с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

«Горы — цепляют». Интервью с Олегом Чегодаевым

03.10.2017
В команде «Спорт-Марафон» прибавление — Олег Чегодаев, уральский фотограф, турист, трейлраннер, альпинист и горнолыжник. В Спорт-Марафон он также привёз свою знаменитую коллекцию украшений для аутдорщиков, волшебные фотографии и неистощимые рассказы о красоте Урала и других российских гор.
Олег Чегодаев просто светится энергией. Увлечения его многообразны: он горный турист с многолетним стажем, альпинист-разрядник, скитурщик и горнолыжник, скайраннер, участник многодневных забегов по горам, высотный фотограф, да просто трэвел-фотограф. Большинство его походов подчинено задаче — найти удивительный кадр, суметь снять горы так, чтобы красота их застряла у каждого в сердце. При этом 90% его работ посвящено родине, Южному Уралу. Посмотрите на фотографии — вы знали, что на Южном Урале есть такие потрясающие горы?
А ещё он делает серебряные украшения и бронзовые брелоки для всех, кто не чужд outdoor-активности: горников, лыжников, велосипедистов, бегунов и туристов. Трогательные, душевные и забавные, вызывающие желание никогда с ними не расставаться.
— Олег, расскажи немного о себе: где ты родился, как пришёл в туризм?
— На самом деле я пришёл в туризм достаточно поздно. Пятнадцать лет проработал в органах внутренних дел, долгое время вёл нездоровый образ жизни: пил, курил, был толстым, неспортивным парнем…
— Сейчас в это сложно поверить!
— Но так оно и было! Правда, отец занимался альпинизмом в молодости, дома всегда было много книг, посвящённых природе, горам… Иногда выезжали в несложные походы на Южный Урал, и это всё.
После школы поступил в институт МВД, жил в казарме, служил сотрудником полиции, и было не до путешествий. Но после окончания института в 2005 году понял, что надо что-то менять в своей жизни. Сперва попробовал горные лыжи, а потом как-то всё пошло, пошло… Были какие-то алковыезды, матрасные путешествия, электричка, третий вагон с конца … вся эта тусовка. Через полгода понял, что для меня это — тупик, начал совершать первые одиночные походы.
Большой вехой стало участие в суточном рогейне, у нас проводятся такие соревнования: «Кольцо-24». Каждую осень, в горах Урала, проводится гонка по правилам рогейна, хотя это не совсем рогейн — там некоторые правила пришли из туризма: команда из 4 человек, обязательно хотя бы одна девушка, обязательно груз в 10 килограммов у каждого. Совершенно неожиданно мы заняли 4 место, прошли в районе 60 километров. Это было 11 лет назад. Меня это так зацепило, что я постепенно за несколько лет бросил курить, пить, начал бегать, тренироваться, втянулся в мир мультиспорта и рогейнов. Кардинально изменил свои подходы к питанию, похудел на 30 килограмм… в общем предал все свои старые идеалы и обрёл новые!
Финишная фотография на гонке КБА Light 2016. Олег слева
Финишная фотография на гонке КБА Light 2016. Олег слева
Затем было увлечение альпинизмом, выполнил 2 разряд, в основном ездил в районе Безенги, иногда Туюк-Су, но как-то мне стало скучно. Я люблю каждый день засыпать на новом месте, с новыми видами, а в альпинизме ты вынужден проводить длительное время на одной горе или в одном районе, ходить одни и те же маршруты, одни и те же подходы — меня это просто убивало. Как вспомню эти набившие оскомину километры до Альпенграда в Туюк-Су, так и возвращаться не хочется.
Тем более, я понял, что альпинизмом можно и на старости лет будет позаниматься. Помню, у нас был инструктор, Павел Антонович Чочиа, было ему в то время под 60, так мы за ним никто угнаться не могли! И вот он рассказывал, что вернулся в альпинизм и сходил свои восьмитысячники уже когда ему было около 50. Психологическая устойчивость, терпение, здравый смысл, качества нужные в альпинизме — это всё приходит с возрастом.
Поэтому сейчас я занимаюсь туризмом.
— Тебя сейчас увлекает участие в соревнованиях, классических марафонах?
— Я люблю фотографировать марафоны, а сам гладкий бег — не люблю. Пару раз принимал участие в такого рода городских соревнованиях, бег по кругу — это совсем неинтересно. Тем более, после того как попробуешь бегать по горам. Но в первую очередь мне нравится бегать для поддержания формы, это позволяет совершать походы в высоком темпе, интенсивно.
Ультрамарафоны — да, это интереснее, но больше, всё-таки, мне нравятся мультиспортивные гонки, длительные рогейны, где нет заданного направления, а нужно думать головой, ориентироваться, принимать решение…
Сейчас во все беговые соревнования пришли профессиональные спортсмены, которые бегают с детства. С ними невозможно соревноваться в мои 30 с плюсом. Зато в мультигонках, где есть место не только спортивной подготовке, а удаче, сообразительности, выносливости — я вполне могу с ними тягаться!
— Ты путешественник, блогер, фотограф — но имя твоё у большинства всё-таки ассоциируется с символичными ювелирными украшениями для экстремалов. Как ты пришёл к этой идее, делать украшения именно для туристов, горников, лыжников?
— Я почему-то думал, что моё имя ассоциируется больше с аутдор-фотографией, блогом, а уже потом с украшениями… не особо афиширую своё место в их создании, хотя, может быть, я и не прав.
А произошло всё просто. У меня была девушка, она занималась скалолазанием. Я подумал: «Классно было бы ей подарить серебряного скалолаза!». И начал искать такое украшение. В России ничего не нашёл. Нашёл на eBay несколько украшений, заказал, подарил, увидел радость, и рассудил: если я искал, значит, и ещё кто-то ищет? Так родилась идея. Сначала покупал за границей, потом понял, что заграничные ювелиры по непонятным для меня причинам не хотят развиваться. За год у них не появилось почти ничего нового, а у меня было столько идей!
И я начал сотрудничать с ювелирами, создал свой бренд ExJe (Extreme Jewelry). Теперь мы ведущие производители украшений для альпинистов, путешественников, outdoor — спортсменов на российском рынке, и одни из лидеров — на мировом рынке outdoor- jewelry.
Я внимательно слежу за нашими конкурентами, и наш основной плюс в том, что мы создаём по два-три новых украшения в неделю! Когда мы не в походах, конечно. Никто больше так активно не обновляет линейку.
Сейчас появилась другая проблема: зарубежные и отечественные ювелиры начали активно копировать наши украшения. Доходит до смешного: копируют не только изделия, но и идею фотографии, кадр. Я сфотографировал, допустим, какое-то украшение на камне — и они тоже снимают свою копию на подобном камне, с такой же верёвочкой… Впрочем, нас это не сильно беспокоит. Пока нас копируют — мы успеем сделать что-то новое, главное, чтобы они не начали своё придумывать — это уже будет серьёзнее.
— Сколько человек в вашей команде?
— Пять человек, мы уже давно вместе работаем.
— Почему именно серебро и бронза?
— Серебро — это наиболее демократичный драгоценный металл, на мой взгляд. Я так вижу своего покупателя — он готов покупать украшения за такую цену. А золото будет примерно в десять раз дороже, спрос будет небольшим. Плюс — законодательное урегулирование другое, оформление, доставка сложнее… В общем, мы выбрали серебро.
С бронзой — тоже причины в официальных ограничениях. Серебро — драгоценный металл, в России оборот драгметаллов особо регулируется. Мы стоим на учёте в пробирной палате, у нас всё по-белому, но — мы не можем сотрудничать с outdoor-магазинами, выставлять наши товары там, где бывают наши покупатели. Вот, например, магазин Спорт-Марафон — уверен, он мог бы стать идеальной площадкой для продажи наших украшений в Москве, но для того, чтобы торговать ювелирными украшениями, необходимо оформить много юридических моментов и сделать у себя в торговом зале некое подобие небольшого ювелирного магазина — пока это невозможно. Но мы не теряем надежду, ведь для Спорт Марафон нет ничего невозможного! (смеётся) Поэтому пока нашли такой выход — создали новое направление — брелоки для ключей из ювелирной бронзы.
Меньше чем за полгода выпустили две серии «Горы мира» и «Альпинистскую». На подходе горнолыжная, водная, туристическая, беговая серии… В общем, у нас большие планы! Мы полагаем, что с бронзовыми украшениями зайдём в оффлайновые магазины не только у нас, но и за границей.
— Ты понимаешь, что делаешь не просто украшения, а талисманы, амулеты, отвечающие за удачу в походе или на соревнованиях? Что, по-твоему, заряжает их энергией?
— Да, понимаю. И это такой кайф! Я много думал об этом, и у меня есть такая теория: мы сейчас живём в одноразовое время. Нас окружают одноразовые пластиковые вещи, их жизнь не рассчитана на срок больше года-двух, ну — пяти! А мы создаём вещи, которые останутся в веках. Я даже уверен, что лет через 50 какая-нибудь бабушка скажет своей внучке: «Ты идёшь в горы? Вот, возьми этот талисман, надень на шею, он был со мной на Эвересте, он принесёт тебе удачу!». Разве такого не может быть? Может! И это кайф. Нас не будет, а красивые вещи, созданные нашими руками, останутся. Это воодушевляет.
— Думал ли ты, когда начинал, что идея выстрелит с такой силой?
— Я думаю, идея выстрелила потому, что горы, альпинизм — это настолько важная, энергоёмкая стихия, что человек, заражённый горами, хочет иметь какую-нибудь вещь, которая будет напоминать об этой мощи в обыденной жизни, которая будет всегда с ним. Она расскажет окружающим о его увлечениях, о стиле жизни.
Со мной периодически делятся историями, связанными с нашими украшениями. Недавно рассказали о том, как парень сделал предложение руки и сердца своей любимой на вершине горы, держа в руках не золотое кольцо, а серебряно-золотые эдельвейсы. Здорово.
— Как рождается идея украшения? Ты делаешь их по фотографиям или рисуешь сам, с натуры, по впечатлению?
— Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо начать издалека. Когда учился в школе, говорили, что я единственный за многие годы, у кого в аттестате стоит тройка по ИЗО. Учитель принципиально отказался мне ставить что-то выше, так как я в его глазах — бездарность и непоседа. На уроках было не интересно, баловался. Поэтому я вообще не рисую. Но объяснить то, что я придумал, несложно, в нашей команде все не чужды альпинизму и туризму.
Идеи возникают всегда по-разному. Каждое утро я тренируюсь — встаю рано, в 4-5 утра, до 8 часов занимаюсь делами, потом двухчасовая тренировка. И это время для создания новых идей. На тренировку, в которой львиную долю занимает бег, я не беру никакие гаджеты. Ни часов, ни пульсометра, ни телефона — отказался от всего этого. Остаюсь один на один с собой, что особо ценно ввиду специфики моей работы, ведь у меня интернет-магазин, блог, активность в социальных сетях — всё это постоянный поток информации, грузящий в фоновом режиме мозг.
И вот, оказавшись в информационном вакууме, мозг начинает выдавать идеи. Может быть больше кислорода в мозг поступает (хотя, по идее, его должно меньше поступать), в общем, я не знаю, как это работает, но работает! Приходят совершенно свежие, новые мысли, идеи — вот, буквально вчера и сегодня придумал несколько новых украшений.
Другой источник вдохновения — горы и природа.
Что-то подсказывают люди, всегда стараюсь узнать мнение и хотелки людей.
Вот, например, недавно мы сделали пару серёг «Клещ и комар» — очень смешная парочка получилась. Как они родились? Клеща мне предложил коллега, и я подумал: «О, круто, только надо придумать к нему пару. Пусть будут Клещ и Комар — такие гопники из леса, одиозные фигуры для туриста». И это отлично зашло. Сейчас рисуем пару подвесок и брелоков на тему горных лыж и сноуборда, хотим простебать этих антагонистов.
— Какие украшения в твоей коллекции самые популярные?
— Вообще, есть разница по странам. Покупатели за границей, в основном, берут браслеты. В России — серьги и подвески. Но везде наиболее популярна горная, альпинистская тема. Это то, что захватывает человека с головой. Характерный пример: с недавних пор создаём беговую ювелирную коллекцию. Когда приняли решение развивать это направление, исходили из того, что в мире и России настоящий беговой бум, миллионы бегут! Какая благодатная тема — сделать беговую серию! Мы сделали. И несмотря на то, что бегунов на порядок больше, чем альпинистов, продажи беговой тематики в разы меньше. Не знаю, с чем это связано, может быть мы не сделали пока хороших беговых украшений, но, думаю, дело не только в этом. Бег не захватывает целиком, не цепляет. Человек может в одно и тоже время и бегать, и в горы ходить, и на пианино играть. А если он ходит в горы — он ходит в Горы! Так что наша основная песня — всё же горная тематика.
— Ты много ходишь по малоисследованным горам Южного Урала в одиночку. Почему? Чем тебе не нравятся походы с компанией единомышленников?
— Хочу поправить, не мало исследованным, а труднодоступным! Малоисследованных гор на Южном Урале практически нет. Ответ будет не заумный: мне нравится Урал, и он начинается почти у моего порога. Почему я делаю это один? Всё просто: в туризме очень важно, чтобы цели всех участников группы совпадали. К сожалению, цели, которые я ставлю перед собой, обычно чужды большинству людей. Да и подстраиваться под кого-то я не люблю. В том, чем занимаюсь я, нет места компромиссам, а так как я человек мягкий, мне важны мнения, интересы других людей — проще ходить одному.
Обычно я ставлю перед собой две взаимоисключающие цели: во-первых, стараюсь пройти (пробежать) максимально быстро и интенсивно маршрут, во-вторых, пытаюсь создать на его основе качественный фотографический материал. Из всего этого вытекают такие неприятные для спутников моменты, как неудобные ночёвки на вершинах гор и хребтов, отсутствие воды, длительные остановки в «местах силы», ранние подъёмы, иногда в 2-3 часа ночи, и поздние отбои.
Да и физически немногие могут двигаться в моём темпе. И дело даже не в том, что у меня хорошая физическая форма, хотя она хорошая, а в том, что у меня особый южноуральский дар ходить по курумникам и буреломам очень быстро.
Но, вообще, нельзя сказать, что я хожу только по Южному Уралу. Прошёл много километров по России, от самого северного её европейского края, полуострова Рыбачий, до самого восточного — Курильских островов… но сейчас, в первую очередь, мне интересны именно интенсивные одиночные маршруты по Уралу: от полупустынь Мугоджар на юге до арктических пустынь на берегу Ледовитого океана. Поэтому я стараюсь сейчас путешествовать и снимать именно Урал.
Статья по теме
Путешествия по Уралу
— В чём шарм южноуральских гор? Какие маршруты у тебя самые любимые?
— Южный Урал начинается с Оренбургских степей и простирается до горы Юрма на севере. И на протяжении этих 500 километров кардинально меняется как минимум трижды. Он разный, но неизменно добрый к человеку. Южный Урал — вообще очень гостеприимные и не опасные для людей горы. У нас практически нет лавин, камнепадов, экстремальных погодных условий. Зона леса расположена высоко и всегда есть возможность спуститься, укрыться от непогоды. Нет национальных проблем, небольшая плотность диких животных, опасных для человека. Зато наличествует разветвлённая сеть дорог и хорошее покрытие сотовой связью. Всё это даёт широчайшие возможности для использования Южного Урала в качестве громадного тренировочного полигона. Садишься в машину в Уфе — и через три часа ты в горах. А горы у нас полноценные, хотя и невысокие! В них есть древность, красота — таёжная, неброская — но это совершенно точно красиво. И доступно. Эти качества, на мой взгляд, делают Южный Урал уникальным, не имеющим аналогов в России. Возможности для туризма огромные. Особенно для зимнего, лыжного туризма. Ты можешь идти совершенно спокойно, не опасаясь лавин. Высоко поднимается зона леса, ты всегда можешь ночевать в тёплой палатке, с печкой, везде есть дрова. Ну — и это моя родина, я её люблю!
Хребет Инзерские Зубчатки
Хребет Инзерские Зубчатки
— Сегодня в России два значения слова «скитур» — это длительные лыжные походы, часто на деревянных лыжах, и однодневные восхождения на горных лыжах с камусами ради спуска. Что тебе ближе и почему?
— Немного не так. Думаю, большинство тех уважаемых мной туристов, кто ходит на деревянных лыжах — будут против того, чтобы их страсть называли скитуром. В большинстве своём они бьют себя в грудь и говорят, что это никакой не скитур, а самый, что ни на есть, настоящий лыжный туризм! А скитур, мол, это всё буржуйское и не наше. Но время и прогресс не остановить, их век заканчивается.
Мне, безусловно, ближе хождение длительных маршрутов на лыжах для скитура, и я всячески продвигаю это направление в массы. У меня пластиковые Alpine-ботинки, хожу в них в длительные походы, и я в восторге — это лучшее, что со мной случалось в жизни. Я в один прекрасный день решил полностью уйти от старого снаряжения и перешёл на эти ботинки, мне очень нравится, это совсем другой уровень, безопасность и контроль лыж.
— На чём ты ходишь, какие лыжи-крепления, ботинки используешь для скитура?
— Я хожу на лыжах Fischer S-Bound, 112. Модель туристическая, с кантом и насечкой. Отличные лыжи для длительных походов, лёгкие и крепкие, и что очень важно, насечка держит достаточно крутые подъёмы, это даёт возможность не париться с камусом на сильно пересечённой местности. А это, кстати, один из аргументов старой школы — вот, мол, на пластике невозможно подниматься в гору без камусов, а камуса вы замучаетесь надевать и снимать. Пластиковые лыжи с насечкой решают эту проблему. Пологие подъёмы проходятся без камуса идеально. А на крутые камус одеть, я засекал — это полторы-две минуты!
Крепления у Salomon системы TLT, ботинки Scott Tour Cosmos, удобные, лёгкие, и подвижные.
Собрал этот комплект в прошлом году, и могу сказать — это лучшее, что я испытывал в лыжном туризме за 10 лет. Это совсем другой уровень комфорта, безопасности, контроля. Поэтому я за длительные маршруты и за развитие лыжного туризма в эту сторону.
— Ты и зимой один ходишь?
— Не всегда. Иногда со мной ходит моя любимая женщина. Когда мы идём несложные маршруты, она может сопровождать меня, а когда надо пройти быстрый маршрут, я хожу один. Цели у нас общие, поэтому хожу либо с ней, либо один.
— Каковы особенности одиночных походов, чем подготовка к соло-маршруту отличается от подготовки к командному выходу?
— Да, фактически подготовка к одиночному походу отличается только повышенным вниманием к безопасности. Во всём остальном всё даже проще — не надо полагаться на кого-то, кто должен сделать часть работы, взять часть снаряжения…
Как я обеспечиваю свою безопасность? Во-первых, я купил, кстати, в Спорт-Марафоне, SPOT — Спутниковый треккер и пользуюсь им. Возможно, скоро куплю ещё и спутниковый телефон, но пока пользуюсь Spot-ом. Он может передать сигнал SOS, передать мои координаты и таким образом вызвать помощь в экстренном случае. Конечно, моя любимая женщина тоже разбирается в ориентировании, она всегда знает, где я нахожусь, и мой маршрут знает. Если есть сотовая связь, я выхожу на связь.
Ну, и главное — я думаю, прежде чем что-то сделать!
— Ты ходишь только по России или у тебя есть опыт маршрутов по зарубежным горам?
— Ну, если считать Украину, Казахстан и Узбекистан заграницей, то я был за границей! Но вообще, я же долго работал в органах внутренних дел, были ограничения по линии режима секретности — и я долго никуда не выезжал, не мог. А сейчас уже мои интересы сильно связаны с Россией и Уралом, здесь полон рот забот и задач, поэтому нет пока планов путешествий в другие страны.
Последний день в погонах
Последний день в погонах
— У тебя на сайте прекрасные отчёты о больших гонках горных марафонцев и скайраннеров. Ты не один год в команде организаторов Elbrus Red Fox Race. Почему тебя увлекает эта тема?
— На фестиваль экстремальных видов спорта Red Fox Elbrus Race я ездил в этом году третий раз. Вхожу в команду высотных судей, работаю высотным фотографом. Почему меня это привлекает? Скажу честно, никогда меня Эльбрус не интересовал как гора, там слишком много людей. Ну что там можно снять нового? Но когда Женя Колчанов, директор гонки, пригласил меня поработать в команде высотных судей, где постоянно работают Николай Анатольевич Тотьмянин, Сергей Юрьевич Богомолов, Сергей Игоревич Бершов, дядя Коля Чёрный, Лёша Корень и многие другие легендарные личности, у меня не было даже мысли отказаться. Это уникальное событие и место. Мало где на планете на такой площади собирается такая Команда, и работает над общей целью.
Команда высотных судей на вершине Эльбруса
Команда высотных судей на вершине Эльбруса
Я вообще очень дружен с брендом Red Fox, считаю, что это российская outdoor «корпорация добра», ведь они делают прекрасные дела, поддерживают outdoor-активность. Яркие примеры тому: Red Fox Adventure Race, Red Fox Karelian Rocks, Red Fox Elbrus Race и менее крупные действа. К тому же, они делают отличное мирового уровня снаряжение и одежду.
Поэтому каждый год, в мае, несмотря на большую загрузку и множество своих планов, я еду и работаю с ними, и получаю большое удовольствие и опыт.
Гонка Advencher Red Fox. Race 2014
Гонка Advencher Red Fox. Race 2014
— В чём особенности съёмки спортсменов на высоте?
— Каких-то специфических особенностей не так много. Сложность только в самом факте работы на высоте. Непросто снимать на вершине Эльбруса несколько часов, активно передвигаться, искать кадры и не улететь вниз, тем более что всё это происходит через 5-7 дней после того, как ты приехал с равнины.
Конечно, ещё есть погодный фактор, но и на 1 000 метров бывают условия не лучше, когда, например, при -50°C ты прикладываешь фотоаппарат к лицу и получаешь обморожение! Или когда идёшь зимой длительный маршрут, всё мокрое, всё обледеневает, фотоаппарат, оптика. Надо думать как сохранить аккумуляторы, чтобы они не сели за 10 минут на морозе… всё это гораздо сложнее, чем снимать, выйдя утром из тёплого вагончика на 3 900!
— Сколько у тебя — альпиниста-туриста-лыжника-фотографа — рюкзаков? Какие из них наиболее востребованы?
— У меня довольно много рюкзаков, некоторым по 10-11 лет, я их очень люблю и боюсь, что они развалятся. Например, Bask Lite 69, лёгкий рюкзачок — 69 литров весит 980 грамм, простой и очень удобный. До двух недель маршруты я хожу с ним, и очень переживаю, что с моим любимым рюкзаком что-нибудь случится. Сейчас рюкзаки так усложнились… слишком много непонятных приблуд.
Ещё есть Bask Anaconda, 120 литров, ему уже больше 10 лет. Использую его зимой в основном. Вот это две самых долгоиграющих вещи.
— У тебя много активностей в жизни. Сколько же у тебя снаряжения? Есть вещи, которые универсальны, пригождаются и на восхождении, и во фрирайде, и на марафонах?
— Это моя красная шапочка! Я с ней так сроднился, что иногда забываю снять дома. Она для меня ассоциируется с Жаком-Ивом Кусто, человеком, который сыграл глобальную роль в изменении моего отношения к путешествиям и природе. Можно сказать, я в его команде, заочно:)
Горелка MSR Reactor — тоже всегда со мной. Я принципиально не жгу костры, поэтому готовлю всё только на ней.
Да большинство вещей всесезонны, на самом деле. У меня один списочек есть на все случаи жизни, я по нему собираюсь в дорогу, чтобы ничего не забыть!
— Насколько современное снаряжение облегчило жизнь туриста по сравнению со снаряжением ХХ века?
— На самом деле у меня было вполне современное снаряжение изначально. Я всегда старался получить лучшее, что было на рынке, но это, на мой взгляд, далеко не главное в туризме.
И в очередной раз я убедился в этом весной. Ко мне в гости приезжал путешественник из Германии, Роберт Беллман. Опытный путешественник, за плечами которого 17 лет сложнейших походов по самым отдалённым уголкам России, в 2016 году он, например, автономно пересёк за 75 дней плато Путорана. Так вот, что меня поразило, и ещё раз подтвердило мою мысль о том, что снаряжение — не самое главное: Роберт в своих путешествиях использует только самое простое снаряжение. Питается обычной пищей, никаких сублиматов. А проходит такие маршруты, которые, на мой взгляд, могут претендовать на победу в чемпионате России по туризму, очень крутые маршруты! И когда мы с ним пошли в горы, было странно наблюдать Роберта: он шёл, как деревенский парень, в старой прожжённой куртке гортексовой, в каких-то штанах типа джинсов, в недорогой снаряге, и нас — экипированных топовым снаряжением, нас — которые ему в подмётки не годятся в плане сложности и глобальности целей!
Роберт Беллман на плато Путорана
Роберт Беллман на плато Путорана
Это, на мой взгляд, показывает, что ставить во главу угла снаряжение — ошибочно, оно обычно не играет ключевой роли.
Но в тоже время глупо отрицать, что хорошая снаряга даёт гораздо больше возможностей! Те же лыжи пластиковые, по сравнению со всем, на чём я раньше ходил — дали мне сразу плюс 300 процентов к скорости, безопасности, удовольствию от скитура. Поэтому я всё же предпочитаю брать лучшее снаряжение от лучших брендов.
— Есть ли смысл покупать специальную одежду и обувь для походов по невысоким горам: Уралу, Карелии, Хибинам?
— Безусловно, есть, это даже не требует обсуждений. Вообще, главная причина, по которой люди гибнут даже на Южном Урале — это отсутствие понимания, что любые горы — территория повышенной опасности. Все считают, что Урал — это не серьёзно, чего там, всё рядом, ерунда! Идут неподготовленные и замерзают, теряются, срываются, ломают ноги.
Многие помнят жуткие по глупости смертельные случаи на Иремеле, произошедшие только потому, что люди вели себя беспечно, были не готовы, ни физически, ни морально, ни в плане экипировки.
Однажды летом, в июне, я сам чуть не замёрз на вершине Ямантау. Промозглая дождливая погода у подножия, плюс резкое похолодание и усиливающийся ветер на вершине, а я недостаточно тепло одет. Спасло только то, что хватило мозгов вовремя развернуться и спуститься, ещё чуть-чуть — и сильное переохлаждение было бы обеспечено. А если учесть нулевую видимость и огромный мокрый курум, случись что, нарушение координации, падение, перелом, и это почти гарантированная смерть.
Горы — всегда горы! Погода в них очень изменчива. Когда ты идёшь в большие горы, ты к этому обычно готов. А здесь горы невысокие, и люди не относятся к ним серьёзно, а зря! Хорошее, адекватное погодным условиям снаряжение в таких горах необходимо!
— Какие сейчас у тебя мечты и планы на жизнь? Какие проекты готовятся?
— Я недавно вернулся с Приполярного и Полярного Урала, мы там бегали ультру, потом ходили, а я ещё и фотографировал. У меня возникла идея — хотя, в принципе, она давно уже витала в воздухе, но осознание, что пришла пора этим заняться вплотную появилось сейчас.
Основная мысль в том, что Урал людям неизвестен. Так сложилось исторически, географически, экономически и инфраструктурно — Урал разделён на пять частей: Южный, Средний, Северный, Приполярный и Полярный, а есть ещё и Мугоджары, территория иностранного государства, тоже Урал. И эти части не только формально разделены, самое страшное, что люди разных частей зачастую слабо представляют, какой Урал в других местах. А ведь это огромная горная страна, две тысячи километров, он великолепно разнообразный!
Приполярный Урал. Гора Еркусей
Приполярный Урал. Гора Еркусей
И вот, мне захотелось всё это уместить в один большой просветительский проект. Это долгий путь, 5-7 лет минимум, а может быть и вся жизнь, надеюсь, что мне хватит ума, энергии и фантазии это сделать. Концепция сейчас разрабатывается, скажу точно — это будет не только фотопроект, хотя он безусловно станет одним из главных направлений развития. Уже точно будет создан челлендж, пока под рабочим названием «Пять вершин Урала». Он будет включать в себя восхождения на пять высочайших точек пяти районов Урала, и после восхождения на все пять мы будем вручать уникальный большой серебряный знак, уже разработанный в нашей мастерской. И это, опять же, послужит привлечению внимания к Уралу.
Это достаточно сложная и амбициозная задача. Ведь только кажется, что у нас всё легкодоступно. На самом деле, добраться до, например, вершины северного Урала, горы Тельпосиз (1 617 м), ещё та задачка! В общем этот проект уже разрабатывается, и, уверен, скоро мы объявим о нем.
Есть и ещё одна идея, которая мне не даёт покоя. Это сольное прохождение всего Урала, экспедиция длиною в 2-2.5 тысячи километров. Большой вызов, дело которое может ввести в зал славы российских путешественников смельчака, осуществившего это проект.
Северный Урал. Гора Шудья-Пендыш
Северный Урал. Гора Шудья-Пендыш
Конечно, здесь уместно вспомнить знаменитый маршрут нашего уральского путешественника, Николая Анатольевича Рундквиста, который в 1991 году, в составе группы, совершил прохождение Урала за 100 дней на велосипедах, байдарках, катамаранах и пешком. Это, безусловно, знаковый маршрут, и человек, его создавший, для многих туристов, увлечённых Уралом, фигура знаковая. Но есть ещё возможность улучшить и углубить его достижение, сделать это более чисто! Ведь они ехали на велосипедах по дорогам, не по горам. Сплавлялись по рекам, которые тоже не всегда шли через горы… да и стартовали с середины Южного Урала.
Не знаю, решусь ли я когда-то на подобный маршрут, быть может… а может быть кто-то другой это сделает, и я буду рад за него.
В общем, думаю, Урал сильно недооценённая территория, он незаслуженно обойдён вниманием, и я постараюсь исправить по мере моих сил эту несправедливость!
— Спасибо, Олег, мне уже захотелось приехать с рюкзаком на Урал, и своими глазами увидеть всю эту красоту!
Восход над хребтом Кумардак
Восход над хребтом Кумардак
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Как уберечь фототехнику в зимний период?
О том, как уберечь фототехнику в зимний период и самому подготовиться к фотопрогулке мы попросили рассказать не абы кого, а жителя далёкой и холодной Чукотки — Тимура Ахметова, фотографа и путешественника
далее
Интервью с Иваном Петровым о Crimea X Run
Меньше месяца осталось до главного трейла осени, горной многодневки Crimea X Run. В этом году трассы сложнее, но участников становится только больше. Директор гонки Иван Петров рассказал, что сделало её такой популярной и что делать участникам, чтобы получить от забега максимум удовольствия
далее
13 полезных мелочей для скитура и бэккантри от Алекса Кузмицкого
Наш друг Алекс Кузмицкий, опытный скитурист, поделился списком полезных мелочей, без которых ни он, ни его команда не выходят в горы: они практически не занимают места, мало весят и гарантированно пригодятся вам на склонах
далее
Путешествия по Уралу
Конец лета – самое время подвести итоги сезона уходящего, и начать мечтать о следующем. Так что, читайте наш материал о путешествиях на Урале, вдохновляйтесь и планируйте свой новый маршрут!
далее
Приполярный Урал в марте-апреле. Собираемся!
Конец марта - начало апреля – лучшее время для похода на Саблю. Склоны Саблинского хребта – отличное место для бэккантри и ски-тура. На Приполярном Урале ещё зима. Глубина снега в тайге достигает двух метров. Но световой день уже длинный. В хорошую погоду днём на солнце температура -10С, но ночью может быть холодно до -30С.
далее
Рюкзаки для туризма. 12 самых-самых
Самые большие, самые легкие, самые женские и самые интересные рюкзаки в нашем обзоре. Из 500 моделей, уже представленных в Спорт-Марафон, мы выбрали самые-самые. А теперь хотим поделиться с вами.
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments