с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

Фестиваль бэккантри и туризма на фрирайд-базе Жыргалан (Киргизия)

23.12.2015
В результате вынужденного курса на импортозамещение, а, быть может, по причине неистребимого человеческого любопытства, туризм и горнолыжный отдых в странах СНГ набирает популярность с каждым годом и несет с собой все новые и новые открытия. Вот и наш внештатный корреспондент, Светлана Хлебникова, побывала на открытии новой базы для фрирайдеров в Кыргызстане на фестивале «Jergalan-fest». Ее эмоциональный рассказ об этой поездке и описание склонов фрирайд-региона для скитурщиков и фрирайдеров мы публикуем сегодня.
Спортмарафон я и Лида
В начале горнолыжного сезона 2015-2016 снег ложился весьма нелогично. Ноябрь - а Сибирь еле-еле покрыта слабым снегом. Зато Кавказ жирует, вся Средняя Азия давно уже открыла сезон и катается. Куда ехать?
И тут ангел осенил меня крылом: приходит приглашение приехать на открытие сезона на фрирайд-базу Жыргалан, в качестве трэвел-журналиста, три дня поработать с молодыми авторами (в Кыргызстане русский язык является вторым официальным, практически вся пресса русскоязычная), потусить, помочь с организацией и несколько дней покатать. Снега уже метр и еще сыплет, для восточного Тянь-Шаня вполне достаточно, курумники там только в ледниковых районах, в катальной зоне альпийских лугов – джайлоо – их нет, а отдельные валуны легко объезжабельны.
В общем, как говорил Челентано: «было сделано предложение, от которого невозможно отказаться».

18 ноября, со сноубордом в Киргизию

В Москве -10, в Бишкеке - +10. В битком набитом самолете (билеты Москва- Бишкек на удивление недороги сейчас – 12 000 в оба конца за неделю до вылета) я одна с чехлом для сноуборда, да и вообще с российским паспортом, похоже, одна. Таможенник в Домодедово спрашивает:
— Какова цель вашей поездки?
— Горнолыжный туризм…
— Какой туризм, вы же одна? А ИГИЛ?
Стараясь не фыркать от смеха, объясняю краткий курс географии и то, что Кыргызстан – одна из самых стабильных и светских стран Азии.
Это, кстати, действительно так. Я в жизни посетила с десяток азиатских стран, и только в Киргизии чувствую себя совершенно свободно. Про красоту этой гористой земли и обилие горнолыжных угодий можно говорить бесконечно, но и этот вот нюанс – дружелюбность населения, властей, отсутствие всяких формальностей, обилие конкурирующих между собой предприятий мелкого туристического бизнеса – для туриста безусловное благо и не последний аргумент в выборе.
И, наконец, выпрыгиваю из самолета в знакомый запах зиры и лошадок, первый вдох теплого киргизского ветра, сразу вдохновляющего меня на общение со всем белым светом – водителями, ранними торговцами, встреченными на перевале сонными чехами и т.п. Семь часов прыгая из машины в машину, добираюсь в Жыргалан, где уже начались приготовления к фестивалю. В палатках у подножия живут суровые снегоходчики.
Снегоходчики палатка
Долину Жыргалан как Мекку для фрирайда открыли несколько лет назад. Ну, вернее, не открыли, а просто фрирайдеры влюбились в нее. И уговорили хозяина гостевого дома, горнолыжника и энтузиаста развития родного края Эмиля построить еще один домик прямо в Жыргалане, для того, чтоб не ездить каждый день из Каракола. В долине огромное количество шикарных снежных склонов, всю зиму катать – не перекатать! Второй год база открывает свои двери для фрирайдеров, бэккантрийщиков, скитурщиков. И вот – на этот раз с помпой и салютами наступающей зиме.
Жыргалан закат
На фрирайд-базе в зоне отдыха целый офис: жужжат принтеры-сканеры и клацают ноутбуки, живут девушки из американского фонда USAID. Параллельно с открытием горнолыжного сезона проводится и этнический фестиваль, серия мастер-классов по национальным ремеслам, основам развития туристических кластеров и еще множеству тематик: от печения пирогов до концептуальных стратегий экотуризма. Поэтому публика самая разнообразная, и даже частью совсем не горная.
Именно эта каша, смесь суровой и насмешливой фрирайдерской тусовки с эмоциональными преподавателями-энтузиастами, местными хлопотливыми хозяйками, быстроговорящими туроператорами и героически волокающими по охотничьим тропам свои метровые штативы-объективы журналистами – сразу почему-то дала удивительно дружескую атмосферу. Все впряглись в работу – послезавтра основной заезд народа, надо все приготовить, натропить снегоходные дороги для подъемов вверх, продумать еще раз все нюансы, разнести еду по хозяйкам, у которых будут жить гости (фрирайд-база невелика и всю толпу физически вместить не может). В общем, нормальная фестивальная паника. Я всегда любила работать на фестивалях и выставках – хлопотно и нервно, но сама атмосфера круговорота любопытных лиц, пульсирующего праздника жизни - все искупает.

19 ноября. Ленин и дети

Назира, куратор детской и этнической составляющей феста, говорит мне:
— Слушай, а давай ты в школе после уроков дашь старшеклассникам краткую вводную: что такое горные лыжи, фрирайд, зачем это вообще все происходит, чтоб кататься учились, чтоб языками занимались, спасами, проводниками становились – ну, и вообще?
— Хм, хм, - говорю, - как-то неожиданно, я не готовилась, задача-то стояла со взрослыми поработать, а не с детьми…
А потом думаю: да у меня ж по диплому одна из специальностей – учитель, шесть лет универского стажа, что я – не справлюсь с поселковыми балбесами? Они вряд ли что поймут, но для очистки совести что-то интересное рассказать надо.
Махнула рукой и согласилась. Дети так дети. Нарядилась в боты и гортекс, взяла с собой горные лыжи, сплитборд, камуса, палки, лавинный рюкзак, бипер-щуп-лопату и прочие атрибуты «тру фрирайдера». В общем, мы с девочками втроем таранили все эти учебные пособия в школу через пол-поселка.
А дети, подростки, оказались самым офигенным народом в мире. Вместо планируемых 20 минут «профориентации» мы с ними проговорили полтора часа, они задавали сотни вопросов, рассказывали про какие-то тайные тропы, восторженно учились клеить камуса, помогали складывать надувающиеся части «альпрайда». Белые фартучки, красные галстучки, костюмы, горящие глаза.
Школа урок
В общем, домой я шла налегке, держа за руку четырех девчонок одновременно, а парни в драку тащили за нами все бэккантрийное барахло со счастливыми лицами. Разговорам не было конца.
— Вы поймите, для нас это кусок яркой жизни, другой мир…мы ведь все сделаем, чтобы тоже жить интересно, красиво, здорово!
— Куда мы тут пойдем? В забой, гипс дробить, еле сводя концы с концами? Или скот пасти? Или в Москву, по подвалам жить, от милиции прятаться…никто такой жизни не хочет. Я учиться пойду на врача, буду спасателем, работать в своих горах!
— А как вы научились кататься, тяжело было? Я тоже хочу сноуборд, мне нравится, может, есть у кого ненужный, в школу нам?
— Сколько стоят лыжи? Дорого? Очень хочу, буду у отца просить! Мой дом у горы, катайся хоть каждый день…
Ну, на этот вопрос у меня есть ответ, Эмиль, наш президент горнолыжного кластера, научил. «Лыжи - один баран стоят!». Это понятная сельским ребятам цена, не загадочные доллары.
Сколько стоят лыжи баран
Худой и нескладный, но самый любопытный десятиклассник Эрлан забыл надеть куртку, а в школу за ней возвращаться отказывается, влюбленными глазами глядя на сноуборд. Только получив разрешение покататься, дрожа от холода и счастья, извалявшись на ближайшей маленькой горке как следует, парень соглашается на эвакуацию в тепло.
Последних школяров удалось отправить домой только в семь вечера. После клятвенных обещаний, что в субботу привезут 12 пар лыж, мы тоже дадим свои сноуборды и будем учить ребят кататься.

20 ноября. Фестиваль туризма и фрирайда

И вот – первый день горнолыжно-туристического фестиваля. С утра приезжают автобусы из Бишкека, привозят с собой телевизионщиков, лыжников - казахов, москвичей-туроператоров, двух американцев, даже, кажется, французов. Ко мне в номер вселяется маленькая Карен, героическая дама, уже много лет живущая на постсоветском пространстве, но не утерявшая своей американской улыбки и эмоциональной мимики.
По плану – подъем на снегоходах на гору. Гор в Жыргалане – шесть, это только в шаговой доступности, а тех, к которым нужны длинные подходы – гораздо больше.

Фрирайд-споты Жыргалана

Чункуртор, она же Хелискиерская, она же «Сенокоска» – 3264 м, высокая открытая гора, катаем восточные и северо-восточные склоны, большая выположка в северной части, поэтому - легкий для снегохода подъем. Одна из самых популярных гор, есть маршруты доступные даже начинающему фрирайдеру. Но и для продвинутого райдера там есть чем заняться – выше по ущелью реки Жыргалан спуски весьма и весьма длинные и сложные. Лавиноопасно, но доски хорошо видны и есть возможность их объехать.
Время подъема – от 30 минут (на плато Тулпар-Таш) до 2,5 часов – на вершинные плато.
Сенокоска
«Кукушка» или Эк-Эмчек (у этого названия неприличный перевод, посему пользуемся им с осторожностью) с прилегающей долиной Койжайлан - 3220. Сложная, крутая, очень красивая, но довольно лавиноопасная гора, катабельна всего несколько недель в году. Для хорошо оборудованных, опытных райдеров.
Время подъема: со стороны Кок-Бель – 2,5 – 3 часа. Со стороны ущелья Койжайлан – не выяснено.
Таш-Тобе – 3180, лысая гора, северо-западные и северо-восточные склоны. С северо-запада постоянная лавинная доска, сходящая два-три раза в сезон, склоны же, выходящие в долину Кок-Бель – вполне катабельны большую часть зимы.
Время подъема до ближней вершины – 1,5 – 2 часа.
Таш-Тобе
Правый берег долины Кок-Бель или «Япония» - верхняя точка 3228м, закрытые большую часть дня северные склоны, круглые, мягкие долины, длинные многоснежные хребты чуть подальше. Волшебное место для райдеров среднего уровня и выше. Лысые панорамные вершины, многоснежные долины и лесные крутые выкаты с дропами – вылитый японский Нисеко из горнолыжных фильмов! Катабельна с середины ноября до конца марта и даже дольше – солнце почти не попадает сюда, снег долго остается холодным.
Время подъема до ближней вершины – 1 – 1,5 часа, тропа очень удобная, большая ее половина идет по старой геологической дороге. Траверс до дальних отрогов – 20-40 минут.
Дальняя Шахта или Бох-Мурун. На самом деле, это отроги Таш-Тобе и спуски в сторону поселка или в сторону горы Бох-Мурун, но заход к ним с другой стороны горы. Не очень сложная, зрелищная, приятная зона катания, доступная с середины декабря до середины марта (нужно, чтоб засыпало поросль, здесь она в изобилии). От базы лучше подброситься на машине, идти к началу подъема - не меньше километра.
Время подъема – от 40 минут до 1 часа, в зависимости от выбранной точки старта. Подъем нужно начинать по центру, уходя затем на гребни. Справа орографически есть тропа, но она кончается оврагом, лучше сразу брать левее.
Бох-Мурун
Кызылмойнок, «Карабах» – 3028, широкие южные и юго-западные склоны, катабельны с конца ноября до конца февраля, в марте солнце их уже топит. Мечта ленивого фрирайдера: легкий заход по хребту, легко пробить тропу на снегоходах – и длинный, раздольный спуск по полям с уклоном 10-20 градусов. Лавиноопасны в плохую погоду только отдельные места, известные гидам и местным жителям.
Время подъема – 1 – 1,5 часа, подъем легкий, по левому (орографически) гребню.
Кызылмойнок
И это только то, что в шаговой доступности от базы. Горы, расположенные чуть дальше, еще ждут своих исследователей. На них никогда не ступала лыжа скитурщика. Кто-то будет первым.
Народу на фестиваль приехало много, для тех, кто на лыжах не катается, это просто прогулка наверх, поэтому, мы едем на обзорную и пробитую уже снегоходами Хелискиерскую. Снегоходчиков пять человек под командой известного горного и лыжного гида, Славы Тополя. Улыбается мне из-под шлема и Леша Гармаш, с которым мы ходили летом на Эныльчек пару лет назад. В общем, знакомые все лица.
На всякий случай с Лидой Звозниковой, молодым инструктором и гидом из Каракола, делаем вводную для всех. Что такое горы, скитур, правила безопасности, что такое бипер, для чего камуса и т.п. Заставляем всех одевать теплые шапки и перчатки.
то такое бипер и камуса
Молодой американец Стивен, приятный и задумчивый парень, гуляет во флисочке, упорно машет рукой: «I`m Ok!», но перед подъемом все-таки осознает, что тут не Флорида и соглашается взять чью-то куртку и шапку.
Скитурщики идут в гору пешком, часть лыжебордеров едет на фалах, а безлошадных увозят как пассажиров, за спинами.
Казахов тянут вверх
Мы с Лидой и ее друзьями неторопливо поднимаемся в гору подальше от пробитой тропы, и подставляем лица теплому азиатскому солнцу, пока вдалеке от нас носятся суетливые моторчики. Для нас это момент личной жизни – подъем и каталка! 20 ноября, снега около метра, он уже немного слежался на солнечных местах, но скользит хорошо, скатываемся с искренним удовольствием.
Идем скитурить с Ромой и Васей
Каждый получил свое маленькое достижение. Москвичка Нина, ни разу в жизни не стоявшая на лыжах, отказалась ехать на снегоходе и двинула обратно пешком по накатанной дорожке. Шла больше часа, но пришла с сияющими глазами. Пешком можно увидеть гораздо больше, чем с ревущего снегохода и она впервые увидела, как прекрасны горы, когда смотришь на них сверху.
Конечно, дети подкарауливают нас внизу и отжимают минут на 20 борды. Саранча!
Дети отобрали сноуборд
Пока мы читали вводные и заботились об утеплении гостей, казахские лыжники успели сделать лишние две скатки, подбросившись на снегоходах – ну, они гости, им можно только развлекаться, везет!
Казахи едут вниз
Дальше идем в школьный актовый зал, там будут лекции и мастер-классы. Зал полон, пришел весь поселок в полном составе. Вводные речи послушали с энтузиазмом, но когда мы, лекторы, завели свои профессиональные волынки, местные жители потихоньку стали засыпать, остались только городские слушатели. Однако на лекцию по лавинной безопасности одного из опытнейших хели-гидов Кыргызстана, Павла Воробьева, вдруг притопал в полном составе взвод МЧС! Из местных же ребят.
МЧС в Аксуйском районе – структура небогатая. Вертолетов у них нет. Снегоходов нет. Лыж – тоже нет. Ломы, лопаты, носилки, кислородные баллоны, да пара «шишиг» - ГАЗ66. Но бегать по горам им приходится много. То шахтеров завалит, то чабанов надо вызволять из непогоды, то лыжники попадут в беду, да мало ли! Поэтому образовываться бойцы явились дружно и с энтузиазмом.
Паша Воробьев лекция по ЛБ
И Паша оказался в сложной ситуации – с одной стороны сидят в полном составе все наличные горнолыжники, скитурщики, плюс местные инструкторы и молодые гиды – в общем, народ уже немного сведущий в вопросе. С другой – МЧС и школьники, которым надо объяснять что такое лавинный датчик и что означает известная им изморозь.
Поэтому лекция получилась «галопом по Европам», пришлось нам всем за ужином осаждать Пашу вопросами, касающимися непосредственно региональных особенностей Восточного Тянь-Шаня. Но концепция лекций у него очень хорошая, много времени уделено организации группы для спуска, алгоритмам принятия решения – этого я не слышала больше ни у кого, а ведь это важно – алгоритмизировать самое сложное, свести к минимуму эмоции, человеческий фактор. Я постараюсь при случае полную версию послушать и всем рекомендую.
Вечером собираемся на совещание: официальные лица, представители гуманитарных фондов, турагенты, журналисты, гиды, спасатели. Гудеж на трех языках. В гостевой прохладно, греем чай, все ходят, хлопают дверями - я что-то простужена, угуляли меня вчера школьники по поселку. И прихожу прямо в спальнике. Очень, скажу вам, удобно – ходить на совещания в спальнике. Пока интересно – поговорила со всеми. Пока финансисты обсуждали свои скучные документы – поспала, потом проснулась – а тут уже и про возможные траектории разговор с гидами идет, опять интересно. Красота!

21 ноября. Школа юного горнолыжника и праздник

Утром за окном густая метель, снег стеной. Иду в школу, а к дому подъезжает УАЗ-ик с лыжами – горнолыжная база выделила 12 пар прокатных лыж, чтоб жыргаланские дети поучились и порадовались - и эти лыжи радостно разбирают МЧС-ники, неумело встегиваясь. Спрашиваю: «А где инструктор»? Оказывается, инструктора не предусмотрели. Ладно, договариваемся, что МЧС-ники катаются до 12 дня сами, а потом детям, все детям.
Звоню Лиде, прошу: «Помоги, позанимайся с мелкими, я борды возьму на себя, но с лыжами-то что делать?». На удивление, она радостно соглашается, они как раз с ребятами раздумывают: покатать или остаться дома – видимость плохая. Итак, у нас три лыжных инструктора, отлично. Прошу для детей сноуборд у Чынгыза – густобородого и доброго бишкекского райдера и фотокора. Два борда, двое бот 38 и 40 размера. Пойдет, справимся!
Казахи пошли на гору
В школе еще один официоз: приезжают важные люди, мэр Каракола, глава Иссык-Кульского района и т.п. Сегодня праздник: все наряжены в лучшие платья. На стенах развешаны картины из войлока, девочки играют в камушки, девушки разносят баурсаки (жареные булочки из заварного теста), а женщины за столом шьют и поют хором. Вы знаете, как классно киргизские женщины поют хором? Я вот впервые слышала и была поражена. Складно, на несколько голосов, красиво, очень! Еще до начала концерта песню про Жыргалан их три раза просили петь «на бис», телеоператоры восторженно крутились вокруг этой идиллической картины.
Женщины поют
Вообще, в это утро мы без конца со всеми фоткались. Иностранцы с аксакалами, аксакалы с журналистами, журналисты с девушками, девушки с детьми, дети с лыжебордерами, а лыжебордеры - с баурсаками. Всем все ужасно нравилось.
Концерт
Произносятся речи всеми вышеперечисленными группами населения – и концерт. Как потом узнали из разговоров с местными дамами, за место на сцене была жесточайшая конкуренция и плелись интриги – всем хотелось выступить, показать детей, что-то спеть, сплясать, рассказать! В речи я не особенно вслушивалась, они были на киргизском и иногда что-то переводили на английский для гостей – но общий смысл такой: высокогорный поселок - рай для туризма летом и зимой, популярность фрирайд-базы и летней базы Жыргалана растет с ростом информации о нем. Нужно строить, нужно развивать инфраструктуру, нужно учиться гостеприимству, не сидеть по норам, а общаться, учиться, творить!
Но тут уже и полдень и будущие звезды лыжебордерства тихо утекают в раздевалку, выразительно глядя на меня: обещала, мол, пойдем!
На улице в это время уже гонки на санках, соревнования для младших, Чынгыз с мегафоном бегает и командует школьной мелкотой, ему не до нас, на нем тоже гроздьями виснут дети, разглядев под его бородой добрейшие огромные глаза.
Дети соревнования
В юртах угощение – плов, чай, сладости. Но дети не хотят сладостей. Не хотят плова. Они хотят кататься. И мы, на ходу дожевывая какой-то кусок пирога, идем на горку.
Младшие классы
Инструктор в полях из меня получился так себе. Когда на два борда и 12 пар лыж прибегает семь десятков детей и жадно хватают любые боты без примерки, а то и прямо без бот норовят влезть в крепления – не до особых педагогических изысков. Главное, следить, чтоб без бот не катали, не ломали ног, вовремя проорать им в уши элементарные правила безопасности и имя следующего в очереди. Метель слабее не стала и весь этот безумный клубок с горящими маслинами глаз вспахивает ближайшую маленькую горку, вьется, падает, кричит, верещит, бегает по пояс в снегу вверх и вниз, теряет свои кроссовки, шапки, варежки. Никаких ратраченных трасс, понятное дело, нет, а то, что накатали для нас снегоходы – давно замело. Учиться приходится сразу в условиях паудердэя. В общем, жизнерадостный содом.
Лида с ребятами – Васей и Романом - еще как-то пытались строить эту безумную братию, и хотя бы «плуг» им поставить. У меня не получилось и этого. Но – главное, что все счастливы, мы кувыркаемся в снегу часа три с половиной, и я прошу пощады, устала бегать вверх и вниз за юными сноубордистами. Сломали стреп у борда, саранча. Лыжи вроде целы. Сдаем их в машину, детей прогоняем по домам сохнуть и облегченно идем переодеваться, в родной спальник, делать мучительный выбор: терафлю или коньяк? Коньяк или терафлю?
Вечером – вручение призов. Есть интрига - в конкурсе на лучшую фотографию с фестиваля - хороший приз: камера GoPro одной из последних модификаций, дорогая и интересная горнолыжникам штука. Мне так хочется, чтобы победил кто-то из старшеклассников, из моих, ставших на эти дни моими, поселковых детей. И вот жюри выбирает лучшие фото. Побеждает Эрлан! Тот самый парнишка, который без куртки убежал от любви вслед за моим сплитом, ходил за нами хвостом все дни, даже на женских мастер-классах сидел и что-то старался сделать. У него и правда фотки классные, своей дешевой мыльницей он схватывает отличные сюжеты. А главный восторг – это видеть его совершенно обалдевшее лицо, всему залу сразу становится радостно до слез. Заслуженный выигрыш. Думаю, он заснул с ней в руках в этот вечер.
Эрлан Байтиков приз
Вечером у взрослых банкет, манты и тосты, все вдохновлены прекрасными днями, много смеются, говорят кучу хороших и совершенно неформальных слов. Небо ночью проясняется и выходит полная луна. Краски невероятные, средневековые: лиловое серебро на лысых вершинах и черный бархат елей внизу. Выходим с Пашей Гольденштейном (Trip to Kyrgystan) постоять у ручья. Я читаю стихи. А что еще делать в такой ситуации?
Лунная ночь в Жыргалане

После фестиваля

Назавтра все уезжают. Кататься не с кем, клею камуса, прогуливаюсь вверх по ручью – и назад, одной высоко в горы нельзя. Едим жыргаланскую форель у местного рыбака, у него семь детей, жена, Джанет, кормит нас солеными грибами (дада, там еще и грибов в лесах изобилие), показывает орден: «Батыр-эне», мать-героиня.
Рыба жарится
Вечером с Эмилем идем на Сенокоску, оттуда хорошо фотографировать горы в лунном свете. Крутим зеркалку и так и сяк, но получается далеко не все, что хотелось бы снять.
На следующий день – слава всем Богам! – приезжает из города Лида. Ей тоже не с кем катать, а хочется, свежий снег же. Ноябрь, соскучились. И мы радостно идем с ней на Кызылмойнок – вдвоем далеко не залезешь, опасно. А Кызылмойнок как раз в ноябре очень хорош, рассыпчат. И снизу нас хорошо видно, вся гора лысая и открытая. Двинули!
Я и Лида Карабах начало
По левому гребню идет тропа и даже несколько электрических столбов ведут к сотовой вышке. До нее идти легко и просто. Гуляют лошадки.
Лошадка и жеребенок
Дальше – уже сами, тропим. И вот на каком-то этапе оборачиваемся – а снизу за нами бежит мальчик. На горных лыжах. Без камусов. Просто бежит, елочкой, по тому снегу, где мы только что тропили на камусах. Думали – оторвемся. Ан, нет! Догнал, пыхтит, но доволен. Лет десяти пацан.
— Ты нас догнал потому что с нами хочешь пойти?
— Да, - кивает.
— Ты умеешь кататься вниз, сможешь с горы скатиться?
— Не знаю… я никогда с нее не катался!
— Куртку наденешь? – я достаю свою розовую пуховку из рюкзака.
— Нет! – хотя явно мерзнет, ни шапки, ни куртки нормальной, толстовочка. Но розовое не по-пацански, понимаю.
Что же делать? Доходим до верхнего взлета и останавливаемся. Туда его тащить опасно, там уже круто, может и сыпануть. Уговариваем спуститься по фановому, хорошо просматриваемому полю первым – если что, выкопаем.
Но пацаненок замечательно умел выкапываться сам. Упав пару раз, он приладился к свежему снегу и поехал вполне бодро, даже нарезая дуги вокруг камней. Батыр!
Пацан на Карабахе вверх
Ну, мы торопиться не стали. Пофоткались, благо солнце, тепло, красота. И не спеша сняли камуса и стартанули вниз. Весело попрыгали на засыпанных кустах арчи в верхней части склона и разогнались на широких и просторных нижних полях. Отличный спуск! Пацан нас уже встречает на велосипеде вместе со всей родней, чтобы сфотографироваться на все телефоны. Мы с Лидой сегодня две красотки – лыжница и сноубордистка, обе в зеленых куртках и оранжевых шапках. Пользуемся популярностью у поселян в качестве фотомоделей.
Но все хорошее когда-нибудь кончается. Дорога лежит дальше, в Сибирь. Еще два дня на горнолыжной базе Каракол, там как раз открытие. И все. Твое время в эдеме вышло.
Жыргалан панорама
Но зеленый домик с красной крышей – фрирайд-база Жыргалан – остается и будет ждать всех неравнодушных к горам и снегу. В феврале я туда приеду с компанией друзей. Летом это будет экологический центр, там можно будет пожить до или после горного трека, которых в округе множество. Можно привезти с собой родителей или более домашних друзей, оставить их на недельку заняться кумысолечением и экскурсиями по округе. Да много чего можно придумать, чтобы вернуться!
Иссык-Куль
Когда улетаю из этой душевной и прекрасной страны, всегда грущу, жаль уезжать. А тут проехала всю поднебесную красоту Иссык-Куля с его венцом из белоснежных гор и ни слезинки не уронила. Гуляю по аэропорту со стаканчиком кофе, купленном на последние сомы. А передо мной таблички на трех языках:
Самолетко узатуу
И вот это вот «Самолетко узатуу» вдруг безошибочно нажимает в женском мозге кнопку с функцией: «рыдать в три ручья без видимой причины». Самолетко! Самолетко узатуу… Стою, слезы льются в капучино, хлюпаю носом, глядя на плавающие за стеклом боинги. Седой киргиз подбегает и начинает испуганно утешать:
— Что плачешь, кушать хочешь? На вот, самсу съешь, мне жена пекла, у нас женщины такую самсу пекут, лучшую в Токмаке!
— Неееет, спасибо, я кушать не хочу…
— Чего тогда плачешь? Мужа нет у тебя, замуж хочешь? У меня сын средний овдовел два года как, хороший муж, работящий, давай позвоню ему?
В общем, доброму байке вид женских слез был невыносим, и он был готов выдать мне в утешение что угодно – от конфетки до нового мужа. Смеюсь сквозь слезы над трагикомичностью картины, а борт наш уже выруливает к посадочной трубе.
Эй, самолетко! Не забудь поскорей вернуть меня обратно.
Скальные спуски
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Мифы и легенды о лавинах
Человечество придумало множество устрашающих названий для снежных лавин и, как любое страшное и непонятное явление, окружило их ореолом мифов и легенд. Чтобы они не стали причинами несчастных случаев и написана эта статья…
далее
Список снаряжения для фрирайда от Сергея Веденина
Фрирайд — он разный, и снаряжение для фрирайда разное, и не может быть универсально совета, что брать с собой, одного универсального комплекта. В этой статье мы поговорим о страховочном, спасательном и аварийном снаряжении
далее
«Фрирайд — не достижение, а процесс». Беседа с Алексом Кузмицким
У нас в гостях уникальной работоспособности человек, неутомимый исследователь фрирайд-маршрутов, автор множества гайдбуков и основатель школы фрирайда Snowsense - Алекс Кузмицкий. О фрирайде и альпинизме, о жизни и философии, о свободе и мотивации - в общем, обо всем на свете, читайте в блоге:
далее
Правильное снаряжение для бэккантри - залог вашего счастья
Ещё недавно можно было встретить зимой в горах и тундре походников в ватниках, на допотопных «Бескидах» и ломких «Туристах», с разобранной печкой и дымоходными коленами, с бутылкой керосина для примуса и ватными спальниками. Они выглядели как герои, а не экстремалы.
далее
Скитур крепления. Обзор моделей
Обзор горнолыжных креплений для любителей ски тура и безграничного фрирайда. Немного о системах, конструкциях и характеристиках. Сегодня мы поможем вам разобраться в разнообразии креплений для скитура, их совместимости или несовместимости с классическими горнолыжными ( Alpine Bindings), различиями и сходством между ними.
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments