0

Путешествие в Вануату. Как авантюра геолога стала экспедицией на край света

В октябре 2019 года команда «Спорт-Марафон» отправилась в удивительную экспедицию на другой край земли, чтобы спуститься в действующий вулкан. О том, как это было в нашем подробном материале от первого лица.

Команда. «Главное в экспедиции — это люди»

Владимир Глинкин, SMM-менеджер
Сама идея поехать в центр Тихого океана казалась фантастикой. С момента рождения идеи до старта экспедиции прошло полгода, но осознание всего пришло только после возвращения в Москву.
Во время подготовки к поездке мы разделили зоны ответственности. Я отвечал в том числе за взаимодействие с людьми, поэтому о людях и расскажу. Начну с нашей команды.
Знакомьтесь:

Вячеслав Кузнецов

Он же «кэп», он же «профессор» — руководитель экспедиции. Именно он заразил нас идеей путешествия и постоянно рассказывал нам кучу интересностей: о флоре и фауне, вулканах и геологии. Мы шутили, что, когда приедем на остров, Слава достанет пробковый шлем и отправится искать гигантский алмаз.
Гид Джон рисует маршрут на вулкан
Гид Джон рисует маршрут на вулкан © Ренат Бикулов
На подъёме на вулкан Бенбоу
На подъёме на вулкан Бенбоу © Ренат Бикулов

Аслан Заврумов

Наш видеограф, который умеет летать на дроне в самый отчаянный и лютый дождь. Пожалуй, ему было тяжелее всех, потому что его рюкзак был килограммов на двадцать тяжелее наших из-за техники. Аслан — самый искренний и располагающий к себе человек, которого я когда-либо видел. Проходит каких-то десять минут, а он уже обнимается с русскими яхтсменами. Только отвернулся, и слышишь детский смех — это Аслан щекочет ребёнка, а тот так и заливается.
Аслан в лавовых лабиринтах на подходах к вулкану Бенбоу
Аслан пилотирует дрон © Ренат Бикулов
Вулкан Марум © Вячеслав Кузнецов
У обрыва вулкана Марум © Ренат Бикулов

Ренат Бикулов

По образованию он переводчик с испанского и уже успел помотаться по миру: жил в Камбодже, а после экспедиции полетел в Непал. Задача Рената — техническое оснащение всех нас и спуск в кратер вулкана. А ещё именно он взял на остров переносную колонку и не давал нам скучать.

О своём главном увлечении Ренат сам рассказал в статье о роупджампинге.

Ренат ушёл в самоволку в джунгли Фиджи © Ренат Бикулов

Дина Рыманова

Походник со стажем и спелеолог. Мы называем её Дина-«машина»: она бегает ультратрейлы, участвует в ММБ и вообще поддерживает любую жесть — для неё это вызов и возможность испытать себя. Мы чуть ли не дрались с ней за привилегию нести бухту верёвки. Дина — самый рассудительный и пунктуальный человек из команды, а стоит только подумать о том, что тебе нужна зажигалка или фонарик, и они тут как тут. А ещё, чего уж скрывать, мы все время от времени использовали ругательства — а вот Дина ни разу!

А ещё Дина очень скромная — например, участие в 100-километровых ультратрейлах считает чем-то обыденным. Зато удалось вытащить у неё подробности зимнего восхождения на Казбек.

Дина на фоне двух вулканов — Марум и Бенбоу © Ренат Бикулов
Дина Рыманова © Ренат Бикулов
Дина Рыманова © Ренат Бикулов
Местные жители очень гостеприимно встречают всех туристов, вручая милые сувениры © Ренат Бикулов
Дина Рыманова © Ренат Бикулов
Дина Рыманова © Ренат Бикулов

Дарья Киселёва

По образованию Даша — психолог, смотрит в глаза и видит всю душу. А ещё любит снег и знает о пухляке всё. Даша очень позитивный и решительный человек. Именно она нашла самые крутые и комфортабельные отели на пути к острову. Именно она позаботилась о нашем питании: все сублиматы были упакованы и сбалансированы для каждого из нас. Например, я не ем мясо, но всегда был сыт. Даша — one love.
Затерянный мир острова Амбрим. Подъём на вулкан Бенбоу
Затерянный мир острова Амбрим. Подъём на вулкан Бенбоу © Ренат Бикулов
Буквально через минуту новый друг Дарьи залез на пальму и срубил для ребят кокос
Буквально через минуту новый друг Дарьи залез на пальму и срубил для ребят кокос © Ренат Бикулов
Даша за рулём
Даша за рулём © Дарья Киселёва

Владимир Глинкин

Ну и наконец, я, Владимир Глинкин. С самой первой встречи нашей группы я прослыл живчиком и болтуном, иногда даже приходилось сдерживать себя, чтобы хоть на минуту замолчать.
Резюмируя достоинства участников нашей группы, не устану повторять, как важно путешествовать с проверенными и позитивными людьми. Даже самая дикая ситуация с позиции юмора выглядит иначе. Мне повезло!
«Приём-приём!» — «Движемся дальше, как понял?»
«Приём-приём!» — «Движемся дальше, как понял?» © Ренат Бикулов
Промежуточная станция на спуске в кратер вулкана Бенбоу. Володя Глинкин следит за спуском остальной группы
Промежуточная станция на спуске в кратер вулкана Бенбоу. Володя Глинкин следит за спуском остальной группы © Ренат Бикулов
Вокруг острова в кузове пикапа
Вокруг острова в кузове пикапа © Ренат Бикулов
Володя готовит каву — любимый местный алкогольный напиток. Честь пробовать её, правда, выпадет Ренату ) © Ренат Бикулов
О людях, которых мы встречали на островах и по пути к ним, расскажу дальше. А сейчас кэп представит других, не менее важных героев экспедиции — вулканы архипелага Новые Гебриды.

Вулканы. «Мы оставили следы там, где никто не ходил»

Вячеслав Кузнецов, геолог, вулканолог, альпинист
Республика Вануату — это 83 острова архипелага Новые Гебриды, который находится в Южном полушарии. Геологи называют эти маленькие кусочки суши в Тихом океане Новогебридская островная вулканическая дуга. Один из островов — Амбрим — известен вулканами Марум и Бенбоу, которые долго проявляли активность с образованием лавовых озёр в кратерах. В мире таких вулканов единицы.
Республика Вануату
Республика Вануату
Остров Амбрим
Остров Амбрим
Кратеры вулканов Бенбоу и Марум
Кратеры вулканов Бенбоу и Марум
Про этот остров я знал давно. И вот мы стоим на краю жерла вулкана, на самом краю света, в центре острова Амбрим, — это были непередаваемые ощущения восторга.
Лавовых озёр в кратерах сейчас нет. Два года назад произошло извержение, стенки кратеров обрушились, а лава опустилась вниз, и её не видно. Зато видно облака вулканических газов, вырывающихся из фумарол — трещин в толще вулкана.
На краю кратера вулкана Марум. Думаем, как спуститься вниз
На краю кратера вулкана Марум. Думаем, как спуститься вниз © Вячеслав Кузнецов
Фумарольная активность в небольшом кратере (Niri Mbwelesu) около вулкана Марум. Из трещин на склонах вырываются горячие вулканические газы
Фумарольная активность в небольшом кратере (Niri Mbwelesu) около вулкана Марум. Из трещин на склонах вырываются горячие вулканические газы © Ренат Бикулов

Остров Амбрим

С геологической точки зрения Амбрим — это огромный щитовой вулкан размером 30 на 45 километров. Около двух тысяч лет назад произошло катастрофическое извержение, и центральная часть вулкана по кольцевым разломам осела в опустевшую магматическую камеру. Так образовалась 12-километровая кальдера острова Амбрим — огромная котловина, возникшая в результате провала кратера вулкана.
Вулканическая активность не утихла, и в центре выросли два новых вторичных вулкана — Бенбоу и Марум. Они засыпали пеплом всю местность вокруг, тем самым сделав дно кальдеры идеальной ровной территорией.
Вид с вулкана Марум на северную часть древней кальдеры, поросшей тропическим лесом
Вид с вулкана Марум на северную часть древней кальдеры, поросшей тропическим лесом © Вячеслав Кузнецов
© Вячеслав Кузнецов
В декабре 2018 года на южном склоне Марума образовалась трещина, из которой изливались небольшие лавовые потоки. А из паразитического кратера — побочного конуса на склоне — вылетали вулканические бомбы, которые оставили воронки диаметром до двух метров.
Володя Глинкин в воронке от падения вулканической бомбы
Володя Глинкин в воронке от падения вулканической бомбы © Вячеслав Кузнецов
Кислотное озеро под склоном вулкана Марум
Кислотное озеро под склоном вулкана Марум © Ренат Бикулов
Чтобы добраться до вулканов, мы прошли пешком с рюкзаками через густой тропический лес по маленьким тропам и руслам ручьёв, поднялись на край древней кальдеры.

Вулкан Бенбоу

Первым вулканом, который мы исследовали, был Бенбоу высотой 1150 метров. Название ему дал в XVIII веке капитан Джеймс Кук в честь английского адмирала Джона Бенбоу. Примерно раз в столетие вулкан извергается с катастрофической силой, например, в 1913 году населению Амбрима пришлось эвакуироваться на соседний остров. Сейчас аборигены живут в постоянной опасности, и в общественных местах развешены плакаты, которые подсказывают, как вести себя при пробуждении вулкана.
Кратер вулкана Бенбоу представляет собой огромную чашу размером 1х1,5 километра и глубиной около 500 метров. С помощью альпинистского снаряжения и трёхсот метров верёвки нам удалось проникнуть на первую площадку внутри кратера. Под ногами были мощные отложения вулканического пепла, которые накопились в ходе многочисленных извержений. Наша команда оставила следы там, где никто до нас не ходил, это очень впечатлило и было похоже на высадку на поверхность другой планеты.
Вода, стекающая со стенок кратера, промыла каньон глубиной несколько десятков метров в большом уступе внутри вулкана. Здесь хорошо видно его слоистое строение. Такие вулканы называют стратовулканами — «стратос» на латыни означает «слой». Стратовулкан образуется в результате множества извержений, когда из одного жерла выбрасывается и лава, и пирокластический материал — обломочные вулканические породы.
Внутри чувствовалось идущее снизу тепло, а из трещин обильно выделялись вулканические газы. Мы предусмотрительно взяли из Москвы противогазы с фильтрами для защиты от кислотных испарений, но в этот день дул сильный ветер и хорошо «проветривал» кратер, так что противогазы нам не понадобились.
Колоссальных размеров расщелина в кратере вулкана Бенбоу появилась меньше года назад
Колоссальных размеров расщелина в кратере вулкана Бенбоу появилась меньше года назад © Вячеслав Кузнецов
Уступ внутри кратера Бенбоу с промытым в отложениях пепла каньоном. Здесь хорошо видно слоистое
Уступ внутри кратера Бенбоу с промытым в отложениях пепла каньоном. Здесь хорошо видно слоистое строение вулканической постройки © Вячеслав Кузнецов
Вулканические рисунки. Вулкан Марум
Вулканические рисунки. Вулкан Марум © Вячеслав Кузнецов

Вулкан Марум

Западный край кратера вулкана Марум является самой высокой точкой острова, около 1300 метров над уровнем моря. Он находится недалеко от Бенбоу, но, чтобы попасть сюда, пришлось переправиться на моторной лодке на север острова.
Здесь мы смогли найти пологий склон на внутренней стенке кратера и спуститься на первый уступ без верёвки. На самом дне кратера, там, где два года назад кипело озеро лавы, была ровная площадка. Обрушение вышележащих пород засыпало жерло, и сейчас со дна вырывались струи горячего газа — образовалось фумарольное поле.
Мы гуляли в тумане под моросящим дождём по уникальному ландшафту. Кратер, как огромная чаша, собирает всю дождевую воду, которая размывает многометровые слои вулканогенно-осадочных пород, образуя причудливые каньоны внутри вулкана. На чёрном пепле отпечатки наших ботинок были первыми, и мы нигде не видели других следов присутствия человека.
Панорама кратера вулкана Марум. В левой части два года назад кипело озеро лавы
Панорама кратера вулкана Марум. В левой части два года назад кипело озеро лавы © Вячеслав Кузнецов
В конце лабиринта вулкана Марум. Впереди туман и пропасть
В конце лабиринта вулкана Марум. Впереди туман и пропасть © Аслан Заврумов

Вулкан Ясур

Все острова архипелага Новые Гебриды имеют вулканическое происхождение. Особо примечателен один из южных островов — Танна, где находится вулкан Ясур, который извергается уже несколько сотен лет подряд. Мы хотели увидеть это чудо света, поэтому после острова Амбрим сели на легкомоторный самолёт и полетели на остров Танна.
Ясур возвышается над уровнем моря всего на 360 метров, причём кратер имеет диаметр 400 метров. Этот вулкан — одна из главных достопримечательностей Республики Вануату, он активно посещается туристами. Рядом есть несколько лоджей, где можно провести ночь под звуки взрывов в кратере, которые повторяются с периодичностью 5-10 минут.
До подножия вулкана мы добрались на машине и ещё 15 минут поднимались на край кратера. Солнце ещё не взошло, и мы наблюдали извержение вулкана в темноте южной ночи.
Извержение вулкана Ясур
Извержение вулкана Ясур © Вячеслав Кузнецов
Вязкая магма содержит большое количество газа, который периодически вырывался на поверхность, со взрывом выбрасывая очередную порцию лавы из жерла. Мы стояли на краю кратера, и каждый взрыв ощутимо толкал в грудь ударной волной. Сильный ветер нёс сернистые газы и пепел, который забивал глаза и нос. Этот фантастический вулкан легкодоступен и безопасен для туристов, правда, и находится на краю света. Чтобы попасть на остров Танна из Москвы, нам пришлось совершить пять перелётов общей продолжительностью 25 часов. Но оно стоило того!
О технических подробностях экспедиции и снаряжении, которое нам понадобилось для спуска в кратеры, расскажет Ренат.

Техническая часть. «Весь остров — это как бы вулкан в вулкане в вулкане»

Ренат Бикулов, консультант отдела «Альпинистское снаряжение», альпинист, роупджампер, скалолаз, слэклайнер
Итак, нам предстояло отправиться в дальние дали — небольшое островное государство Вануату. В мои задачи входила подготовка снаряжения и организация спуска команды в кратеры двух вулканов острова Амбрим — Бенбоу и Марум.

Предположения

С чего же начать? Это не пещера и не альпинистский маршрут со схемами и описаниями. Где черпать информацию, с кем консультироваться?
Мы собирали всевозможные фотографии, видео и описания места назначения. Сайты, блоги, отчёты вулканологов, геологов, путешественников, видеоаэросъёмки вулканов. По мере того как складывалось впечатление о вулканах, приходило и понимание необходимого снаряжения, которое ещё нужно было довезти пятью рейсами до острова в сохранности, уместив в багажные нормативы и наши силовые возможности.
Добравшись до Амбрима, мы должны были встретиться с проводниками, выведать актуальное состояние вулканов, перебрать снаряжение, взять запас еды и воды и отправиться через тропический лес к центру острова, где находятся вулканы. В их кратеры нам и нужно было попасть.
Если с попаданием на края кратеров обоих вулканов всё было более-менее ясно, а вопросы с поиском воды и топлива для базового лагеря имели варианты развития, то спуск в сами кратеры грозился стать чистой импровизацией. Дело в том, что из-за постоянной вулканической и сейсмической активности рельеф вулканов постоянно меняется. Происходят землетрясения с извержениями, склоны осыпаются, появляются новые разломы. Особенно сильные изменения претерпел вулкан Бенбоу после декабрьского извержения 2018 года, когда лава фонтанировала на внешнем кольце.
Первый очевидец и автор этого видео — Джон, золотой человек, приютивший нас в своём доме и организовавший весь наш быт и заброски на острове.
После этого извержения исчезли лавовые озёра внутри самих вулканов и сильно изменился рельеф. Но актуальных фотографий для оценки сложности спуска найти не удалось. Поэтому ориентироваться приходилось на старые описания и фото и видео склонов. Онлайн-переписка с Джоном была настолько редкой и лаконичной, что получить от него информацию о состоянии вулканов также не представлялось возможным.
Рельеф кратера Niri Mbwelesu
Рельеф кратера Niri Mbwelesu
Соотнеся немногочисленные отчёты и спутниковые снимки, определили высоту от края кратера вулкана Бенбоу до первого выполаживания в 200+ метров. Уклон небольшой. Со вторым вулканом — Марум — было сложнее. Его склоны преимущественно вертикальные, технический опыт членов команды неравный, снаряжения много, поэтому спуск выглядел сомнительным. Всё-таки у нас исследовательская, а не спелеоэкспедиция. Поэтому решение о спуске в кратер вулкана Марум оставили до прибытия и оценки состояния склонов на месте.
В силу предыдущего опыта общения с вулканами меня очень волновала вероятность расплавления верёвки об агрессивную вулканическую поверхность.
В 2014-м мне довелось вздремнуть на вершине вулкана Тейде, высшей точки испанского острова Тенерифе на Канарах. В погоне за прекрасным рассветом я настолько заблаговременно вышел на восхождение, что пришлось коротать время до восхода солнца, досыпая на тёплой поверхности вулкана. Всё бы ничего, но, поднявшись с земли, обнаружил отпечатанные останки куртки, расплавленной на земле. То-то я думал — припекает спинку.
Похоже, наши предшественники с такой проблемой не столкнулись. В хрониках большой австралийской экспедиции времён пика активности вулканов было видно, что используют они стандартные двойные верёвки (основная спусковая, вторая страховочная) и бесстрашно устилают ими склоны. Другое дело, что такое количество верёвки и её толщина явно не укладывались в наши весовые рамки…
Особняком стоял вопрос качества местного воздуха и его влияния на снаряжение. В одном из материалов демонстрировалась напрочь «убитая» палатка, по описаниям авторов продержавшаяся на краю вулкана в условиях кислотных дождей и ветров всего несколько дней.
В одном из материалов демонстрировалась напрочь «убитая» палатка, по описаниям авторов продержавшаяся на краю вулкана в условиях кислотных дождей и ветров всего несколько дней
В одном из материалов демонстрировалась напрочь «убитая» палатка, по описаниям авторов продержавшаяся на краю вулкана в условиях кислотных дождей и ветров всего несколько дней. Источник фото: www.stormchaser.ca
В общем, вопросов без ответов было немало. На то у нас и исследовательская экспедиция.

Снаряжение

Вводные данные: 6 человек, 5 перелётов, 23 кг багажа плюс ручная кладь на каждого.
Всё спусковое снаряжение процеживалось через весовое сито, ведь это ещё предстояло довезти и донести до вулкана. А ещё палатки, спальники, коврики, горелки, фильтры, фототехника и многое другое.
Конечно же, встал вопрос выбора диаметра и количества верёвки. Вариант с приобретением её на месте был настолько рискован, насколько и не осуществим. Учитывая неопределённость рельефа и неравный опыт членов команды, хотелось соблюсти баланс безопасности и экономии веса. Поэтому взяли 4 бухты по 100 метров диаметром 8 мм. Такой диаметр вполне достаточный с точки зрения запаса прочности и удобства работы со спусковыми устройствами типа «стакан» и «восьмёрка» на не очень крутом рельефе. Бухты же разделены в такой пропорции для простоты транспортировки и разделения перил на склоне для ускорения движения.
Также было два варианта навески перил, в зависимости от фактической глубины склона. Если длина спуска меньше или равна 200 метрам, то нам хватает запаса на спуск по сдвоенной верёвке, что было бы безопаснее для менее опытных ребят. Если же склон оказывается больше, то у нас остаётся запас по длине и страховка на случай спасработ или если одна из линий окажется перебита. Я не исключал использования не задействованной на спуске верёвки для страховки на краю кратеров или спуска на ещё более низкие ярусы.
С остальным снаряжением мы также не могли позволить себе шиковать. Лёгкие обвязки, классические альпинистские спусковухи и подстраховка прусиками.
Комплектов снаряжения, как и бухт верёвки, взяли четыре. Из соображений безопасности, скорости работы и необходимости съёмки предполагалось, что двое останутся наверху наблюдать, координировать и снимать спуск остальных. При наличии времени они спустились бы вторым заходом.
Следующим важным вопросом стали станции. Везти с собой пробойник, тем более перфоратор, хоть и хотелось, но было явно излишним. По всем фотографиям не находилось места в вулканической породе крючьям и закладным. Так что решили не брать ничего и уже на месте сконструировать якорь из какого-нибудь мешка. Собственно, мешок из-под риса очень удачно себя в этой роли и показал.
Команда готовит снаряжение для спуска в кратер вулкана Бенбоу
Команда готовит снаряжение для спуска в кратер вулкана Бенбоу © Аслан Заврумов
Дина и Володя на дюльфере в кратер вулкана
Дина и Володя на дюльфере в кратер вулкана © Ренат Бикулов
Возвращение в цивилизацию по лавовому потоку вулкана Марум
Возвращение в цивилизацию по лавовому потоку вулкана Марум © Ренат Бикулов
Итоговый набор снаряжения выглядел следующим образом:
Помимо прочего, я был обладателем набора-минимум из блок-зажимов, дополнительных карабинов, расходников и аптечки на случай неблагоприятного стечения обстоятельств, а также лавинной лопаты Pieps Tour для закапывания станций — якорей.
Отдельно хочется отметить эффективность рюкзаков Ferrino в условиях влажности и тропических дождей. Мембрана держала любые натиски воды, а прочный материал не боялся ни острых вулканических пород, ни вечно норовящих зацепиться веток джунглей. А страховочные системы Flake и каски Penta от Singing Rock в очередной раз радовали нас оптимальным соотношением веса и удобства.
Статья Статья по теме
  1. 1Обзор рюкзаков Ferrino

Реальность

Москва — Абу-Даби — Гонконг — Фиджи — Порт-Вила — Амбрим. Добрую треть снаряжения, как водится, довезли в ручной клади. А винтовой «кукурузник», высадив нас на заросшей травой взлётной полосе острова Амбрим, оставил три из шести наших баулов в Порт-Вила. Довод «будьте спокойны, ваши вещи прилетят следующим самолётом дня через два» нас не удовлетворил, и через три часа несчастные баулы персональным рейсом были доставлены на далёкий остров.
Команда с проводником Джоном (посередине) на взлётной полосе «аэропорта» Craig Cove на острове Амбрим
Команда с проводником Джоном (посередине) на взлётной полосе «аэропорта» Craig Cove на острове Амбрим
Мы на месте. Встретивший нас Джон скептически отнёсся к затее нырнуть в вулкан, пояснив, что после землетрясения спускаться там некуда, ибо весь вулкан — это одна огромная воронка глубже 300 метров. Информация не вдохновляющая, но что поделать. Грузимся в пикап и в окружении любопытных островитян верхом на собственных рюкзаках трясёмся до места ночёвки, а наутро повторяем процедуру до точки старта к базовому лагерю вулкана Бенбоу.
Штурмовой лагерь в дебрях джунглей
Штурмовой лагерь в дебрях джунглей © Ренат Бикулов
Разбиваем лагерь и с нетерпением отправляемся на разведку маршрута и заброску снаряжения под вулкан Бенбоу. Выйдя из леса и взобравшись на небольшой холм, мы застыли от открывшейся нашему взору панорамы.
Перед нами раскинулось огромное пространство, устланное чёрным песком и вулканическими породами. Разрезаемое вкраплениями то ли травы, то ли лишайника, это поле всё больше превращалось в лабиринт по мере приближения к ним — двум исполинам, испускающим дым и какую-то первобытную мощь.
Вдалеке видна половина вулкана Марум и испускающий дым кратер Niri Taten
Вдалеке видна половина вулкана Марум и испускающий дым кратер Niri Taten © Ренат Бикулов
По мере продвижения к Бенбоу оставляем треккинговыми палками следы-линии, чтобы в случае тумана или темноты без труда найти кратчайший путь назад. Вдалеке дымит и манит кратер, под ногами попадаются отливающие синевато-фиолетовыми оттенками пористые вулканические породы, а вот кто-то различил среди трав тёпло-розовые орхидеи, хрупкий образ которых никак не укладывается в окружающую реальность.
Добравшись до склонов вулкана и облегчив себе завтрашний день, закопав верёвки и остальное увесистое снаряжение у подножия, мы ринулись на вершину.
В одно мгновение, не обращая внимания на полные песка ботинки, взбегаем по гребню вверх и приближаемся к краю. И в один момент забываем всё, что окружало нас доселе, не отрываясь смотрим вниз, туда, где дышит Земля. Её можно услышать, её тепло можно ощутить. Завораживающе.
Жёлтая линия — траектория подъёма на вулкан Бенбоу. Красный крест — место организации станции и начало спуска в кратер вулкана © Ренат Бикулов
Ребята фиксировали на камеру свои первые впечатления, выкрикивали послания духам вулкана и слушали ответное эхо. Меня же разрывало между желаниями молча созерцать это творение природы и поскорее обежать всё и вся. Было необходимо приметить место для завтрашнего спуска, сделать фотографии склонов, пока ещё оставалось время.
Траектория спуска нашлась довольно быстро. Сам склон выглядел обнадёживающе, но «поле» сильно обвалилось. Огромная трещина зияла в самом центре и концентрировала на себе всё внимание. Восторг! Но нужно возвращаться.
На следующий день, проснувшись с рассветом и на скорую руку закинув в себя табельного риса с сублиматами, настроив рации и включив спутниковый трекер, мы выдвинулись к вулкану. Откопав заброску, уже медленнее дочапали доверху сквозь облака. Погода скрывала от нас большую часть вчерашних видов. Периодически моросил дождь. Не теряя времени, траверсировали склон до намеченной вчера точки для станции и принялись готовиться к спуску: надевать страховочные системы, каски и обвешиваться «железом».
Вулканит (по ёмкому определению Вовы) ввиду своей пористости, а потому лёгкости, так себе подходил в качестве якоря. К тому же его приходилось больше долбить, чем откапывать. Тем не менее якорь-станция из обвязанного верёвкой мешка с вулканитом была готова в считаные минуты, присыпана, притоптана и придавлена самыми могучими членами команды. Нагрузили — держит.
Заблаговременно надели противогазы. Наверху большой необходимости в них не было. Пыль и благовония доносились только с отдельными порывами ветра. Но кто знает, что будет ниже. Перекус, вода, аптечка, камеры, снаряга — всё взяли. Фото на дорожку, поехали!
За минуту до спуска в вулкан
За минуту до спуска в вулкан © Аслан Заврумов
Всего на спуск ушло 300 метров верёвки
Всего на спуск ушло 300 метров верёвки © Вячеслав Кузнецов
Склон был нестабильным, всё время сверху летели камни. Учитывая малый диаметр верёвки, необходимо было всё время крайне внимательно за ней следить. На фото Ренат Бикулов
Склон был нестабильным, всё время сверху летели камни. Учитывая малый диаметр верёвки, необходимо было всё время крайне внимательно за ней следить. На фото Ренат Бикулов © Вячеслав Кузнецов
Спутниковая фотография, имеющая мало общего с текущим состоянием вулкана. Красный крест — место завершения спуска. Сейчас на месте зелёного креста — огромная трещина
Спутниковая фотография, имеющая мало общего с текущим состоянием вулкана. Красный крест — место завершения спуска. Сейчас на месте зелёного креста — огромная трещина
Вниз отправились Дина, Даша, Вова и я. Слава и Аслан, обдуваемые холодными тихоокеанскими ветрами, доблестно прикрывали наш тыл и пускали нам вдогонку дрон.
Склон — сплошная сыпуха. Мелкие камушки лезут в ботинки, камни побольше с грохотом устремляются вниз. Ясно, что нужно где-то прятаться. Очень кстати по левую руку оказывается огромный валун, который и выступает следующей станцией и безопасным местом в стороне от каменного обстрела. Третью бухту верёвки приносит Вова и сразу уходит на дюльфер дальше. До следующей гряды камней не хватило метров двадцати. Вова сращивает верёвки и благополучно добирается до следующего укрытия. Отсюда, накинув «на балду» репшнур, я дюльферяю на оставшиеся 100 метров. Начинается выполаживание, и далее всё спокойно идётся ножками.
Дыхание Бенбоу сопровождалось шипящими и булькающими звуками. Ароматы не столько резали обоняние, сколько создавали атмосферу, поэтому мы освободились от противогазов и смело дышали парами местных фумарол © Ренат Бикулов
Собираемся внизу, приносим в жертву пару шоколадок и аккуратно движемся к краю. Сто метров верёвки были у нас в запасе, для подстраховки. Но склоны не нависали, а трещины не спешили увеличиваться. Сначала с опаской, потом всё увереннее мы подходили к краю, попутно докладывая о наших действиях дозорным наверху. В голове, конечно, роились мысли о возможности неудачного землетрясения, но, коль мы здесь, чего уж там.
Дыхание Бенбоу сопровождалось шипящими и булькающими звуками. Ароматы не столько резали обоняние, сколько создавали атмосферу, поэтому мы освободились от противогазов и смело дышали парами местных фумарол.
Не передать того ощущения, когда стоишь там, где были немногие и, возможно, больше никого не будет. Ведь кто знает, сколько ещё продержится та поверхность, по которой сейчас шаркают наши «саломоны».
Мы собирали камни и впечатления, прикасались к теплу земли и горячим парам, просачивающимся из цветных трещин. Вешали верёвку и подходили к краю, практически свешиваясь вниз © Ренат Бикулов
Мы собирали камни и впечатления, прикасались к теплу земли и горячим парам, просачивающимся из цветных трещин. Вешали верёвку и подходили к краю, практически свешиваясь вниз. Но наверху ждали ребята, погода не планировала налаживаться, а длинный сыпучий подъём не становился меньше. Пришлось возвращаться к верёвке, что должна была поднять нас наверх, на землю.
Около 14 часов пополудни все четверо были наверху и делились впечатлениями с подмёрзшими в ожидании сокомандниками. Решили тут же отправиться в сторону кратера Niri Taten, привлёкшего вчера наше внимание особенно обильным задымлением. Кратер представлял собой отдельную воронку в паре сотен метров от высоких стен соседнего вулкана Марум.
До Niri мы добирались уже под откровенным ливнем с промокшими и потяжелевшими верёвками наперевес. Но может ли радуга над огромным дымящим кратером как-то конкурировать с нашей усталостью?
Радуга из кратера Niri Taten
Радуга из кратера Niri Taten © Ренат Бикулов
Оба вулкана находятся в непосредственной близости друг от друга. Но по плану нашей экспедиции попасть на Марум мы должны были с противоположной, северной стороны. Это давало нам возможность познать другую, «дикую» сторону острова, отрезанную от аэропортов и дорог южной части.
Интерес подпитывал и тот факт, что живущие на одном небольшом острове южные племена с каким-то подозрением и даже как бы нехотя распространялись об образе жизни северных жителей. Поэтому мы не могли упустить возможность увидеть остров, местных обитателей, их быт и вулкан Марум с иной перспективы.
Вернувшись с Бенбоу на побережье под не прекращавшимся сутки тропическим ливнем, кое-как просохнув и уложив в голове впечатления от первой части, мы на лодке отправились в 4-часовое плавание — единственный способ попасть на «север».
Наутро нас загрузили в пикап и забросили вглубь острова, откуда мы продолжили путь в компании двух суровых проводников с мачете и печеньками (вся их пища на три дня).
До лагеря мы добрались быстро и почти не промокшими, пройдя сначала густым лесом, поросшим феноменальными баньянами — уникальными деревьями с огромной кроной, а потом широкими лавовыми потоками, в которых без проводников нетрудно затеряться.
С этой стороны не было никакого явно выраженного вулканического поля. Непроходимый лес, переходящий в густые травяные заросли, упиравшиеся в склоны Марума. Такое обилие зелени сильно отличалось от окрестностей Бенбоу, несмотря на расстояние всего в несколько километров.
Подъём на вулкан Марум. В руках проводника самое ценное — мачете и печеньки
Подъём на вулкан Марум. В руках проводника самое ценное — мачете и печеньки © Ренат Бикулов
Подъём на сам вулкан занял чуть более получаса. Погода вновь сулила нам мокрое возвращение, но, пока редкие лучи солнца разгоняли облака, мы могли рассчитывать на масштабные виды. И не прогадали!
Марум был огромен и резко обрывался крутыми осыпными склонами. Похоже, мы лицезрели его наиболее отвесную часть. В таких пасмурных условиях его масштабы выглядели особенно сурово, если не сказать пугающе. И речи быть не могло, чтобы спускаться здесь. Зато на противоположной стороне вулкана виднелось большое плоское плато, немногим ниже по высоте от уровня, где находились мы. Решив не рисковать, таская понапрасну тяжёлые рюкзаки по непросматривающимся склонам, оставили снаряжение и вчетвером отправились на разведку.
На склоне вулкана Марум. По ту сторону — отвесный обрыв © Ренат Бикулов
То набирая, то сбрасывая высоту, где-то карабкаясь, а где-то упираясь палочками, мы траверсировали склоны вулкана. Видимости мешали то многочисленные изгибы и рёбра склонов, то наползающие облака. Приходилось постоянно поддерживать радиосвязь. И вот с высоты очередного гребня нам открылся вид на огромное пространство ниже по склону. Мы видели от силы четверть масштабного плато, застланного туманом. Спуск был плавный и даже не потребовал бы от нас применения верёвки. Возводя турики и оставляя следы покрупнее, мы поспешили вернуться за ребятами.
Жёлтая линия — заход на вулкан Марум от лагеря. Красный круг — «смотровая площадка». Голубая линия — выход на плато. Зелёный круг — лабиринт и крутой обрыв
Жёлтая линия — заход на вулкан Марум от лагеря. Красный круг — «смотровая площадка». Голубая линия — выход на плато. Зелёный круг — лабиринт и крутой обрыв
Плато. Это были уже не плоские лунные виды Бенбоу. Марум больше походил на Марс: изрешечённый и скалистый, только в синеватых от тумана оттенках. Таинственный и зябкий. Удаляясь и пропадая из виду, каждый был волен остаться наедине со своими мыслями, коих в таком атмосферном месте приходило немало. Подумать только, как формировались все эти ходы, склоны, лавовые промоины. Удивительная фантазия природы. Облака тем временем больше не рассеивались, и мы, не выбирая направления, просто шли, поддаваясь логике рельефа.
Влекомые таинственными лабиринтами осыпающихся вулканических холмов, мы вышли во всё более сужающийся и уходящий в глубь центра вулкана ручей с удивительными, причудливыми формами дна и стен. Всё изрезанное и блестящее в каплях дождя, это ущелье вело лишь в одном направлении.
Обрыв. Глубокий нависающий обрыв. Страшный, чтобы стоять на самом краю, но бесконечно манящий. Наш предел.
Вулкан дышал где-то в глубине и с каждым дуновением ветра менял свой облик. Шёл дождь. Все понимали, что в таких условиях спуск вниз не имеет никаких оправданий. Но даже сейчас, спустя время, некоторых не покидает ощущение, что столько ещё осталось не увиденным там, в глубине Марума…
Аслан в лавовых лабиринтах вулкана Марум
Аслан в лавовых лабиринтах вулкана Марум © Вячеслав Кузнецов
На краю света
На краю света © Ренат Бикулов

Маршрут. «Русла застывшей лавы сменяли джунгли, папоротники и баньяны»

Дина Рыманова, сборщик заказов интернет-магазина, спелеолог, турист с опытом горных, лыжных и велопоходов, ультратрейлраннер
Кратеры Бенбоу и Марум находятся в центре острова размером 30 на 45 километров, но путь к ним из деревни на берегу океана со всем необходимым снаряжением занял около половины светового дня. Примерно в 8 утра мы выехали на пикапе из деревни Порт-Вату к началу треккинга. Ехали около часа — сначала дорога шла вдоль побережья, потом свернула в джунгли и начала плавно набирать высоту. Через некоторое время появились первые плоские участки чёрного лавового песка.
Пешеходная часть началась впечатляющим скальным уступом в несколько метров почти вертикального «карабканья» с помощью рук.
Следующие 4,5 часа и 8,5 километра сменяли друг друга русла застывшей лавы и живописные джунгли с бурной растительностью. Огромные древовидные папоротники, многоствольные баньяны, которые особенно манили Рената и меня на них залезть. Хотя набрали мы по высоте всего метров 500, нам встретилось несколько крутых подъёмов. Впечатлили русла ручьёв со скользкими камнями, каньоны с высокими замшелыми стенками и летучими мышами.
Погода была достаточно жаркая, хоть и облачная, поэтому мы потели и жадно опустошали питьевые системы. К нашей удаче в ручьях бежала вода, которую мы посчитали пригодной для питья и не ошиблись.
Трек пути до базового лагеря: https://strava.app.link/Dxi0a6CyB4
Тропа довольно хоженая, но было очень скользко и жарко. С тропы не сойдёшь, вокруг непролазные джунгли
Тропа довольно хоженая, но было очень скользко и жарко. С тропы не сойдёшь, вокруг непролазные джунгли © Ренат Бикулов
Стиль Fast & Light в дебрях тихоокеанских джунглей
Стиль Fast & Light в дебрях тихоокеанских джунглей © Ренат Бикулов
Базовый лагерь под вулканом был неплохо оборудован для жизни. Деревянные навесы с «соломенной» крышей, под ними сколоченные столы и скамейки, а рядом бочка с полиэтиленом для сбора дождевой воды. Лавовый песок оказался идеален для ночёвки в палатке — ровный, мягкий, очень хорошо впитывал воду, что нам позже пригодилось.
Вечером того же дня мы решили прогуляться к вулкану и занести поближе часть снаряжения. Выбравшись из джунглей, увидели эпичную картину: лавовые поля, уходящие вдаль, мелкие кустики, мох, лишайник и ни одного деревца, а на горизонте возвышались холмы кратеров.
Единственный гид в треккинговых ботинках (остальные были босиком) пошёл с нами и рассказывал, на что обращать внимание на пути к вулкану, как ориентироваться, ведь поле лишь на первый взгляд казалось ровным. Вода за долгие годы проточила в этом покрытии маленькие каньоны разной глубины, перелезать через которые было бы хоть и безопасно, но долго и утомительно, особенно с грузом за спиной. Вдобавок туманы и низкая облачность ухудшают видимость и без того однообразной местности. Поэтому существовал уже исхоженный, оптимальный маршрут, нужно было только запомнить несколько деталей, с чем мы успешно справились. На песке виднелись относительно свежие следы обуви и треккинговых палок предыдущих путников. А кроме того, у меня были часы Suunto 9 Baro, которые пригодились для навигации и записи трека.
Мы успели на обалденный вечерний свет, отличную видимость на океан и верхушки мини-вулканов соседних островов. Перед крутыми подъёмами по большим песчаным холмам оставили снаряжение и укрыли его яркой накидкой от дождя, чтобы позже найти без труда. А потом пошли на штурм осыпей.
Подобрались к перегибу и увидели жерло вулкана. Зрелище было впечатляющим — многометровые сбросы, гигантский кратер диаметром в несколько сотен метров с разноцветными стенками и струйками дыма из земли. В свете закатного солнца особенно необычно и захватывающе было бегать по гребню этой огромной чёрной осыпи в поисках наиболее удобного места для спуска в жерло вулкана.
Завтра нас ждало главное, ради чего мы так далеко забрались, — спуск в кратер и съёмка всего этого действа.
Уставшие, но довольные ребята возвращаются в базовый лагерь после разведки склонов вулкана Бенбоу
Уставшие, но довольные ребята возвращаются в базовый лагерь после разведки склонов вулкана Бенбоу © Ренат Бикулов
Лавовые поля вулкана Бенбоу на закате
Лавовые поля вулкана Бенбоу на закате © Ренат Бикулов
Лучший план приходит на закате
Лучший план приходит на закате © Ренат Бикулов
Трек разведки к кратеру: https://strava.app.link/nevppxkzB4
Наутро погода всё-таки испортилась. Стоял туман, а после полудня пошёл мелкий дождь, сменявшийся ливнем с ветром. Но выбора не было.
К счастью, спуск и подъём прошли в приемлемых условиях, туман даже добавил изюминку в атмосферу. К обеду мы уже успели вылезти из жерла, вытащить всё снаряжение и упаковать его. До темноты оставалось достаточно времени, поэтому решили прогуляться по окрестностям в поисках чего-то интересного. Этим стал ещё один небольшой кратер, который мы увидели накануне. Путь туда нам не показывали гиды, поэтому мы руководствовались собственными способностями к ориентированию.
Примерно наметив путь домой, мы спустились и прогулялись до того самого кратера, тоже довольно большого размера. Но поднявшийся ветер с дождём не позволили нам долго наблюдать и тем более снимать что-то на квадрокоптер.
На пути к кратеру Niri Taten. На фоне — склоны вулкана Бенбоу, где команда «Спорт-Марафон» была ещё пару часов назад
На пути к кратеру Niri Taten. На фоне — склоны вулкана Бенбоу, где команда «Спорт-Марафон» была ещё пару часов назад © Ренат Бикулов
По склонам Бенбоу
По склонам Бенбоу © Ренат Бикулов
Все, кроме меня, прилично промочили ноги. Я же перестраховалась и с первыми каплями надела мембранные штаны, подумав, что если лёгкие треккинговые брюки можно высушить даже в тропиках, то ботинки, в которые залилась вода, так просто не высушишь. А с учётом наших увесистых рюкзаков и размытых дождём крутых троп будет как минимум неудобно.
Во время разведки склонов вулкана Бенбоу погода радовала
Во время разведки склонов вулкана Бенбоу погода радовала © Ренат Бикулов
В день спуска в вулкан Бенбоу солнце спряталось, а небо заволокло облаками
В день спуска в вулкан Бенбоу солнце спряталось, а небо заволокло облаками © Ренат Бикулов
На обратном пути мы правильно сориентировались и шли по широкому лавовому потоку до пересечения с первоначальным маршрутом. Там нас ждал гид в полиэтиленовом дождевике и носочках — они уже выходили нас искать, ведь мы не сказали, когда точно вернёмся.
Когда вернулись в лагерь, дождь так и не прекратился. Тут я и заметила, насколько хорошо чёрный вулканический песок впитывает воду. Только в некоторых местах, где, например, с крыши непрерывно капала вода, она скапливалась в лужицу. Кто-то из ребят всё же промочил спальники, но это не было критичным в условиях тропиков. Засыпать в палатке под шум дождя было так же уютно, как в детстве в первых походах.
Тот самый камень-станция, о котором рассказывал Ренат
Тот самый камень-станция, о котором рассказывал Ренат © Ренат Бикулов
Трек второго дня — спуск в кратер вулкана Бенбоу и прогулки по окрестностям: https://strava.app.link/ZdqwarFzB4
На следующий день предстояло спуститься вниз. Дождь накрапывал всю ночь и утром не прекратился. Но было тепло, поэтому некоторые из нас шли в промокаемой и дышащей одежде, наслаждаясь свежестью. Герморюкзаки Ferrino проявили себя максимально соответствующе таким условиям и сохранили в сухости содержимое.
По пути встретили ребят из деревни с собаками и мачете — как мы поняли, они шли на охоту. Гиды с ними поздоровались, пообщались и разошлись. Но почти сразу мы услышали голосовые позывные, наш гид попросил подождать и исчез в джунглях. Вернулся он с половиной туши дикой свиньи, привязанной к палке у него за спиной. Гид был в полиэтиленовом дождевике, по которому, кроме воды, стекала кровь убитого животного, а с дождевика — на ноги. В дополнение к визуальной картинке шлейфом тянулся неприятный запах. Мы были в шоке, но довольно быстро свыклись с мыслью, что это обычная часть жизни местного населения.
В таком настроении дошли до того самого скального уступа, с которого начинали свой путь. Он стал скользким от дождя, спускаться было нелегко, пару рюкзаков пришлось передавать по цепочке вниз. Слава богу, не пришлось передавать тушу свиньи…
Трек третьего дня — возвращение: https://strava.app.link/9uor1BUzB4
После дня отдыха мы отправились на моторной лодке на северную часть острова. Плыли около трёх часов, а небольшие океанские волны обильно поливали нас солёной водой. Условия для гостей на севере были менее комфортными, но мы были к этому готовы.
Нас предупреждали, что пешеходная часть к лагерю под кратером Марум более простая, пологая, но более протяжённая. А на самом деле мы шли 7,5 километра с набором высоты метров 300 всего 2,5 часа, из которых меньшая часть была по джунглям, а большая — по широким плоским лавовым руслам.
В базовом лагере был настоящий дом, правда закрытый на замок. В нескольких метрах от него мы нашли высокий навес со скамейками, который сделали кухней и местом посиделок. На тех же скамейках спали наши гиды. Палатки поставили подальше — на «берегах» лавовых рек.
Пешая заброска к базовому лагерю под вулканом Марум: https://strava.app.link/xA0busaAB4
Утром пошли к кратеру. Дорога в одну сторону составила всего 3,5 километра. Плоские лавовые потоки чередовались с каменистыми уступами, которые приходилось обходить по джунглям.
Кратер Марум оказался сложнее и обширнее предыдущего. Мы искали, как бы спуститься пониже и посмотреть поглубже, но, обходя его по крутонаклонным осыпям с рюкзаками, нашли только простой спуск на нижнюю ступень. К тому же опустился туман, видимость ухудшилась. В результате мы просто погуляли по этой ступени, что тоже было весьма познавательно. Снова маленькие каньоны, в стенках которых было видно многолетние слои песка и лавы.
Финишной точкой стал выход каньона на отвесную многометровую скальную стену кратера, безопасно спускаться с которой наше снаряжение и подготовка не позволяли. Немного разочарованные, мы вернулись в лагерь и провели остаток дня в отдыхе и беседах.
Подход к кратеру вулкана Марум: https://strava.app.link/fBuHMXQAB4
Спуск в кратер и возвращение в базовый лагерь: https://strava.app.link/Qq17440AB4
На обратном пути Ренат сагитировал нас слазить на большое дерево баньян. Это оказалось увлекательно. Ближе к верхушке казалось, что можно поставить палатку прямо среди этих стволов и ветвей, потому что пространство позволяло.
Вскоре нас забрал пикап и увёз к берегу океана, где мы провели ещё две ночи в палатке внутри бунгало, частично разрушенного тайфуном годовой давности, наслаждаясь звёздами, океанской водой и вкуснейшей местной едой. Затем начался долгий путь домой.
Переход из базового лагеря под вулканом Марум: https://strava.app.link/dmTgf7aBB4

Люди. «Островитяне живут в хибарах, спят на циновках и пьют каву»

Владимир Глинкин, SMM-менеджер
А теперь о людях, которых мы встречали на островах Вануату.
Вы знали, что меланезийцы существуют дольше, чем мы? Острова колонизировали, но почему люди не поменялись? Почему мы стремимся ввысь, строим небоскрёбы, торговые центры, создаём известные марки одежды, а они нет?
Кто-то переезжает сюда, как в рай. В Порт-Вила, столице Вануату, я увидел кроссовый мотоцикл и рядом фольксваген «Жук», а это говорит об одном: человек простым быть не может!
В доме, где мы жили, была шоколадная лавка Gaston Chocolate. Её хозяин Гастон — француз. Он закупает местные какао-бобы и готовит самый вкусный шоколад — я тот ещё сладкоежка и немного разбираюсь в этом. Работает у него тоже француженка, живёт в доме без горячей воды и с удобствами на улице. Вопрос: ради чего?
В этом городе я забыл, что у меня светлая кожа. Здесь никто не пялится на тебя и все супердружелюбные. Местные занимаются торговлей, в основном пассивной: когда идёшь по рынку, никто тебя не зазывает, они просто сидят, а рядом на циновках спят дети, которые устали слоняться, ведь в городе заняться нечем.
Подростки играют в футбол, хотя тут культ регби, и, когда идёт игра, всё вокруг замирает в ожидании победы. Футбол хоть и не популярен, но в него играют — есть несколько школ с тренерами и даже пара полей. Тут сразу же задумываешься об усердии: на улице жара +30°C, сезон дождей (льёт часов 15 в сутки), обуви нормальной нет, чтобы ходить, а ты учишься футболу и бутсы бережёшь больше, чем здоровье!
Футбол — главное развлечение на острове Амбрим
Футбол — главное развлечение на острове Амбрим © Ренат Бикулов
Как-то вечером, проходя мимо порта, где много дорогих яхт, мы услышали русскую речь. Это друзья-яхтсмены, они в пути уже более трёх лет, а члены их семей прилетают иногда навещать и совершить короткий переход и поболтать, чтобы не забывали русскую речь. Вот так мы встретили земляков на другом конце планеты.
Через пару дней мы улетели на Амбрим. Как только произносишь это название, все тут же морщатся и говорят: «Black magic». В аэропорту билет выписывают от руки, как и много где в Азии, в том же Непале. Самолёт на семь человек, выруливаем на полосу, пилот озирается по сторонам — ощущение, что я попал в «Хёндай Солярис» с логотипом известного перевозчика в любимом городе. Интересно, он пристёгивается или заглушку использует?
На острове три части, не соединённые по суше, на каждой части четыре-шесть деревень, каждая из которых — семья.
На юге почти никто не занимается рыбной ловлей, питаются в основном рисом, бататом и фруктами. Мы были здесь в начале весны (это ведь Южное полушарие), и, казалось бы, жители острова должны заниматься земледелием, но нет… Они питаются «подножным кормом», хотя повысить уровень жизни в их силах.
Местные повсюду пьют каву — это сушёный протёртый корень одноимённого растения, разведённый водой. Получается что-то типа браги с «анестезирующим» эффектом. Как выяснилось, напиток популярен во всей Океании, кто-то даже мечтает сделать Kava business. Это одна из немногих вещей, которую местные делают с удовольствием, — приготовление мы постарались подробно запечатлеть в нашем фильме.
В бытовом плане островитяне непритязательны, живут в хибарах, спят на циновках. Такой образ жизни не объяснить буддистской религией и стремлением к минимализму. Со времён колонизаторов здесь господствует католицизм, который по большей части не прижился. Единственное, что приходит в голову: жили бы они в стране, где восемь месяцев в году холодно, а выращивать можно что-то от силы четыре месяца, вероятно, были бы порасторопнее.
Палатку установили на краю деревни
Палатку установили на краю деревни © Вячеслав Кузнецов
Тренинг местной детворы по личностному росту от Владимира Глинкина
Тренинг местной детворы по личностному росту от Владимира Глинкина © Ренат Бикулов
Ещё один яркий момент в поведении людей — это охота. На острове нет крупных животных, и колонизаторы завезли свиней. Те приумножились и не по своей воле стали подспорьем для местных. Охотятся жители острова с собаками — мы встретили во время дождя группу местных, собаки дрожат, скулят, но идут. Спустя пару минут перекрикиваний наш проводник ушёл к ним и вернулся с половиной свиной туши. Буквально. С запахом крови и прочего — зрелище не для слабонервных.
На северной части острова мы жили в бунгало на берегу океана. Когда-то там было цунами, и с тех пор ничего не отремонтировали. В этой части острова нет аэропорта, и всё доставляется морем. Как следствие, всё дороже, а наличие моторной лодки — путь к свободе.
Апартаменты ребят в дни отдыха прямо на берегу океана
Апартаменты ребят в дни отдыха прямо на берегу океана © Вячеслав Кузнецов
В перерывах между вулканами — вид как в рекламе шоколадок Bounty
В перерывах между вулканами — вид как в рекламе шоколадок Bounty © Дарья Киселёва
Самый социальный член команды — Володя всегда в контакте с местным населением
Самый социальный член команды — Володя всегда в контакте с местным населением © Вячеслав Кузнецов
Маленький абориген
Маленький абориген © Вячеслав Кузнецов
Каждое утро я шёл купаться и мимо меня проплывали рыбаки, а возвращались они затемно. Темнеет вблизи экватора почти мгновенно, но местные ходят без фонарей — может, привыкли, а может, потому, что тут звёзды ярче и луна размером с апельсин. А закаты…. видеть такие мне раньше не доводилось.
Закаты острова Амбрим останутся в памяти на всю жизнь
Закаты острова Амбрим останутся в памяти на всю жизнь © Вячеслав Кузнецов
Когда уезжал с острова, мне было одновременно радостно, что я вернусь к друзьям, и грустно оттого, что больше никогда не увижу эти места, этих людей и их добрые и наивные глаза, верящие в добро и Kava business. Всё остальное увидите в фильме.
А подробный дневник экспедиции вела Даша Киселёва. В её записях — детали, эмоции и впечатления, которые с головой погружают в наше путешествие.

Дневник путешествия. «Сложность экспедиции оказалась нетривиальной»

Дарья Киселёва, контент-менеджер направлений «Горные лыжи» и «Сноуборд»
Среди моих задач было собрать питание на шесть человек на семь дней. На создание раскладки ушло несколько вечеров, пара часов на изучение рынка на тему комфортных цен, ещё пара часов в продуктовом гипермаркете, около часа в специализированном магазине сублимированного питания и несколько часов дома на то, чтобы расфасовать питание по дням и по людям.
Второй задачей было организовать проживание на пути к острову Амбрим и обратно. Это 11 ночей в разных городах и странах.

Нельзя так просто взять и забраться в вулкан. Нужно сперва до него доехать

Наш путь до острова Амбрим осуществлялся пятью самолётами: от огромного лайнера до маленького «кукурузника», который вмещает вместе с пилотом 10 человек, а климат-контроль настраивается с помощью вращения специальных маленьких воздухозаборничков в иллюминаторе.
Итак, Москва — Абу-Даби, Абу-Даби — Гонконг, Гонконг — Фиджи, три перелёта — 5, 8 и 10 часов последовательно. На это ушло двое суток, и всё это время мы не выходили за пределы территорий аэропортов и не лежали в горизонтали.
Импровизированное лежбище на пересадке в Гонконге
Импровизированное лежбище на пересадке в Гонконге © Дарья Киселёва
Первое пристанище с кроватью, подушкой, душем и горячей едой — Фиджи. Мы остановились в хостеле Bamboo Hostel — это место для нетривиальных туристов по приемлемой цене.
Хостел представляет собой два двухэтажных здания на берегу Тихого океана. Бетон, крыша, украшенная бамбуком, окна, пропускающие максимум воздуха и минимум света, дверь, просторная комната с минималистичным оснащением, но, главное, с двумя кроватями в каждом номере, душем, вентилятором. Второе здание вмещало в себе кухню, бар и ресепшен, где лучезарная меланезийка Эгги встречала и размещала гостей. Рядышком в маленьком ларьке мужчина, который остался инкогнито и ходил в сулу — традиционной фиджийской мужской юбке, наливал прекрасный капучино.
Фиджи в этой проекции добавлял фантасмагории. Другое небо, другие краски, загадочные и милые меланезийцы, Тихий океан, который я видела впервые в жизни.
Bamboo travelers на Фиджи
Bamboo travelers на Фиджи © Дарья Киселёва
Следующая остановка была уже в столице Вануату — городе Порт-Вила. Здесь лучшим в доступной нам ценовой категории оказался Central Bay Motel. Это заведение согревало нас как до вылета на Амбрим, так и по завершении экспедиции. Здесь было только нужное: три номера с двумя кроватями, удобствами и кондиционером. Несмотря на то, что оснащение номеров было без изысков, всё всегда было идеально чисто, и, несмотря на заметную влажность на острове, запах в номерах был свежий.
Поскольку по возвращении с Амбрима у нас оставалось несколько ночей в столице и их мы проводили тоже в Central Bay, у нас была прекрасная возможность оставить ненужные для экспедиции вещи дожидаться нас в гостинице. Что приятно, это не стоило нам ни цента.
Проведя первый день в Порт-Вила на своих двоих, мы поняли, что так мы сможем увидеть лишь часть прекрасного острова Эфате. Жертвовать впечатлениями мы не рискнули. Поэтому быстро приняли решение арендовать автомобиль. Нас шестеро, а в обычный автомобиль помещается пять человек вместе с водителем. Мадам в прокате (прокат, кстати, французский с начальником французом) сообщила, что катание в кунге автомобиля никак не возбраняется: берите пикап и катайтесь хоть вдесятером на здоровье. Тут тоже долго думать не пришлось. Ребятам в кайф кататься снаружи, вещи точно поместятся все, а четыре места в салоне примут уставших от ветра пассажиров.
Ford Ranger с дизельным двигателем и механической трансмиссией катал нас по всему Эфате на протяжении двух дней. Топливо в Вануату оказалось бессовестно дешёвым — всего 0,40 $. Объехав остров по кругу, мы поняли, что он удивительно сочетает в себе привычные нам блага цивилизованного мира и аутентичность аборигенов.
Ford Ranger с дизельным двигателем и механической трансмиссией катал нас по всему Эфате на протяжении двух дней. Топливо в Вануату оказалось бессовестно дешёвым — всего 0,40 $
Буквально в нескольких километрах от столицы располагаются деревни с общинным укладом жизни. Местные жители рады туристам, дети бегут знакомиться, взрослые отлично разговаривают по-английски и бодрят географическими шуточками. Увидев уклад на всём острове, понимаешь, что столица — это искусственное явление, созданное приютить и обогреть туристов. В Порт-Вила много заведений — от гостиниц и магазинов до ресторанов и рынков. Они неизбежно несут грязь и мусор, хотя люди остаются милыми и доброжелательными. Выехав за пределы Порт-Вила, понимаешь, что Вануату — это рай на земле, с уникальной флорой, рельефом, волшебной красоты морем и потрясающими видами.

Чёрный остров и неизвестность

Через несколько дней «кукурузник» на 10 мест переместил нас и двоих туристов из Франции на Амбрим. Самолёт оказался слишком мал для нашего багажа: три баула и сумка одного из французов остались в Порт-Вила. А между тем француз был в шлёпанцах, шортах и футболке, с маленьким рюкзачком, в котором помещалось примерно ничего.
Самолёт Порт-Вила — Амбрим
Самолёт Порт-Вила — Амбрим © Дарья Киселёва
Проводник Джон встречает нас на острове Амбрим
Проводник Джон встречает нас на острове Амбрим © Ренат Бикулов
Озадаченно поглядев на нас, амбримчане связались с Порт-Вила и сообщили, что баулы привезут следующим самолётом, скорее всего, послезавтра. Бедный француз чуть в обморок не упал, жизнь его к такому явно не готовила. Нас тоже, но мы, как свойственно русским, задумчиво почёсывали репу и мирно, но настойчиво рассказывали, почему багаж нужно привезти сегодня.
Оценив ситуацию, Джон — наш гид — приложил все усилия к «призыванию» самолёта. Все действия вкупе позволили и нам, и французу наслаждаться быстро привезённым багажом, который в компании пилота летел на огромном 25-местном самолёте.
Жизнь на острове проходила чинно, мирно и последовательно. Джон — один из самых именитых гидов Амбрима, работает как настоящий хороший менеджер: договаривается с клиентами, обеспечивает жильём и всем, что только может понадобиться туристу. Исполнители — его братья или… братья. На острове все живут в деревнях-общинах. Одна община включает несколько семей, которые родственны между собой. Общинами они ведут быт: занимаются земледелием, собирательством, охотой, вместе растят и воспитывают детей.
До выхода на маршрут мы жили у Джона. Он оборудовал на своём участке два минималистичных бунгало: фундамент в метр высотой из камней, скреплённых каким-то составом вроде глины с песком, перекрытия из деревянных балок, стены и крыша из пальмовых листьев, а под ногами камни. На камнях стоят кровати с москитными сетками, которые подвешены к деревянным балкам.
Бунгало у Джона на участке
Бунгало у Джона на участке © Дарья Киселёва
И самое прекрасное, что было у Джона, но отсутствовало в лагере на маршруте, — восхитительный санузел. Конструкция из деревянных балок со стенами из бамбуковых стеблей и входом, прикрытым ветошью, которая, помимо базовой функции прикрывания телес во время мытья, выполняла функцию индикатора «свободно/занято».
Внутри конструкции пол со стоком, который с помощью подиума был поделён на два уровня. На подиуме трон, на котором с утра можно было ненадолго погрузиться в философские витания, и ниже душ — канистра с пресной водой и кувшин.
Санузел у Джона на участке
© Дарья Киселёва
Санузел у Джона на участке © Дарья Киселёва
Это были райские условия. Жена Джона Сесси, симпатичная и работящая меланезийка, всячески украшала бунгало: на кроватях всегда были цветки древесной плюмерии, которые наполняли комнатки волшебным ароматом. Помимо уюта, она создавала нам поистине царский стол: утром нарезка из папайи, хлеб и джемы, в обед и на ужин рис (о да, много риса) и отварной тунец местного вылова.
Влажный климат, отсутствие угрозы, безопасный, но продуцирующий множество отходов человек рядом — отличная среда для грызунов. Щетинистая крыса живёт припеваючи на Чёрном острове. Днём не показывается, так как не рискует провоцировать человека. Ведь любимая забава у местных — это носиться за крысой, чтобы потом её убить. А вот ночью легко можно встретить её — шуршащую в мусорном пакете или сторожащую порядок в санузле.
Из бунгало нас забирали на пикапе и везли к подножию вулкана. Оттуда нам предстоял путь наверх по застывшей очень много лет назад лаве. С тех пор как случилось последнее настолько мощное извержение, что кипящая лава спускалась на сотни метров вниз, прошло очень много времени, и местная колоритная флора здесь себя чувствует по-царски. Туристам же в такой плотной поросли тропических растений сложно сориентироваться, поэтому без провожатого никак.
Путь к подножию вулкана на пикапе и разгорячённый Ренат
Путь к подножию вулкана на пикапе и разгорячённый Ренат © Дарья Киселёва
© Дарья Киселёва
Джон — провожатый и Володя по пути к лагерю у кратера Бенбоу
Джон — провожатый и Володя по пути к лагерю у кратера Бенбоу © Ренат Бикулов
Обилие зелени не перестаёт удивлять
Обилие зелени не перестаёт удивлять © Ренат Бикулов
Всегда полная сил Дина © Ренат Бикулов
Всегда полная сил Дина
Нашим гидом был кузен Джона, тоже Джон. Вооружённый огромным ножом, снаряжённый большим туристическим рюкзаком и обутый в треккинговую обувь, он возглавил наше шествие. Ботинки Джона-кузена имели вид потрёпанный, а надевал он их прямо на босу ногу. Рюкзак тоже видал виды, был каждый раз застёгнут непонятно как, лямки перекошены, клапан не закрыт… У Володи текли кровавые слёзы при каждом взгляде на него.
Путь наверх занял около четырёх часов. Сказать, что все были мокрые насквозь, — не сказать ничего. Почти 100-процентная влажность, рюкзаки по 15-20 килограмм. Благо снаряжение и экипировка были грамотно продуманы и высохли очень быстро. Синтетика в таких условиях — это вещь. Особенно впечатляет то, что, несмотря на отсутствие удобств, вещи долго сохраняли приемлемый запах.
Лагерь был оборудован тентом, водружённым на деревянный минималистичный каркас. В центре — место для костра. В лагере мы встретили французов, которые летели с нами. Они тоже были с гидом, вид имели помятый и озадаченный, свершениями делились неохотно.

Первая цель — кратер Бенбоу

Пришли в лагерь быстро, у нас оставалось много времени на то, чтобы поставить палатки, быстро перекусить, отфильтровать воду с помощью наших фильтров MSR и Platypus.
Даша фильтрует дождевую воду в лагере
Даша фильтрует дождевую воду в лагере © Ренат Бикулов
Удалось быстро переделать все бытовые дела, собрать снаряжение для заброски и в лучах послеполуденного солнца отправиться на поиски укромного уголка, который приютит тяжёлое снаряжение на ночь. Кратер на практике оказался значительно ближе, чем мы рассчитывали.
Мы быстро погрузили снарягу метрах в трёхстах от кромки кратера и пошли искать место для завтрашнего спуска. И это оказалось одной из самых выигрышных идей за всю поездку. Мы нашли оптимальное место для спуска, сделали множество снимков и на обратном пути поймали the golden hour заката. Виды, которые и без того дурманили своей фантастичностью, теперь превратились просто в сказку.
По пути к кратеру Бенбоу
По пути к кратеру Бенбоу © Дарья Киселёва
Рельеф подступов к кратеру
Рельеф подступов к кратеру © Дарья Киселёва
Вулканы Бенбоу и Марум (на заднем плане). Команда ищет оптимальную линию спуска
Вулканы Бенбоу и Марум (на заднем плане). Команда ищет оптимальную линию спуска © Дарья Киселёва
На следующий день нам выслали хоровод дождевых туч, который сновал туда-сюда вокруг кратера, забирался внутрь, в общем, следовал за нами везде на протяжении суток. Спасибо мембране, мембранным рюкзакам и палаткам. В какой-то момент от беспробудного, равномерного ливня начинаешь звереть. И возможность спрятаться в сухую палатку, в сухие вещи для сна, в сухой спальник творит чудеса, дарит спокойствие и радость от того, что в тоннах воды и вулканического песка у тебя есть свой уголочек тепла и сухости. Насколько это ценно, понимаешь только в процессе.
Погружение в кратер — это один из экстремумов фантасмагории, которая с нами происходила. Ощущение, будто ты Колобок, а матушка-Земля позволила немного попрыгать у неё на языке. Внутри кратера тепло. Запредельный вид, сыплющийся из-под ног грунт при спуске и подъёме, станции на огромных кусках породы, которые, так же как и ты, стоят на сыпухе. Тепло и вроде тихо, вроде и нет. Земля дышит. Когда слышишь её дыхание, ощущение, будто подслушиваешь. Потом вспоминаешь: тебя пустили, всё ок. Даже если Лисичка захочет съесть Колобка, который пляшет у неё на языке, Колобок не успеет даже глазом моргнуть. Всё ок.
Стенка кратера, по которой мы спустились внутрь
Стенка кратера, по которой мы спустились внутрь © Дарья Киселёва
Путь в лагерь под ливнем
Путь в лагерь под ливнем © Дарья Киселёва
Вернулись наверх, а потом сквозь косые линии ливня в лагерь. Перекусили и спать. Наутро выдвинулись из лагеря вниз, обратно к Джону в общину. Нам предстояла ещё ночь у Джона, за это время нужно было успеть зарядить все наши девайсы, коих было немало: вся божественная техника Аслана, четыре GoPro, каждая с дополнительным аккумулятором, несколько пауэрбанков на 20 000 ампер. Всё это мы заряжали от генератора, ведь электричества на острове нет.
Пока заряжались девайсы, мы перебрали снаряжение, постирали одежду в грустной надежде, что всё это высохнет до завтрашнего выхода, и частично собрали баулы.
Зарядка девайсов от генератора
Зарядка девайсов от генератора © Дарья Киселёва

Жизненные уклады жителей севера

Следующий день — это день нашего морского перехода на северную часть острова. Удивительное дело эта телепортация на пластиковой, как будто целиком вылитой лодочке с мотором в заметном волнении моря!
Притом что телепортировались мы в неизвестность, ощущения были уникальные. За четыре часа успели рассмотреть побережье острова: непролазные тропики, слоистый берег, прямо видно, как лава раз за разом покрывала предыдущий слой и застывала. Для меня до сих пор шок, что три части острова настолько не коммуницируют между собой, что не рассматривается возможность достичь другую часть острова по суше. Вплоть до того, что на одном маленьком острове с 40 километрами в поперечнике два (просто вдумайтесь, два!) аэропорта.
В ожидании судёнышка
В ожидании судёнышка © Ренат Бикулов
В ожидании судёнышка
В ожидании судёнышка © Ренат Бикулов
На берегу нас ждали дети и две постройки печального вида. Одна конструкция выжила и была похожа на то бунгало, в котором мы жили у Джона, вторая конструкция была как будто укушена огромным морским кровельным хищником — стена, обращённая к морю, имела два висящих перекрытия, а её основа вместе с землёй отсутствовали.
Наш водитель, тоже Джон (пусть этот Джон будет северным), сказал, что можно расположиться в подобных конструкциях выше по дороге. Нашли, осмотрелись, подняли вещи. Минут через сорок пришла сеньора почтенного возраста, тяжело вздыхая, поинтересовалась: «Парле ву франсе?» Таланта общения на французском среди нашей команды не было, пришлось объясняться на пальцах: душ есть, но для него нужна пресная вода, а дождя не было несколько недель. Потом всё-таки удалось выяснить, что душ есть в одной из построек на берегу, а воду туда можно натаскать из ключа, который открывается при отливе с 6 до 10 утра.
Если на юге мы жили непосредственно в общине, то тут нас упаковали в конструкции, которые были созданы явно для туристов в заметном отдалении от деревни. Судя по состоянию этих конструкций, туристов тут не было давно. Несколько таких бунгало были разбиты и непригодны для жилья. Рядом находился какой-то, видимо аптечного назначения, уголок, тоже разбитый. Медикаменты были разбросаны вокруг. Позже мы выяснили, что в декабре 2018 года был сильный тайфун, который и повредил постройки на берегу и выше в лесу. Почти год прошёл с тайфуна, а лекарства продолжали лежать, постройки не были отремонтированы. Вот такой flow-подход к течению жизни царит на острове.
В общину здесь нас не приглашали, но приходила ещё более почтенная сеньора, мать северного Джона, которая кормила нас. И это было восхитительно. Несмотря на то, что базовый набор продуктов для готовки на Амбриме ограничивался несколькими позициями: тунец, батат (сладкий картофель), маниока (растение, которое по вкусу напоминает гибрид между нашей белокочанной капустой и обычной картошкой), папайя, манго, хлеб, джем и, конечно же, рис, — этой чудесной женщине удавалось творить из такого набора каждый раз что-то удивительное. Мне в память врезались «драники» из маниоки, они были настолько вкусные, что я пишу это сейчас, и у меня рот наполняется слюной. Это к слову о том, что еда создаёт настроение и придаёт жизненных сил для достижения результатов.
Спать в этих бунгало хотелось не сильно. Да и не особо выходило. Поскольку мы были единственными людьми в радиусе 500 метров, животные нас не смущались. Щетинистые крысы, видимо, познали брачный период и носились по деревьям друг за дружкой, топоча, как кони. Коровы мычали, комары жужжали, паучки натягивали свои сети, вокруг сновали летучие мышки, а где-то над кронами деревьев было слышно хлопанье мощных крыльев летучих лисиц. Джунгли пели и плясали ночью. Такое представление мы не могли пропустить. Пошли петь и плясать вместе с фауной Амбрима. В команду нас приняли только гекконы. Они тусовались на стволах деревьев, ловили чил и убегали, только если кто-нибудь из нас пытался потрогать их за хвост. Очень хотелось подружиться с летучими лисицами, но забраться под кроны 10-метровых деревьев не представилось возможным.
Наутро мы поехали знакомиться с нашими провожатыми. Они жили в соседней деревне, и, пока мы их ждали, местные рассматривали нас с большим интересом. Вид у них был менее благородный, чем у южан. У детей, взрослых, собак были открытые, незалеченные ссадины, в которых беспрестанно копошились мухи.
С собаками у них вообще интересно. Относятся они к ним более чем спокойно. Назначение у собак утилитарное — гонять кабанов на охоте. Вид печальный, они все очень худые и явно не привыкшие к ласке. Если бы московские крысы были полезны в охоте, то, наверно, мы бы к ним так же относились, как жители Чёрного острова к своим собакам.
Разговор клеился с жителями деревни слабо, потому что английским владела всего пара человек. И это были не наши гиды. Стало понятно, что если южане отлично разговаривают на английском, то северяне явно предпочитают французский.
Помимо международных, на острове существует пять собственных языков, один из которых имеет четыре диалекта. Среди исконно местных языков выделяют северный амбрим и юго-восточный амбрим. Французский и английский языки на острове не случайны. С 1906 года Амбрим, как и другие острова Вануату, находился под совместным управлением Франции и Англии. Другие три языка — это варианты сочетания английского и французского с местными языками. Видимо, исторически так сложилось, что северное население больше коммуницировало с французами, потому что французский им явно ближе и понятнее.
Напоминание о технике безопасности в кунге пикапа на одном из местных языков
Напоминание о технике безопасности в кунге пикапа на одном из местных языков
Дождались наших гидов, познакомились, насколько это представлялось возможным, и отправились на пикапе наверх. От точки остановки машины мы шли пешком. Маршрут был заметно более пологий, чем на подходе к лагерю под кратером Бенбоу. Здесь гиды не заморачивались с собственным снаряжением, шли в кедах или сланцах. В руках у них тоже были огромные ножи, они называют их «харз».
Помимо двоих наших гидов, с нами шли четыре женщины и их сопровождающий — они несли верёвки. Все они были с ножами-харзами. Несмотря на то, что свои владения они знают очень хорошо, этими ножами они оставляли стрелки на вулканическом песке для того, чтобы не заплутать на обратном пути. Часа через два мы достигли лагеря.
Провожатые и женщины
Провожатые и женщины © Дарья Киселёва
Лагерь — это большой сарай, закрытый на амбарный замок, и рядом минималистичный шалаш с местом под костёр. Всё это находилось в зарослях, даже перемещаться там было не очень удобно. Изучив немного местность, мы обнаружили чуть выше по склону ещё один шалаш, гораздо более просторный. Рядом с ним на лавовом русле поставили палатки.
Большой шалаш использовали в качестве столовой. Он закрывал от ветра с трёх сторон, а крыша не позволяла дождю залить нашу импровизированную кухню. Наши гиды в этом же шалаше ночевали.
Наши палатки под кратером Марум
Наши палатки под кратером Марум © Дарья Киселёва
Наши палатки под кратером Марум
Наши палатки под кратером Марум © Дарья Киселёва
Володя и Слава в шалаше после обеда
Володя и Слава в шалаше после обеда © Дарья Киселёва
Техническое оснащение наших гидов отражало жизненные ценности северян: обувью пользовались, только если грунт мог существенно поранить ноги, из еды они взяли три пачки крекеров (на 3 дня!), из личных вещей у них были только дополнительные футболки. Тут сублимированное питание порадовало не только нас, но и наших молчаливых загорелых товарищей. Пакетики расходились только в путь, а за сублимированные фрикадельки, казалось, вот-вот начнётся борьба.

Космический мир кратера Марум

Утром следующего дня мы вышли в сторону кратера Марум. Не ясно было, чего ждать, поскольку у наших гидов мне удалось выведать только биографическую информацию. Одного из них зовут Роберт, ему 42 года, а другого зовут Чед, и ему 35, они братья, а всего их в семье четыре брата. В каком состоянии кратер и есть ли возможность забраться внутрь, им было неведомо либо непонятно. Нужно было исследовать все возможности и забраться как можно глубже.
Путь занял около часа, и вот мы уже заглядываем внутрь. Кромка имеет радикальный угол как с наружной, так и с внутренней стороны. Спуститься можно только один раз, причём кубарем, причём вопрос подъёма уже не встанет. Осмотревшись, увидели справа от нас едва проглядывающие следы, которые уводили вдоль кратера. Они увели нас за собой, и это оказалось ещё одним лучшим решением. Потому что именно эта тропка, сложная, словно узор на юбке-колокольчике, привела нас к выполаживанию, которого не было видно. Там можно было спуститься внутрь.
Природа создала внутри неописуемую страну, которая была щедро сдобрена горами из вулканического песка и глины, террасами, которые появились под влиянием ветра, воды и, конечно, лавы.
Следуя по одному из лавовых русел, мы вышли к обрыву. Вниз метров двести по прямой. Я не знаю, что почувствует первый человек, который высадится на Марс, но, возможно, его чувства будут очень похожи на наши в тот момент.
Роберт и команда «Спорт-Марафон» внутри кратера Марум
Роберт и команда «Спорт-Марафон» внутри кратера Марум © Дарья Киселёва
Геолог изучает удивительный мир Марума
Геолог изучает удивительный мир Марума © Ренат Бикулов
Володя сидит на обрыве
Володя сидит на обрыве
Миссия дважды выполнена. Мы даже не представляли себе, что удастся погрузиться в оба кратера, и на Марум сильно не рассчитывали, достоверной информации о его состоянии не было. На деле же оказалось, что Марум принял нас гораздо гостеприимнее.
Очень хотелось спуститься ещё ниже. Гипотетически это даже было возможно, однако в условиях коммуникации с провожатыми, хоть и полностью позитивной, но выстроенной на пальцах и интуиции, лезть туда на пределе технического оснащения было бы неразумно.
Чед в объективе Аслана
Чед в объективе Аслана © Дарья Киселёва
Дина, гид, Володя
Дина, гид, Володя © Дарья Киселёва
Так что наша команда приняла решение не идти на поводу у духа авантюризма, а направиться обратно в лагерь, кормить себя и наших провожатых сублиматами и наслаждаться тем, что можно под сопутствующим нам всё это время дождём наслаждаться горячей едой.
Мультитопливная горелка решает вопросы такого плана. Везти газ за 14 000 километров на пяти самолётах не представлялось возможным, а искать его на территории Республики Вануату — занятие сомнительное. Топливо — дизельное или бензин — есть почти везде. Даже на Амбриме. Мы пользовались дизельным. С учётом того, что во время похода на Бенбоу горелка нам не пригодилась — там всегда можно было воспользоваться костром, литра дизельного топлива на шесть человек нам хватило даже с небольшим запасом.

Раздобыть лаву

Экспедиция близилась к завершению, и мы всё ярче осознавали главное. Мы забрались в два кратера, но ни в одном не было лавы. А лава быть должна.
Благо кэп проложил маршрут таким образом, что между возвращением в Порт-Вила и вылетом на родину у нас был небольшой запас времени. Этого времени было достаточно для того, чтобы слетать на остров Танна и побывать на вулкане Ясур, который сейчас был в активной фазе. Отличная возможность раздобыть лаву и насладиться всем величием активного вулкана! По ресурсам выходило ощутимо, но другого такого шанса, возможно, не будет никогда. Решено, летим.
Прилетев с Амбрима в Порт-Вила, мы купили билеты авиакомпании Air Vanuatu на российском ресурсе на 15% дешевле, чем предлагала касса в аэропорту. Долго размышляли, как поступить на Танна с жильём. Кто-то голосовал за палатку, кто-то за бунгало. Решающим моментом было то, что владельцы бунгало могут нас встретить по прилёте по более симпатичной цене, чем у таксистов в аэропорту, ведь путь неблизкий. Сказано — сделано, бунгало! По карте на ресурсе «Букинг.ком» наше убежище на острове Танна располагалось в пешей доступности от вулкана Ясур.

Великолепие Ясура сквозь коммерческую призму острова Танна

На Танна нас встретил родственник владельца бунгало. Тут же повёз в банкомат и потихоньку готовил к тому, чтобы мы открывали кошельки шире и готовились тратить. Если вкратце, то остров Танна оказался чем-то вроде египетского верблюда, на которого забраться можно бесплатно, а вот чтобы слезть, необходимо заплатить.
Бунгало было заметно дальше, чем мы рассчитывали. Помимо проживания, денег стоили ужин, завтрак, трансфер до вулкана, трансфер до аэропорта. И ладно бы, если бы каждая сумма была уместной. Суммы были взяты с небес, меня это ужасно злило. Подход нашего лендлорда тоже удручал. Он выкручивал деньги на любой мелочи, казалось, что скоро наши вопросы начнут стоить денег.
В это же время у него жил английский турок, которого эта ситуация тоже начала накалять. Он, как и мы, улетал завтра. Попытка организовать совместный трансфер через хозяина бунгало разбилась о космический ценник. Мы приняли решение переночевать и проститься с нашим меркантильным хозяином. Теперь он нужен нам был только с утра, для того чтобы отвезти нас к входу на Ясур.
Попасть на кратер вулкана Ясур можно было только с экскурсией и с гидом. Экскурсии стартовали каждые шесть часов и занимали около трёх часов. Погода была нелётная, и нам сразу сказали, что шанс увидеть хоть что-то очень мал. Решили отправиться на Ясур в 6 утра: если бы мы не увидели чего-то утром, у нас была бы ещё возможность попытать счастья со следующей экскурсией.
Однако нам повезло. Удивительно было наблюдать вулкан из бунгало в ночи. Он светился ярким красным, рассеянным в облаке пятном и ухал взрывами каждые полчаса.
Вход, конечно, тоже был платный и недешёвый. Нас встречают пикапы и меланезийский юноша лет двадцати. Он предлагает нам нарядиться в плащи и каски, сам устремляется в пикап в шлёпанцах, шортах и футболке. От точки высадки из пикапов идём гуськом за юношей, он светит себе под ноги вспышкой смартфона. Тоненьким голосом с командирскими нотками юноша сообщает правила поведения, не тонко намекая, что кто не будет их соблюдать, тот сам дурак и сдохнет в вулкане, а с него взятки гладки, ведь он предупреждал.
Вулкан всё это время продолжал ухать. Но облака, которые так и норовили занырнуть внутрь кратера, не давали увидеть что-либо, кроме ярких красных вспышек, сопровождавшихся выбросами вулканического песка, хлеставшего нас по щекам.
Обошли кромку кратера и вышли к самому вольготному для наблюдений месту. Рельеф здесь был гораздо дружелюбнее к зрителям и позволял видеть гораздо дальше вглубь. И вот, о чудо! Облака вдруг вынырнули, а вулкан в этот же момент оглушил нас очередным взрывом. Здесь были бы не лишними наши противогазы, которые не пригодились на Амбриме, — выброс серного газа был внушительным.
Ясур наградил нас целой чередой последовательных взрывов, и в какой-то момент даже становилось волнительно от количества удушающего газа и отсутствия кислорода. Сумасшедшее зрелище — смотреть, как Земля бухтит. Видеть на рассвете, как смешиваются дождевые облачка с облаками серного газа, чувствовать на лице саднящий песок, выбрасываемый с каждым взрывом.
Лава в кратере вулкана Ясур на острове Танна
Счастье от увиденного и достигнутой цели было настолько сильным, что было сложно поверить в момент. Поскольку вулкан на Танна — это оплот местной коммерции, то вскоре нам пришлось покинуть кромку кратера и отправиться восвояси. Осталось найти, где позавтракать и как добраться до аэропорта.
Бунгало напротив входа на территорию вулкана поглотило группу азиатов, которые были с нами наверху. Последовав за ними, мы уткнулись в милую мадам, которая готовила им завтрак. За приемлемую плату она пригласила и нас к столу. Позже пришёл её муж, который оказался кузеном нашего меркантильного лендлорда, и предложил доставить нас в аэропорт на 20% дешевле, чем это сделал бы его кузен.
Завтрак на острове Танна
Завтрак на острове Танна

Путь домой

Порт-Вила к этому моменту казалась уже родным домом, где всё знакомо. Наконец-то мы вернулись в Central Bay Motel и начали собирать вещи к отъезду. На следующий день предстоял трёхчасовой перелёт на Фиджи, где мы должны были провести две ночи, а затем ночь в Гонконге.
Фиджи — это исторически огромный хаб в Океании. Сейчас там есть очень большой аэропорт, который способен принимать огромные двухэтажные лайнеры. Функция острова, если обратиться к истории, всегда была транспортно-пересадочная — здесь нет большого производства или развитого туристического сегмента. Но его любят сёрферы за волны и состоятельные туристы, которые хотят спрятаться в одном из немногочисленных, но дорогих отелей почти в самом центре Тихого океана.
Бэкпэкеры не представляют большого интереса для местного бизнеса, поэтому в ценовой доступности есть всего несколько хостелов. Тот отельчик, который мы заняли в этот раз, меня удовлетворил максимально. Там были отличные кровати и кондиционер. Этого было вполне достаточно для того, чтобы проспать сутки. Вайфая там не было, все попытки развлечься разбивались о наше местонахождение. Maps.me, отвечая на запрос о развлечениях на Фиджи, предлагали вернуться в Вануату, эпицентр событий в Тихом океане был там.
Кэп, Володя и Аслан в это время нашли автобус, который идёт в сторону Bamboo Hostel, и веселились там. На рынке купили фруктов и бодро провели время. Ренат лазал по местным рельефам, говорит, было круто. Дина тоже наслаждалась покоем.
Потом снова был самолёт, и после десяти часов в воздухе мы приземлились в Гонконге. Вещи поместили в камеру хранения в аэропорту, а самое нужное взяли с собой. До центра добрались днём, у нас было время, чтобы осмотреться.
Людей в центре столько, что даже Старому Арбату в самые насыщенные выходные не снилось. Из вывесок ничего не понятно. Из меню понятно ровно столько же. Глаза от голода лезут на лоб. То, что у китайцев интересный взгляд на произношение, не миф. Понять англоговорящего китайца подчас сложнее, чем говорящего на языке лонволвол амбримчанина. Около часа у нас ушло на то, чтобы все смогли заказать еду и насытиться.
Пошли изучать вечерний город. Если интересно посмотреть достопримечательности в Гонконге, то начинайте с малого — просто пройдитесь по улицам старого города. А потом нового города. Каждый уголок здесь какой-то невероятный, наполненный совершенно другими вибрациями. Каждая деталь вонзается в сознание и пробирает от пяток до макушки. Это не передать словами. Такие ощущения пронизывали всю нашу команду.
Когда уже совсем не осталось сил бродить, поехали в гостиницу. Это было не первое место, которое мы бронировали в Гонконге. Отель Travellers Home не дождался предоплаты, пока я без связи была на Амбриме, и отменил бронь. Что ж, это оказалось только к лучшему. Мы по очень невысокой цене заселились в отель Hotel Cozy, удивительно красочно оформленный, со всем, что необходимо для комфорта.
Переночевав, мы отправились в город, каждый куда в голову взбредёт, и все в попытке получить как можно больше впечатлений. Володя долго ждал нашего прибытия в Китай. Он принёс свой телефон в жертву кратерам на Амбриме и хотел уже скорее купить новый и выйти на связь с родными. Ренат и Аслан, кажется, составили ему компанию. Слава ожидаемо отправился по музеям. Я и Дина бродили по городу.
Гонконг — это антитеза Фиджи. Экстремально деятельные люди, экстремально противоречивая и насыщенная история, своя собственная валюта. Это всё отражено в архитектуре, в дорожной системе, в кулинарной традиции, в стремлении к чистоте, в стремлении при таком плотном заселении оставить место духовности, красоте, чести и уважению.
Улицы Гонконга © Дарья Киселёва
Центр Гонконга, световое шоу
Центр Гонконга, световое шоу © Ренат Бикулов
Вечером самолёт умчал нас в сторону Абу-Даби, где мы впервые за всё это время услышали много русской речи. А ещё через несколько часов мы приземлились в Москве, которая заставила нас заново к себе привыкать.

Эпилог

Сложность экспедиции оказалась нетривиальной. Не было льда, лавин, поломанной снаряги, опасных животных, природных катаклизмов и личных критических факапов. Были личные некритические факапы, были неработающие рации, было непонимание, как взаимодействовать с местными на севере острова, была залитая техника, была усталость. Это не страшно, когда цель достигнута и все возвращаются без критичных повреждений.
Сложности было две: совершенно несхоженная команда профессионалов и отсутствие информационного поля с достаточными сведениями о цели нашей экспедиции. Несхоженные профессионалы — это опасно. Потому что все сами с усами. У каждого есть представление о том, как должно быть, кому и чем заниматься. Бывает, что такие экстремально профессиональные составы, где участники не могут между собой договориться, губят радиальные походы. Мы смогли договориться.
Второй момент — это отсутствие информационного поля вокруг нашей цели. Достойных отчётов об Амбриме действительно нет. Вулкан активен и не стабилен. Он мог начать активно функционировать с нами внутри, кратеры могли не иметь рельефа, подходящего для спуска вниз. Местные жители могли не быть так дружелюбны, как оказались. Дополнительной еды от общин могло не быть.
Я считаю, что такой успешный исход экспедиции — это результат удачи, которая была с нами беспрестанно, профессионализма членов команды, который заключался не в умении вязать узлы, а в умении действовать в разных ситуациях и занимать нужную роль, и целом в человечности и адекватности каждого из нас.
Партнёры экспедиции: Arcteryx, Cebe, Singing Rock, Primus, Ortlieb, Ferrino, GoPro.
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2020 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме

В рассылке блога мы рассказываем о новых коллекциях
, интересных товарах
и людях
Если у вас есть вопросы или пожелания по блогу, пишите их нам, мы постараемся учесть.
Напишите нам, о чём бы вы хотели прочитать в нашем блоге.
Заметили ошибку? Выделите текст ошибки, нажмите Ctrl+Enter, отправьте форму. Мы постараемся исправить ее.