0

Вулканы, океан и единомышленники. «Спорт-Марафон» на Камчатке — 2019

Летом 2019 года «Спорт-Марафон» премировал своих лучших продавцов магазина путешествием по Камчатке с нашими амбассадорами из Kamchatka Freeride Community: Артёма Перминова (горнолыжный отдел), Андрея Шлеенкова (отдел мужской одежды), Андрея Победённого (горнолыжный отдел), Елену Шапошникову (отдел женской одежды), Сергея Маркова (отдел мужской одежды), Дмитрия Евенко (отдел обуви). Кириллу Гончаренко до шестёрки лучших не хватило чуть-чуть, но приз был таким заманчивым, что он сам взял отпуск и поехал с коллегами.
— Вы рассчитывали получить такую премию, были морально готовы?
Артём Перминов: Конечно, надежда была, и настрой был. Но всё равно такие бонусы — это всегда сюрприз и радость.
Андрей Победённый: Нам предложили готовый маршрут с 11 по 19 сентября. И он был достаточно насыщенным и разнообразным, была даже некоторая вариативность в последние дни: сходить туда или сюда. Мы разные, у нас разные увлечения, но идея путешествия была с радостью встречена всеми. Гиды старались максимально плотно уложить все этапы, чтобы не терять времени на капризы погоды, корректировали тайминг. Мы успели всё, и даже больше!
Лена Шапошникова: Нам повезло с погодой, мы попали в окно антициклона. Было довольно тепло. Не было комаров. Только медведи!
Лена позирует у палатки :)
Лена позирует у палатки
— Как вы перенесли перелёт?
Андрей Шлеенков: Мы летели с пересадкой в Новосибирске, и эта пауза дала нам возможность перевести дух, всё-таки 10 часов лететь, не выходя из самолёта, тяжеловато.
Кирилл Гончаренко: Когда мы прилетели, главное было — не спать! Кто мог заставить себя не спать, дожить до вечера по камчатскому времени, тот нормально вошёл в следующий день. Это единственный способ. Ну ещё можно полностью выспаться в самолёте, что невозможно: все ходят, едят, шумят, сидеть не особенно удобно… В общем, самый быстрый способ преодолеть джетлаг — это не спать по прилёте. Мы достаточно легко это перенесли. Тяжелее было преодолеть джетлаг обратно: во-первых, пересадка была дольше, перелёт длился не 24, а 32 часа, во-вторых, многим нужно было сразу после прилёта на работу, поэтому адаптировались к московскому часовому поясу все помедленнее. Ходили как зомби один-два дня.
Лена Шапошникова: У нас был день акклиматизации в Петропавловске-Камчатском, а утром к нам пришёл гид, Кирилл Серёгин, и забрал нас. Гиды менялись, каждый отвечал за свой участок. Но первым к нам пришёл Кирилл, обозначил время завтрака, и мы, как ответственные люди, были чётко ко времени готовы. Я почему-то выставила неправильно время, проснулась ночью, в два, и не сразу поняла, почему никто не встаёт? Походила, собрала рюкзак, потом проснулась перед самым завтраком, но уже собранная!
— С чего начался трек?
Кирилл Гончаренко: В первый же день нас привезли на джипах на озеро Толмачёва. Там стояли длинные морские каяки, уже собранные, нас ждал гид, Максим. Мы сели в них и пошли через озеро.
Андрей Шлеенков: Ну, кто-то пошёл, а кто-то поплыл…
Лена Шапошникова в каяке
Лена Шапошникова в каяке
— У вас был до этого каякерский опыт?
Андрей Победённый: Ну, у меня кое-какой опыт был, у остальных — нет. Но там и не предполагалось ничего технически сложного.
Артём Перминов: Нам сказали: «На каяке кильнуться практически невозможно». Ну, я и давай изо всех сил махать веслом. И тут же кильнулся.
Надо было сначала привыкнуть к каяку, почувствовать его, поймать баланс. А я как-то резко развернулся, был встречный ветер, каяк встал боком к волне… В общем, я выплыл, гид тут же организовал плот, меня вытащили, вылили из каяка воду. И пошли дальше. Я был весь мокрый, но сначала на адреналине холода не чувствовал. Лена пыталась надеть на меня хотя бы шапку, но я отказался. А зря. В результате все три с половиной часа отчаянно мёрз. Мне запретили быстро грести. Но как только я останавливался, тут же замерзал. Поэтому всё равно грёб.
Лена Шапошникова: Мы были ещё недалеко от берега, и по уму надо было вернуться обратно и Артёма заставить переодеться в сухое. Но мы поверили, что ему не холодно, и в результате он мёрз. В списке необязательного, но полезного снаряжения были неопреновые перчатки, но мы их не взяли. А надо было взять перчатки и носки. Потому что руки от гребли всё равно промокают.
Андрей Победённый: Это был не пороговый сплав, а фактически переправа через озеро, неопрен же используется в основном на пороговых реках, где вероятность кильнуться 70-80%. Поэтому мы не стали его брать.
Лена Шапошникова: В общем, мы шли по озеру Толмачёва, и о нём стоит рассказать. Чистейшей красоты, но при этом холодное, даже летом. Визуально вроде бы озеро небольшое, но мы шли 3-4 часа, и пришлось поработать руками, было местами даже тяжко. Впереди у нас был красивейший вид на вулканы со снежниками на макушке. И всю дорогу мы предвкушали восхождение на один из них!
Андрей Шлеенков: Кажется, что берег очень близко, ты вот-вот до него дойдёшь, а по факту там ещё три километра грести. Идёшь-идёшь, а берега всё нет. Ещё и волны, ветром сносит назад, в общем, даже тяжеловато было.
Кирилл Гончаренко: Когда мы достигли берега, там уже стояли палатки, большой шатёр. Всё было организовано, и это сэкономило нам много сил. У нас были рации, мы постоянно были на связи с гидами.
Закат на озере
Закат на озере
Вы переночевали и дальше пошли пешком?
Артём Перминов: Нет, мы ещё обходили часть озера по краю. Но сначала была ночёвка. Очень холодная! Был хороший минус, озеро даже замёрзло по краю. Кто-то ревел всю ночь рядом с палаткой. То ли медведь, то ли отравившийся Андрей Шлеенков.
Лена Шапошникова: Вообще, медвежьи следы были! Рядом с палаткой Кирилла утром были следы медвежонка. Он приходил, постоял у озера, но подходить к нему не стал, ушёл обратно.
Артём Перминов: Да, утром было прохладно. Все надели пуховички, вытряхнули все вещи просушиться, пока завтракали. Сели в каяки и плыли где-то ещё час. Ветер стих, озеро было зеркальным, перед глазами была просто заставка Windows. Чайки летают, чистое небо, безумная красота и кайф!
Кирилл Гончаренко: Кто плыл, а кто шёл…
Артём Перминов: Ну, да, кто-то чувствовал себя капитаном дальнего плавания, а кто-то капитаном дальнего хода.
Лена Шапошникова: Как только мы причалили, сразу подъехали два джипа. Всё оперативно, всё продумано. Каяки забрали для другой группы, а мы стали переодеваться для восхождения. Погрузились в джипы и поехали через несколько рек к подножию вулкана Горелый (1829 м). Видели пару мишек. У подножия растёт кедровый стланик, и они там как раз обитают.
След медвежонка
След медвежонка
— Встречали другие группы, много в сентябре на Камчатке туристов?
Лена Шапошникова: Да, встречали несколько групп. Хотя местные говорят, что это уже конец сезона, поток туристов спадает. Просто в день нашего восхождения на вулкан Горелый у них как раз был День города, праздник. И горожане на машинах приехали, под горой даже был концерт, утром играл духовой оркестр, это традиция. После концерта многие решили сходить на вулкан, полюбоваться видом с высоты. Поэтому людей мы встречали постоянно.
Андрей Победённый: Думаю, половина из тех, кого мы встречали, это не туристы, а местные, выбравшиеся погулять.
Андрей Шлеенков: Больше всего людей мы встретили на восхождении. Они поднимались вверх, шли навстречу нам вниз. И там действительно много местных. Тропа довольно простая, маршрут доступен для восхождения без специального снаряжения, и местные жители, легко одетые, в свой выходной совершают горную прогулку. Идут в трико, чуть ли не в тапочках. Погода была солнечная, было тепло. Одна дама на вопрос, как погода наверху, ответила: «Ну, я в футболочке поднималась, а наверху уж кофточку надела!»
Лена Шапошникова: Мы были хорошо экипированы, и местные туристы выходного дня на нас оглядывались, все чувствовали себя белыми воронами поначалу. Но потом встретили европейцев, те тоже «упакованы». Всё-таки 1000 метров набор высоты, на высоте обычно холодно. Просто нам повезло с погодой.
Мы запустили дрон, не доходя 200 метров до вершины. А когда вышли на самый верх, там уже был довольно холодный ветер — и шикарный вид во все стороны. Полюбовались на вершинное озерцо — кратер вулкана, и гид предложил пробежаться ещё к одному кратеру, тот уже залит не водой, а кислотой! Серная, соляная, плавиковая и азотная кислота, само озерцо ушло в трещину, но дымок кислотный идёт.
Кирилл Гончаренко: Никаких ограждений там не стоит, но тропа над озером довольно высоко, даже запах слабо долетает. По неловкости практически невозможно туда упасть. В специальном снаряжении спуститься — да, наверное, можно.
Озеро в кратере вулкана Горелый
Озеро в кратере вулкана Горелый
— Мусора много на популярных тропах?
Лена Шапошникова: Вот здесь надо отметить, что на Камчатке экологической чистотой очень дорожат. Мы едем с водителем на джипе, и он останавливается, просит подождать пять минут. Берёт пакет и выходит собирать пивные бутылки, валяющиеся на тропе. Мы два-три раза останавливались и подбирали случайный мусор, за этим они очень следят. На нас это произвело впечатление. Камчадалы в этом плане молодцы!
Андрей Победённый: Если мы и видели мусор, то это какие-то случайные потери: детское ведёрко, фантик. Тропы нахожены. И народ очень трепетно относится к чистоте: если видят, что что-то валяется, считают долгом мусор забрать с собой.
Кирилл Гончаренко: Дальше мы пошли по довольно диким тропам, там вообще было чисто. А по дороге ездят джипы.
Артём Перминов: Ещё видели полицейские посты. Гиды сказали, что полицейские отслеживают рыбаков, браконьеров. Рыбу ловить в это время запрещено. Ну за одну рыбку, выловленную на удочку, никто тебя не оштрафует, но, вообще, за этим следят.
— Говорят, что на Камчатке очень сильно ощущается высота и даже на 1000 метров над уровнем моря можно почувствовать гипоксию. Как у вас были ощущения?
Лена Шапошникова: Нет, мы ни разу высоты не почувствовали, поднимались на 1820 метров, и до этой высоты ни у кого со здоровьем проблем не было.
Артём Перминов: Широта Камчатки не сильно отличается от широты Москвы. Вот на Чукотке — да, наверное, высота переносится хуже.
— А гейзеры на пути были?
Андрей Шлеенков: Как раз следующим пунктом программы был визит на гейзерную электростанцию. Геотермальную. Единственную в мире.
Электричество вырабатывается силой пара, а так это обычный горячий источник. Не знаю насчёт её КПД, думаю, он не очень большой, но как эксперимент это, безусловно, интересно. Шумная она только, это факт!
Кирилл Гончаренко: Недалеко от этих источников мы и встали лагерем, раскинули палатки. Пока ставились — был абсолютный штиль. А потом вдруг налетел безумный ветер и раскидал все палатки, которые были плохо закреплены.
Артём Перминов: Ну, я-то Big Agnes Copper Spur хорошо закрепил! А вот некоторые полетали.
Почва была каменистая, а стояли мы на пупыре, с которого дорога спускается вниз. Укрыться было абсолютно негде. Мы сидели у костра, и он моментально прогорал, но тепла не было.
Андрей Победённый: Чая делаешь два глотка — и он уже холодный… Но ничего страшного. Спать было хорошо.
— На какую температуру брали спальники?
Артём Перминов: Я взял на температуру комфорта 0…-7°C, это минимально рекомендованная температура. И я замёрз. Ну, не то чтобы сильно замёрз — но было некомфортно, я просыпался, потому что в местах натяжения спальника чувствовал холод. На вторую ночь я надел тёплое термобельё, и всё стало хорошо, больше холод ночью меня не беспокоил.
Лена Шапошникова: Холодно было, когда мы ночевали у воды. Я брала спальник на температуру комфорта 0 градусов, и я спала в куртке. В сухих местах спать было вполне комфортно. Причём осенью воздух суше, и все говорят, что ходить и спать комфортнее. Если у тебя есть пуховка и тёплый спальник!
Лагерь у подножия вулкана
Лагерь у подножия вулкана
— Сколько дней длился треккинг?
Артём Перминов: Ну, вот, первый день мы все вместе сходили на вулкан, а потом планировался пеший маршрут на два дня, но мы мужской компанией бахнули его за день. Расстояние было небольшое — 26 километров. Но половину пути это был спуск, что не очень комфортно — камни, медведи постоянные в стланике. Но это ладно, мы спустились, обувь у всех хорошая, спуск держит. А потом пошёл дождь, и тропа шла вдоль реки. Реку мы пересекли раз тридцать, наверное. Шли в шортах, сандалиях и в неопреновых носках 10 километров по ледяной воде. Наконец река закончилась, и началось болото… Хлюпающая колея, шли по щиколотку в грязи ещё несколько километров. На этом фоне отрезок тропы по реке был самым комфортным!
Лена Шапошникова: У меня болело горло, а трек предполагал броды, поэтому я сразу отказалась, уехала на джипе с гидами в Петропавловск-Камчатский. Походила там денёк, всё поснимала, посетила разные исторические места — потом меня отвезли на конечную точку маршрута. И без меня парни ускорились.
— А река была настолько глубокая, что в треккинговых ботинках нельзя было идти?
Андрей Шлеенков: Нет, было довольно глубоко. Местами по колено.
Артём Перминов: Ну, конечно, от роста зависит! Если у кого метр сорок девять…
Лена Шапошникова: Дима и Сергей замёрзли, конечно…
Андрей Победённый: Ага, метр сорок девять — это про меня. С неопреновыми носками есть такой нюанс: нужно, чтобы их резинка очень плотно прилегала к ноге, не давая воде постоянно заливаться внутрь. В чём смысл неопренового носка? Вода в него попадает, согревается от ноги и холодную воду больше к ноге не пропускает. Тебе мокро, но тепло! А у парней носки были слишком широкие — или ноги слишком худые, — и туда постоянно заливалась свежая холодная вода. Конечно, им было очень некомфортно.
Плюс в носок всё равно попадает глина и песок, и ты идёшь в этом 10 километров и трёшь, трёшь ногу… Постоянно хочется стащить с себя носки и промыть их. А эта процедура тоже не добавляет ногам тепла.
Кирилл Гончаренко: Но всё это мелочи. В общем, тот, кто ходил в походы, знает, что иногда это нормально — идти по реке под дождём. А рельеф был очень красивый и разнообразный. Сначала спуск, камни, скалы. Потом начинаются джунгли, вид совершенно нездешний, очень красивая тропа. А потом выходишь — и перед тобой океан! Бухта Жировая.
Артём Перминов: Там мы ночевали, так как забрать нас должны были только на следующий день. И это была самая запоминающаяся ночёвка.
— Чем она так запомнилась?
Андрей Шлеенков: Ну, во-первых, было тепло. Это была самая тёплая ночь за неделю. У океана не было ветра, ну и просто погода сменилась, температура поднялась. Было очень чистое небо, звёзды, полнолуние…
Мы набрали у океана плавника (дерева, выброшенного океаном на берег и высохшего) и запалили костёр. И всю ночь вокруг нас ходили медведи.
В этой бухте живёт егерь, у него есть ружьё, квадроцикл и собака. С этой собакой он приходил к нашему костру поболтать, живёт один, ему грустно и скучно. Нам он был даже рад. Стоит его вагончик, рядом площадка для палаток. У егеря есть бензогенератор, и мощный фонарь на улице освещает площадку, в общем, вечером довольно уютно.
Артём Перминов: Медведей была уйма. Посветишь от костра фонариком в сторонку — а там глаза. Егерь пытался их отгонять пугачом, собака лаяла, медведи на неё огрызались, но не трогали.
Потом медведь обошёл нас с тыла и подошёл к лагерю метров на 15, очень близко. И тут егерь говорит: «Ну всё, ребята, спокойной ночи, я спать пошёл». И погасил свет. Вот это был эпичный момент. Раз — и темнота! Смотришь на океан — а перед тобой идеально ровная лунная дорожка, как в кино. И вдруг по ней медведь проходит! В общем, у всех было желание поскорее пойти спать, чтоб хотя бы их не видеть, когда не видишь — почему-то не так страшно.
Кирилл Гончаренко: У нас палатка стояла ближе всего к траве — и нам пришлось включить на ночь колонку, подбодрить себя и остальных. Даже в туалет далеко от палатки не отходили, боялись.
— Какой музыкой отпугивали медведей?
Артём Перминов: Разной. Да всё равно Серёга Марков так храпел, что медведям музыки было толком не слышно.
Андрей Победённый: Утром медведи ушли подальше от лагеря, и мы спокойно побродили по берегу, пофотографировали океан, была хорошая погода. И стали ждать Лену с командой!
— А как выбрасывались с побережья?
Лена Шапошникова: Всё было продумано. Пока парни шли по маршруту, мы вышли из порта Петропавловска-Камчатского на катамаране и 4 часа плыли по открытому океану, чтобы встретить в бухте Жировой ребят. Было очень красиво: Авачинская бухта с видом на вулкан Вилючинский… какая-то комфортабельная яхта проплывала мимо. Ещё запомнились «три братца» — три живописные скалы, которые оберегают от океанских волн Авачинскую бухту.
В общем, в обед мы забрали ребят. Они были голодные, поэтому сначала покормили. Катамаран, кстати, приятно удивил очень дружной и слаженной командой — капитан, помощник и повар. Ребята молодцы.
Сначала, правда, пришлось ждать — нам не давали разрешения выйти в море. Минут 40 мы стояли у берега и ждали разрешения на выход. Только когда капитану по рации дали добро, мы поплыли. Это пограничные моря, и всем рулят военные.
Забрали парней и пошли в бухту Русскую.
Андрей Шлеенков: Пока ждали, был повод ещё раз удивиться. У нас был с собой бинокль. Ну и решили посмотреть на бухту, кто там в ней плавает. Иногда выныривают нерпы. Видим — что-то чёрное плывёт через бухту и не ныряет. Медведь! Гид говорит: «Да ладно, такого быть не может!», а потом сам глянул — точно медведь! Плывёт через бухту зачем-то. Может быть, нас видел и не захотел встречаться. Ну или ещё у него были какие-то срочные дела, решил срезать. В общем, медведи ещё и плавают!
Ну а потом нас забрали, и началась лакшери-программа: океан, сивучи, душ! Только укачивает.
— Цель была — посмотреть морских животинок?
Андрей Победённый: Ну, честно сказать, была мечта — увидеть китов.
Но сначала в бухте Русской мы видели ещё одного плывущего медведя, причём уже практически в океане, вот это было совсем удивительно. До берега не меньше километра, а может быть, и два. Но медведь закрывал купальный сезон!
Лена Шапошникова: И мальчишки начали его подрезать! Медведь был совсем молодой, пугался и нервничал.
Артём Перминов: Да никто его не подрезал, просто мы плавали вокруг него. Кругами.
Лена Шапошникова: Но и китов мы увидели. С нами была девушка-фотограф, и вот, пасмурным утром, когда все дремали по каютам, она разглядела в объектив их хвостики. Киты!
Капитан замедлил ход, чтобы не пропустить следующее всплытие китов, — они всплывают периодически. Ждали долго, но где-то через час всех позвали на палубу, и мы увидели целую китовую семью: маму, папу и детёныша. Они ныряли, всплывали и опять ныряли. Мы их вдоволь наснимали, и потом, когда просматривали фотки, капитан сказал, что для экологов самое важное — это хвосты, по ним они определяют вид китов и их примерные размеры.
Андрей Победённый: Если определять по хвостам, то это были два кита-самца и китёнок, однополая семья.
— Кроме китов и медведей, что интересного можно увидеть с моря?
Кирилл Гончаренко: Мы иногда садились на моторную лодку и заплывали в прибрежные пещеры, гиды называют их «тузиками». Очень живописные пещеры, гроты, в них много морских птиц.
Андрей Шлеенков: Был интересный момент: когда подплывали к первой пещере, со скалы сорвался испуганный баклан и сбросил камень — прямо перед лодкой, метрах в десяти. Камень здоровенный такой, хлопок был — как будто взрыв!
Артём Перминов: Первую пещеру я проспал, а на второй заход меня разбудили, мне снился прекрасный сон, но нет! Разбудили, заставили спускаться на воду. Я сонный, жилет застёгиваю задом наперёд, и мы отходим от катамарана. И когда пришёл в себя, протёр глаза — уже начались фантастического вида гроты. И я вдруг понял, что во сне было не так круто, как наяву, и обрадовался, что проснулся!
Потом ещё нам кофе вкуснейший сварили. Вообще, после треккинга и ночи с медведями это был настоящий день отдыха.
— А дальше?
Лена Шапошникова: Потом мы уже пошли в сторону Петропавловска-Камчатского, надо было возвращаться. Переночевали в бухте Русской, на воде. Утром ещё увидели два брошенных корабля, полазили по ним, пофотографировались. Ребята сказали, что корабли остались со времён войны.
Брошенный сейнер
Брошенный сейнер
Андрей Шлеенков: Вообще, хорошо, что маршрут был кольцевой, мы каждый день видели что-то новое, никогда не возвращались в то же место. В бухте Русской, кстати, видели сивучей! Там есть такая скала, на которой они постоянно лежат.
Кирилл Гончаренко: Было даже немного страшно — катамаран очень близко подходит к скале, метров на 10, и ты видишь их очень хорошо. Они рычат! Вожак вскидывался на подходящее судно.
Лена Шапошникова: Кто-то спал, кто-то рычал, да. Вожак кого-то тормошил, ругался на молодых сивучей.
Сивучи в бухте Русской
Сивучи в бухте Русской
— А как определили, кто из сивучей вожак?
Андрей Шлеенков: Да его не перепутаешь, он реально самый здоровый, много крупнее всех остальных. Как лев! С горжеткой кудрявой.
Вожак сивучей в бухте Русской
Вожак сивучей в бухте Русской
— Из Петропавловска-Камчатского сразу улетели?
Андрей Победённый: Нет, у нас был свободный день, мы посвятили его своим хотелкам. Ездили на Халактырский пляж, там есть две сёрферские школы. У пляжа забрались на гору с потрясающим видом. Причём забраться на неё не сложно. С одной стороны есть тропа, а с другой — скальные стенки, пробиты маршруты для скалолазов.
Кирилл Гончаренко: Потом мы вернулись в город, встретились с друзьями. Сходили всей группой в Музей вулканологии. Всем рекомендуем! Экспозиция очень круто сделана, интересно рассказывают, мы остались в восторге.
Лена кричала в трубу и зажигала голосом лампочки, например!
— А были моменты разочарования, несоответствия ожиданий действительности?
Артём Перминов: Икра совсем не дешёвая! Но кроме этого — всё оказалось даже круче, чем мы ожидали.
Камчатский завтрак
Камчатский завтрак
Салат с крабами
Салат с крабами
— Чем питались в походе?
Андрей Шлеенков: Ой, кормили обычно скудной камчатской едой. На ужин салат с крабами закусывали красной икрой. Утром, чтобы остатки не пропадали, нам сделали омлет из крабов. Потом ели какую-то жалкую уху из красной рыбы. Непонятный салат из морских гребешков с надоевшей красной икрой…
Лена Шапошникова: Всё было горячее, вкусное, калорийное. Вся еда из местных продуктов, это да!
— Сами рыбу ловили?
Артём Перминов: Нет, уже не сезон, в сентябре ловить запрещено. Не сказать, чтобы за этим строго следили, но следят. Да и зачем? Мы приехали походить и посмотреть Камчатку, а не рыбачить! Правда, на море одну рыбину случайно поймали. Но в планах этого не было.
Андрей Победённый: Мы видели полицейские машины, и гиды нам сказали, что они как раз ловят браконьеров, так что реально следят.
Дары моря
— Медведей много видели?
Артём Перминов: Медведей реально много. Сначала они вызывали у нас любопытство, а потом мы уже просто вздыхали: «Опять медведи!» Да, встреча с ними безопасна, если ведёшь себя правильно, но всё равно, каждый раз это напряг и стресс. И если поначалу я, конечно, хотел увидеть медведя, то через пару дней уже не хотел и мечтал только о том, чтобы мы шли и на маршруте никого не было!
Андрей Шлеенков: Однажды ночью медведь подошёл к лагерю метров на 15. Собака егеря пыталась его отогнать. Медведь был молодой, он её, в свою очередь, норовил достать и ударить лапой, но собака тоже была молодая и быстрая, она уворачивалась. Потом ему надоело, он ушёл.
Лена Шапошникова: Не только мы, но и наши покупатели, побывавшие на Камчатке — к нам же ходят не только купить, но и поговорить, — хором говорили, что этим летом мишек на Камчатке особенно много. Видимо, благоприятные условия сложились, много еды, зима была тёплая, все проснулись.
Местные жители на Камчатке тоже говорили, что медведи ходят прямо на окраинах посёлков.
Нас ребята встретили на джипах, мы ехали по двухполосной дороге, а на одной полосе лежал медведь, килограммов на семьсот. Неподалёку работали дорожники, мы его объехали — и он даже не пошевелился. Он здесь хозяин! Это мы к нему приехали, чего ему бояться?
Артём Перминов: Экологи, с которыми я общался, говорят, что это, вероятно, связано с тем, что медведь мельчает. Если раньше у медведицы рождались два медвежонка, то сейчас почти всегда три. И популяция быстро растёт.
Их отстреливают, если они начинают представлять опасность для человека, как-то пытаются регулировать популяцию, но, в общем, в нацпарках Камчатки мишек охраняют, и они чувствуют себя вполне вольготно.
Кирилл Гончаренко: Проблема больше в том, что туристы часто не отдают себе отчёта в последствиях своих действий и мишек кормят. А этого делать нельзя. Если хочешь сохранить жизнь медведю — не корми его, а лучше сделай так, чтобы он убежал. Потому что медведи не дураки, они привыкают к кормлению и отказываются от добычи пищи самостоятельно. Человек для него становится полезным существом, и медведь приходит к людям всё чаще и чаще, а значит — рано или поздно он будет застрелен, так как даже не проявляющий агрессии медведь потенциально опасен для человека, он просто сильнее, его игры и дружелюбие для туристов могут быть смертельны.
— Вам давали инструктаж, как вести себя в случае встречи с медведем?
Андрей Победённый: Конечно. Всегда держаться в группе и быть очень шумным, чтобы медведь не сделал глупостей от неожиданности.
Артём Перминов: Когда вы держитесь группой, у медведя создаётся впечатление, что по тропе идёт что-то большое, и он побаивается. В общем, пошёл в кусты пописать — иди шумно. А то заодно и покакаешь.
Кирилл Гончаренко: Нас спасало то, что в команде был шутник — Андрей Шлеенков. Мы всю дорогу болтали и ржали.
— Что больше всего удивило на Камчатке?
Андрей Победённый: Конечно, природа: неожиданная, разнообразная и почти нетронутая. Ощущаешь какое-то единение с горами и океаном.
Артём Перминов: Концентрация красот на небольшом полуострове. Было чувство путешествия по сказочным местам, по «Скаскам» казака Владимира Атласова, я их как раз читал перед поездкой.
Кирилл Гончаренко: Меня больше всего поразили вулканы. Сколько бы я статей ни прочитал, сколько бы ни готовился к этому, всё равно первое, что ты видишь на Камчатке, — шапки огромных вулканов, и они в сто раз больше, чем представляются на фотках, удивительно.
Плюс очень красивый вид на бухту из гостевого дома «Bay House». Было чистое небо, повезло с погодой и закат был такой, что просто вау!
Закат, вид с базы Байтур
Закат, вид с базы Байтур
Андрей Шлеенков: Больше всего меня удивил океан. Медведи, плывущие через океан. Рыба, которую мы остановились половить. Нерпы, сивучи. Из «Bay House-а» казалось, что океан сероватый. А когда мы вышли туда на яхте — стало видно, что он голубой-голубой!
Лена Шапошникова: Когда прилетаешь, красота вулканов сразу же бросается в глаза. Когда гуляешь по Авачинской бухте, поражает мощь гор и снежников над ней. Приятно поразила команда единомышленников в Байхаусе, этот дом останется в моём сердце, я туда обязательно вернусь, открытые, добрые и любящие своё дело люди, одна команда — общаться с ними отдельное удовольствие.
Я по профессии биолог, поэтому много смотрела фильмов о побережье Камчатки, но океан там и правда удивительный. Плюс — экология! Люди живут в этом месте и очень сильно следят за чистотой и экологией, ценят мир, в котором живут. И у местных жителей очень принят активный отдых, по выходным люди выходят не по торговым центрам бродить, а в океане поплавать, сбегать на гору полюбоваться видом, им всегда есть чем заняться.
Камчатка осталась в нашем сердце и мы, конечно, все хотим туда вернуться!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2020 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме

В рассылке блога мы рассказываем о новых коллекциях
, интересных товарах
и людях
Если у вас есть вопросы или пожелания по блогу, пишите их нам, мы постараемся учесть.
Если вы в теме и умеете грамотно работать с текстом - у нас есть интересная работа.
Напишите нам, о чём бы вы хотели прочитать в нашем блоге.
Заметили ошибку? Выделите текст ошибки, нажмите Ctrl+Enter, отправьте форму. Мы постараемся исправить ее.