью от цивилизации. Если вы хотите по-настоящему дикий маршрут, без мобильной связи, жилья вокруг, дорог, троп и всего остального, то Россия предоставляет огромный ассортимент таких мест. Прибайкалье, Забайкалье, Камчатка, да что угодно. Огромный простор для путешественников-социопатов.
— Остались ли в России какие-то точки, которые ты ещё не изведал?
— Да, безусловно, остались. Всё-таки наша страна — это шестая часть суши и одно из немногих мест, которое по-прежнему можно назвать экзотическим даже для нас самих — жителей России. Что мне нравится в нашей стране — это то, что она очень разная. Например, Дагестан и Якутия — это две разные планеты. И белых пятен на карте нашей родины полно. Я думаю, мы последнее или предпоследнее поколение, которое по-прежнему может открыть что-то абсолютно новое и побывать там, где ещё никто не был. В России ещё остались такие места, и мы можем гордиться тем, что в путешествиях открываем что-то по-настоящему новое.
— Наверняка в копилке твоих увлечений есть ещё какие-то виды активности? Что ты ещё умеешь?
— Если речь идёт об активностях, то в какой-то момент мне пришлось выбирать между сноубордингом и каякингом, потому что ни времени, ни денег не хватало на то и другое. Я выбрал каякинг. Поэтому сноубординг ушёл куда-то на второй-третий план, доску я продал.
Я решил попробовать альпинизм, мы взошли на Эльбрус, и я решил, что это слишком тяжело и скучно для меня. Не знаю даже, что больше повлияло — тяжело или скучно. Но тем не менее галочку в списке я поставил. Скорее даже крестик, потому что больше не хочется.
Мне нравится бэкпэкинг: просто путешествовать с рюкзаком по каким-то новым необычным интересным местам, общаться с интересными людьми, нравится посещать новые страны и новые регионы. Обычно всё это сопряжено с каякингом, потому что каякинг — один из лучших способов путешествовать.
Водопад Koosha Falls, Северо-Западное побережье США
Водопад Koosha Falls, Северо-Западное побережье США
— Кто ты по образованию?
— О, это очень хороший вопрос. Я отучился в Институте печати, моя специальность — книговед, специалист книжной торговли. Только, пожалуйста, не спрашивайте меня, что это значит, потому что за пять лет обучения я этого так и не понял. Казалось бы, какая связь между книговедением и каякингом, а оказалось, что она есть. Со времён, когда я учился, у меня была мечта — написать книгу. И вот я совместил-таки книговедение и каякинг, два года назад издав путеводитель «Бурные реки Алтая».
— Будет ли новая книга?
— Я практически распродал весь тираж «Бурных рек» и подумываю о втором издании, потому что за эти два года было пройдено некоторое количество новых рек, новых секций.
— А гид по новому региону?
— Я уже пишу новую книгу. Это будет не гайд. Это будет книга о безопасности на бурной воде.
— Антон, я рада, что ты теперь с нами в одной команде! Удачи тебе в новых начинаниях!
Фото: Елена Вострикова, Ирина Медуняк, Александр Шлыков, Andrea Clarkson-King, Clara Bouedo, Varg
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2019 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме

В рассылке блога мы рассказываем о новых коллекциях
, интересных товарах
и людях
Осталось заполнить:
Если у вас есть вопросы или пожелания по блогу, пишите их нам, мы постараемся учесть.
Если вы в теме и умеете грамотно работать с текстом - у нас есть интересная работа.
Напишите нам, о чём бы вы хотели прочитать в нашем блоге.
Заметили ошибку? Выделите текст ошибки, нажмите Ctrl+Enter, отправьте форму. Мы постараемся исправить ее.