с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

Под Мраморной Стеной. Тянь-Шань. Фото из архива Анны Ханкевич

«Прыгаю в последний вагон поезда, несущегося в противоположном направлении». Интервью с Анной Ханкевич

27.10.2018
Анна Ханкевич не перестаёт удивлять всех вокруг с тех пор, как шестилетней начала кататься на горных лыжах. Имея диплом факультета психологии МГУ, внезапно сделала резкий поворот — увлеклась сноубордом, стала инструктором школы Snowpro. Затем ещё один вираж — вернулась на лыжи и в 2010 году уже выиграла несколько всероссийских соревнований по фрирайду.
В 28 лет стала прорайдером Volkl, Marker, Uvex и Columbia, держалась в топе всех мировых соревнований по фрирайду среди лыжниц, побеждала в нескольких мировых этапах серии FWQ, участвовала в съёмках проекта Ride the Planet, инструктор по горным лыжам, автор собственных тренировочных методик.
В 2014 году снова резкая смена приоритетов — начало обучения в Российской школе горных гидов RGMA, успешная сдача экзаменов на лыжного гида международного класса с первой попытки. К этому времени Анна уже популярный ски-турный и фрирайд-гид, делающий красивые и интересные собственные проекты.
В 2017-м вновь сюрприз. Аня выходит замуж и появляется на склонах уже с дочкой Машей, упакованной в слинг. При этом не переставая делать интересные фрирайд-программы.
Как? Откуда берутся время и силы? Об этом мы и решили поговорить. Тем более есть хороший повод. С этого дня Анна — амбассадор «Спорт-Марафона». Надеемся, мы будем видеть её чаще, общаться и учиться у этого удивительного человека.
Как я успеваю работать, учиться и заниматься семьёй? Да никак! Просто перестала себя мучить доведением до совершенства

— Мы с тобой беседовали в студии «Спорт-Марафон» почти три года назад, когда ты только окончила школу RGMA и планировала плавно перейти из спорта в работу гида. Тебе это удалось?
— Думаю, да! По крайней мере, первую часть — уйти из спорта — я выполнила. А вход в профессию занимает несколько лет.
Попробуем выделить критерии, по которым можно судить: стал ты гидом или нет? Мне кажется, что в первую очередь показателем является профессионализм, который выражается в большом стаже безаварийной работы. Также важна востребованность у работодателей и/или наличие своей клиентской базы. Она у меня в какой-то мере есть. Конечно, в России есть гиды, имеющие куда больше потенциальных клиентов, — но и я не жалуюсь.
Ну и, конечно, общественное признание тебя как гида, авторитет в гидском сообществе. Признание вроде бы у меня есть — в глазах горнолыжной общественности я довольно известный гид.
Ски-тур в Абхазии
Ски-тур в Абхазии. Фото из архива Анны Ханкевич
Больше всего меня расстраивает отсутствие опыта гидования в такой сфере, как хели-ски. А это ведь вершина мастерства лыжного гида, в хели-ски нужно очень быстро принимать решения. Ну, как-то не сложилось у меня пока войти полноценно в эту индустрию, не раз летала вторым гидом в хели-компаниях… но вот первым — никогда. Почему — непонятно, я пытаюсь. Но это очень специфическая сфера. Чтобы катать первым гидом, нужен опыт катания первым гидом, а где его взять?
У меня есть вопросы и к себе: готова ли я? Хватит ли у меня компетенции на такую работу? Так что мой план на ближайшее время — продвинуться в этом направлении.
Красная Поляна, курорт «Горки Город»
Красная Поляна, курорт «Горки Город». Фото А. Британишского
— В чём ключевое отличие хели-гида от фрирайд-гида?
— Меньше времени на анализ ситуации и принятие решения. Одно дело, когда ты идёшь в гору пешком, на ски-туре, — даже если ты поднимаешься не по той экспозиции, по которой планируешь спускаться, у тебя очень много времени для анализа погодных условий, качества снега, возможностей группы и прочих факторов. Ты можешь подумать, передумать и ещё раз подумать.
Если ты катаешь фрирайд с подъёмников, здесь тоже всё проще: как правило, зона катания тебе хорошо знакома.
А в хели-ски зона гайдинга огромна. Нужно очень много времени, чтобы узнать её, стать своим в этом регионе. И время, которое у тебя есть на анализ безопасности склона, очень ограничено — фактически ты можешь поглядеть на склон в иллюминатор.
Конечно, если у тебя есть большая клиентская база людей, готовых с тобой летать хели, — то ты быстро получишь входной билет в хели-гайдинг. Но и тут замкнутый круг: откуда взять постоянную базу, если ты не работаешь на хели? Аудитория эта очень специфична и мало пересекается с аудиторией катающихся на популярных курортах и фрирайд-спотах.
Но я стараюсь пробиться и надеюсь в скором времени получить этот опыт. Мне есть к чему стремиться!
Красная Поляна
Красная Поляна © Андрей Британишский
— Ты сейчас много занимаешься альпинизмом, скалолазанием — это новое увлечение? Или просто отработка недостающих навыков?
— У меня есть большая жирная цель — я хочу стать полным гидом. Сейчас я сертифицирована как лыжный гид. А чтобы стать полным гидом, мне нужно сдать экзамен по альпинистскому направлению. Я прошла обучающие модули ещё позапрошлой осенью, но понимаю, что у меня не так много альпинистского и скалолазного опыта, пытаюсь его находить и налазить! Сейчас это получается с трудом, ввиду наличия маленькой дочки, тем не менее я иду вперёд и совершенствуюсь.
И — да, скалолазание стало моим новым увлечением. Конечно, я лазила и раньше, я занималась альпинизмом на первых курсах института, потом целиком ушла в катание. А сейчас пришлось вспоминать навыки и нарабатывать новые, в рамках подготовки к экзамену на гида по альпинизму. Когда он будет? Не знаю, но, скорее всего, следующей осенью.
Крым, Судак
Крым, Судак. Фото из архива Анны Ханкевич
Мне повезло, осенью 2015 года меня взяли наблюдателем на экзамен по альпинизму, который проходил в Ала-Арче, в Кыргызстане. Это был первый экзамен Российской школы горных гидов по альпинизму вообще! Я не имела права участвовать в экзаменовке, но ходила «клиентом», членом группы, фотографировала всё.
Как это выглядит? Группе из четырёх человек даётся задание: вы ведёте сегодня свою группу, своих клиентов, на такой-то маршрут. И по полдня ребята лидируют: отрабатывают ситуации, очень приближенные к реальным. Половину дня отработал — идёт смена лидера, предыдущий становится рядовым клиентом, членом группы. Ну, мне лидировать, естественно, не давали, я всё время ходила простым участником. Но всё равно, это огромный опыт.
Армения, каньон Нораванк
Армения, каньон Нораванк. Фото из архива Анны Ханкевич
— Все эти перемены совпали с замужеством и рождением Маши. Сильно ли ребёнок меняет планы работающего гида? Чем приходится жертвовать?
— Конечно, меняет. Сильно. Очень. Я вообще не знаю примеров женщин-гидов с маленькими детьми, которые бы продолжали работать. Ну разве что Оксана Чекулаева, она продолжает работать — но всё равно меньше, чем раньше.
Я стараюсь сделать так, чтобы не просесть совсем уж по работе, но чтобы и Маша меня не забыла в лицо. Ищу баланс.
Прошлый сезон я провела в Красной Поляне. Машка родилась в конце октября, то есть к началу фрирайд-сезона ей было всего три месяца. Конечно, я ещё была сильно привязана к графику кормлений, Машка висела на мне «в режиме пиявки», как кто-то пошутил. Поэтому мы в «Йети-гид бюро» разработали специальные полудневные программы, их я и вела всю зиму. Несколько раз за зиму уходила на весь день, оставляла ей молоко, но такие дни можно по пальцам одной руки пересчитать. И — да, я ни разу за сезон не была в длительных ски-турных выездах.
Ски-тур на плато Лаго-Наки, Адыгея
Ски-тур на плато Лаго-Наки, Адыгея. Фото из архива Анны Ханкевич
Но по большому счёту это не такие сильные ограничения. Если бы Маши не было, я бы всё равно большую часть года работала в Поляне. Возможно, просто сделала бы пару ски-турных выездов в другой регион — осенью на Мамай и весной куда-нибудь, вот и всё.
В общем, я надеюсь, что ребёнок и работа совмещаемы. Грядущей зимой я хочу с ней уехать на Мамай, в полноценный ски-турный выезд, посмотрим, что получится.
Конечно, мне повезло, что Дима, муж мой, тоже в теме, он вполне может подменить меня, посидеть с Машей, пока я работаю.
Ски-тур в Грузии, Гудаури
Ски-тур в Грузии, Гудаури. Фото из архива Анны Ханкевич
— Вы вдвоём с Димой справляетесь с ребёнком или постоянно выписываете бабушек-дедушек?
— Мы периодически выписываем бабушку. Например, если хочется полазить на скалах — нужны два человека, в одиночку это делать невозможно. Бабушка в этом случае очень выручает. Моя мама тоже любит горы, и для неё поездка к нам — всегда радость. Она не скитурила до этого, просто каталась на беговых и горных лыжах, но сейчас планирует встать на ски-тур, чтобы иметь возможность и зимой с нами ездить и помогать.
Но все поездки возможны благодаря тому, что мне достался хороший ребёнок. Маша хорошо спит, она за первый год своей жизни ещё ни разу не болела, у неё не было температуры. Первые зубы прошли с некоторыми капризами, но к врачу я с ней хожу только потому, что вроде как иногда надо. Конечно, она пока на грудном вскармливании, и это даёт ей хороший иммунитет, к зиме планируем её снять с мамы, возможно, тогда будут появляться какие-то болячки, посмотрим!
Грузия, район Казбеги
Грузия, район Казбеги. Фото из архива Анны Ханкевич
Материнство тяжело совмещать с любой работой. А тем более, когда это работа гида. Когда ты ходишь беременная, кормишь — мозг под воздействием гормонов сильно меняется, я это почувствовала. Нужно всё время помнить о том, что твоя голова сейчас немного необычная, ты мыслишь не так, как всегда. Сильно снижена концентрация внимания к вещам внешним, не относящимся к ребёнку. Становишься рассеяннее. Это нужно понимать и десять раз перепроверить себя.
Но так как я не всегда такая рассеянная, а только когда кормящая или беременная, — просто делаю прогнозы и расчёты с сильным запасом, все фрирайд-программы мы откатали без проблем.
Крым, Демерджи
Крым, Демерджи. Фото из архива Анны Ханкевич
Однако материнство многое даёт для более глубокого понимания профессии гида, как ни странно это звучит. Начинаешь лучше чувствовать потребности других, учишься постоянному контролю за ситуацией и распределению ресурсов. Ну и, наконец, понимаешь, насколько важно не забывать про себя, не доводя свой организм и психику до черты, за которой наступает истощение.
Есть такая избитая фраза: «впрыгнуть в последний вагон». Я в своей жизни уже несколько раз не просто прыгала в последний вагон, а в последний вагон поезда, несущегося в противоположном направлении. Так было, когда я очень поздно, в 28 лет, стала прорайдером. И примерно такое же ощущение сейчас, когда я стала мамой, — переход от моей предыдущей жизни очень резкий и воспринимается мной нелегко. Но я не ищу лёгких путей!
Армения, озеро Севан
Армения, озеро Севан. Фото из архива Анны Ханкевич
— Вы с Димой много путешествуете. Как Маша переносит постоянные переезды и перемены климата?
— Кажется, у нашего ребёнка нет понятия дома до сих пор. Когда ей не было ещё пяти месяцев — мы уехали в большое путешествие, и с тех пор мы всё время в разъездах, за полгода были дома не больше двух недель. Маша хорошо переносит переезды в машине, сон и пребывание на свежем воздухе, в горах — для неё дополнительная закалка, я считаю. И постоянно меняющаяся обстановка предоставляет больше информации и впечатлений развивающемуся мозгу. В палатках мы редко ночуем, но, в принципе, она с удовольствием там спит.
Турция, Каракая
Турция, Каракая. Фото из архива Анны Ханкевич
— Вы берёте с собой специальное снаряжение для годовалого ребёнка?
— Поскольку мы в основном перемещаемся на машине, то можем позволить себе взять с собой какие-то предметы роскоши типа горшка. У нас сейчас появился горшок, и мы его спокойно с собой возим.
С другой стороны, большая машина расслабляет. Когда тебе нужно что-то найти, перетряхиваешь весь этот огромный багажник и не всегда докапываешься до того, что нужно. Была пара дней, когда мы не могли этот самый горшок найти. Ну, ничего, обходились без него. Или, допустим, не можешь найти детское полотенце. Ну, ничего, вытрешь её какой-нибудь майкой… Критичны разве что соски — это единственное, что может выключить Машину громкость, если у неё плохое настроение. Ну — памперсы, тоже вещь необходимая в постоянных переездах. А так — ничего особо специального мы не берём.
Армения, Нораванк
Армения, Нораванк. Фото из архива Анны Ханкевич
По еде — берём детское питание. Но опять же, если оно кончилось, можно отварить картошки-морковки, и она с удовольствием всё ест. Причём любит пробовать новые вкусы.
Очередная перетряска детского снаряжения будет перед поездкой на Мамай. Туда мы летим на самолёте, да и заброска не самая простая, так что количество вещей будет ограничено, нужно будет хорошо подумать, что с собой взять.
Турция, Каракая
Турция, Каракая. Фото из архива Анны Ханкевич
У Маши есть свои солнечные очки, хотя она их не очень любит. Важная вещь — слинг! Без него ребёнка много не поносишь. Сейчас мы потихонечку переходим на рюкзак-переноску, но, пока она маленькая, слинг удобнее — это просто кусок ткани, его сложил и убрал куда-нибудь. А переноска — это всё-таки уже массивный рюкзак, он сам по себе занимает много места. А вещей в него помещается не так много: основной объём занимает сам ребёнок, можно положить его курточку, бутылочку воды, памперсы — в общем, самое необходимое для дневной прогулки, не более того. У нас Easy Camp, одна из самых бюджетных моделей. Вполне удобный и, главное, компактный! Но мы задумываемся о том, чтобы купить что-то посерьёзнее. Например, в этой модели нет возможности поставить рюкзак, нет самих опор, ножек.
Сейчас я для поездки на Мамай подыскиваю что-то типа волокуши, саночек, в которых ребёнок мог бы сидеть! Если не найдём — купим самые дешманские санки и приладим к ним лыжи, чтобы они держались на снегу. Вопрос: сколько Маша сможет находиться на улице? Потому что до сих пор она в холодном климате не бывала. С другой стороны — живут же дети в Сибири, и ничего, адаптируются!
Сейчас у неё такой возраст, что ей уже скучно долго сидеть и ехать на тебе. Когда она была помладше, с ней можно было гулять 4–5 часов спокойно. Она спит, потом проснётся, поторкается немножко во все стороны — и опять заснёт. А сейчас — нет! Ей нужно двигаться и ходить. Поэтому я и не рассматриваю рюкзак-переноску как панацею. Не хочется мучить ребёнка и заставлять его сидеть. Поэтому, несмотря на то что я люблю треккинг, довольно спокойно отношусь к тому, что сейчас мы ходим только небольшие маршруты с частыми остановками, я потерплю.
Кавказ, Приэльбрусье
Кавказ, Приэльбрусье. Фото из архива Анны Ханкевич
— С какого возраста планируете ставить чадо на лыжи?
— Ха! Этой зимой и планируем. У нас даже первые лыжки уже есть! Такие пластмассовые, рыженькие, с пластмассовыми ремешками-креплениями. Нам их подарили в Гудаури этим летом. У нас есть первые горнолыжные ботинки, тоже подарок — но до них ещё надо немножко подрасти.
Пока у неё нет чувства скольжения. Нет, на попе с горки — это пожалуйста, это ей нравится. А вот на ногах — пока не понимает как. Даже на скользкой поверхности она начинает перетопывать ногами, что-то делать, не понимает, что можно расслабиться и катиться. Но, конечно, я хочу, чтобы она попробовала! Ребёнок любит движение, ей должно быть интересно, посмотрим!
Когда она родилась, многие сразу начали спрашивать: «Кем Маша будет, лыжницей или сноубордисткой?» Я в этом плане абсолютно «на расслабоне», какой тип физической активности она выберет — тот и будет хорошим, нет цели сделать из неё именно лыжницу. Пока ей больше всего нравится футбол! «Видишь мяч — хреначь!» — это про неё. :) Мячик гоняет с удовольствием.
Турция, Каракая
Турция, Каракая. Фото из архива Анны Ханкевич
— У тебя был опыт работы с детскими группами в качестве инструктора. Планируешь ли ты развиваться в этом направлении?
— Да, это была ещё одна из моих «долгоиграющих» задач, я себя сейчас мысленно глажу по пузику, что и в этом направлении получилось продвинуться вперёд! Мы делаем детские группы, причём это программы фрирайда, и если раньше мы делали группы только зимние — то сейчас я готовлю осенний горный лагерь для детей.
Детям настолько нравится, что во вторую группу приезжают почти все те же дети, что и в первую! Семьдесят процентов приехавших повторно заставляют меня придумывать что-то новое, это сложно, но интересно! И впечатляет то, как дети вместе с нами вырастают, учатся катать фрирайд. Наблюдать их быстрый прогресс — здорово!
Но и сложности в работе с детскими группами есть. Наш детский лагерь — это полная занятость весь день. Не как со взрослыми, когда ты откатал день с 9 до 16 — и свободен, нет! С детьми после того, как перекусим, ведём ещё и теоретические занятия. То есть в течение недели постоянно в напряжении с 8 утра до 8 вечера.
Плюс, всё же за детей переживаешь больше. Если, работая со взрослыми, ты можешь твёрдо надеяться на их сознательность, здравомыслие — и ты спокойно можешь позволить себе оставить группу на 10 минут и отойти в туалет. То с детьми — нет! Ты должен иметь шесть пар глаз и постоянно всех мониторить.
Красная Поляна, детский лагерь
Красная Поляна, детский лагерь. Фото из архива Анны Ханкевич
— А что за детский лагерь осенью? Снега же ещё нет?
— Мы будем познавать осенние горы во всей красе. Планируем треккинг. Будет скалолазание. Будет большой блок ориентирования в горах. То есть то, на что зимой никогда времени не хватает.
Плюс, мне интересно их немножко расшевелить разными физическими активностями, которые городскому ребёнку доступны, но в детском обществе сегодня не общеприняты. Это и скейтбординг, и скалолазание, я привезу свой одноколёсный велосипед, мы попрыгаем «в резиночку», будут общие физические упражнения на гибкость и координацию…
Но это первый наш опыт осеннего лагеря. Программа вывешена. А что получится на деле — посмотрим! Идея, во-первых, показать горы не только зимой, но и летом. И во-вторых, разными паттернами движений детей расшевелить. Но всё делается с прицелом на фрирайд! В частности, с Максом Панковым договорились об экскурсии на лавинную службу, чтобы дети посмотрели, как работают лавинщики, метеорологи.
Работа лавинщиков курорта «Горки Город»
Работа лавинщиков курорта «Горки Город». Фото из архива автора
— С какого возраста вы берёте детей в лагерь и фрирайдные группы?
— С десяти — без разговоров. Если младше, то смотрим на ребёнка, детально разговариваем с родителями, потому что нужно понимать, что за ребёнок. Есть дети, которые и в 8 лет суперсобранные. А есть и двенадцатилетние — раздолбаи.
Но прорабатывать с детьми сложные вопросы безопасности — это хорошая школа для гида. Кстати, мы даём детям то же самое, что и взрослым, работу с лавинными датчиками, например, и дети всё прекрасно схватывают! Считаю, что чем раньше они будут пользоваться лавинным снаряжением, тем более уверенно они смогут действовать в экстренной ситуации в будущем, в 16–18 лет, когда оно им действительно понадобится!
Красная Поляна, детский лагерь
Красная Поляна, детский лагерь. Фото из архива Анны Ханкевич
— В чём ключевая разница работы гида с детской и со взрослой группами?
— Во-первых, я уже говорила, с детьми больше ответственность и концентрация внимания. Во-вторых, детская группа очень требовательна в плане интересности процесса. Взрослая группа, если встречается неинтересный кусок маршрута, потерпит. Взрослый скажет про себя: «Ну… что-то, кажется, тухловато, но ладно, авось дальше будет лучше!» А ребёнок терпеть не будет — ты сразу поймёшь, что вот этот материал надо было по-другому подать, здесь упростить подачу, здесь сделать вводную… В детской группе всё должно быть интересно, драйвово, посильно. Если ты сделаешь слишком скучное занятие или слишком сложное — ребёнок сразу отреагирует, это прекрасная лакмусовая бумажка для гида.
— Ты не думала переквалифицироваться целиком на работу с детскими группами?
— Знаешь, я бы рада была больше времени этому посвящать, но пока для этого ресурсов не хватает. Потом, здесь вопрос чисто финансовый — основную работу в «Йети Гид Бюро» мне бросать нельзя.
Может быть, сделаем на постоянной основе школу для краснополянских детей, чтобы пару раз в неделю были занятия, — но это вопрос будущего. Надеюсь, что мои разработки будут полезны.
Тянь-Шань, Мраморная Стена
Тянь-Шань, Мраморная Стена. Фото из архива Анны Ханкевич
— Как вам удаётся сочетать постоянные разъезды, школы, заботу о ребёнке с зарабатыванием денег? Поделись секретом!
— Не удаётся. У меня постоянное ощущение жонглирования. Есть несколько направлений, и невозможно их все удержать в руках одновременно. Я пытаюсь понять, который из шариков в данный момент падает — вот его и надо срочно подхватить и подбросить! То есть стараешься понять, где у тебя просадка, в каком направлении, и чем нужно заняться срочно, что подхватить. Получается пока плохо. Никакого планирования у меня пока не выходит, и ощущение, что ты живёшь в постоянной нехватке времени, не покидает. Но я совсем молодая мать — я только учусь этой мудрости. Иногда я чувствую, что надо бросить всё, взять Машу и пойти с ней на несколько часов погулять, пообщаться, — и иду. Иногда я чувствую, что надо сесть и почитать что-то полезное для экзаменов, чтобы моя голова не пустела, — сажусь и читаю. Иногда понимаю, что если сейчас не убраться, то сложно станет передвигаться по квартире, — иду и убираюсь.
Первое, от чего отучил меня ребёнок, — это от перфекционизма. Если раньше я стремилась сделать всё идеально, то теперь я ставлю себе задачу хотя бы начать что-то делать, двигаться в нужном направлении. И это не так уж плохо! Раньше я не хотела выдавать результат, пока он не приближался к идеалу в моём понимании. И из-за этого куча проектов умирала, так как были признаны мною не достигшими совершенства.
А сейчас я пытаюсь хоть что-то сделать, и в результате больше идей видит свет. Не ставлю себе чёткое ранжирование, что первично, что вторично, — а пытаюсь найти баланс, потому что важно всё! Пусть я не достигну во всём совершенства, не стану идеальной мамой, не сдам экзамены на высший балл, моя квартира не будет сиять кристальной чистотой ежедневно — но всё равно надо начинать и делать!
Если раньше у меня была работа, ну и… работа! Спортивная карьера ещё. И не было ничего другого, я могла сосредоточиться на результатах. А потом я подумала, что это слишком легко — развивать только одно направление, и решила завести ещё семью и ребёнка. Теперь я не ставлю ничего на первое место: ни ребёнка, ни мужа, ни работу, ни путешествия — аналогия с жонглированием сейчас наиболее уместна, я стараюсь успеть всё.
Грузия, район Казбеги
Грузия, район Казбеги. Фото из архива Анны Ханкевич
— Вы с мужем вместе работаете, подменяете друг друга?
— Нет, с мужем у нас разделение по сезонам. У Димы гораздо больше альпинистский опыт — и летом в основном работает он, в «Эльбрус-турс». А я буду больше работать зимой, в «Йети Гид Бюро».
В июле он работал на Казбеги, в августе — на Эльбрусе. Мы жили с ним и старались его редкие выходные проводить вместе.
Сочи, Агурские водопады
Сочи, Агурские водопады. Фото из архива Анны Ханкевич
— Ты переехала жить в Красную Поляну? Почему вы выбрали именно этот регион?
— Ну… на самом деле это лучшее место для катания из всех, что я знаю. Я много где каталась, но в Поляне мне очень нравится. Это первый довод.
А второй довод — в Красной Поляне сейчас очень хорошее комьюнити складывается, я существо социальное, и мне очень приятно, что я могу идти по улице и пять-десять раз за день поздороваться с людьми, с которыми мне есть о чём поговорить. Я могу пойти гулять с Машей и пообщаться с соседкой на улице не о памперсах, а об Ильинском, который воспитал плеяду альпинистов… Это для меня значимо, качественное общение. В Поляне сейчас сосредоточение гайдингового сообщества.
Не могу сказать, что выбор места жительства окончательный и обжалованию не подлежит. Летом, например, мне там скучновато. Большие горы закрыты заповедником, альпинистских маршрутов нет, поэтому мы уезжаем.
В идеале я бы хотела проводить лето у Димки дома, в Алматы, а зиму в Поляне. Это было бы гармонично. Поэтому мы не разрушили все мосты, жильё в Алматы у Димы осталось, мы планируем иногда возвращаться.
Анна Ханкевич, Красная Поляна, курорт «Горки Город»
Анна Ханкевич, Красная Поляна, курорт «Горки Город» © О. Плюшко
— Теперь ты полноправный амбассадор «Спорт-Марафона». Все наши амбассадоры принимают активное участие в жизни Клуба путешественников, лектория, магазина. Чем планируешь заняться ты?
— Формат лекций мне близок, поговорить на разные темы я люблю, и, конечно, лекции на разные темы будут, и в Москве, и в Красной Поляне.
На Днях фрирайда в конце октября, например, я буду читать лекцию на тему «О чём нужно вспомнить фрирайдеру за месяц до отпуска». Считаю, материал своевременный. Я сама не раз в панике бегала по магазинам за день-два до поездки. И регулярно выслушиваю плач знакомых, а-ля: «Завтра самолёт, а я обнаружил, что кошки для ски-турных лыж не так-то просто купить!» Мелкие нюансы, о которых нужно подумать заранее, могут сэкономить вам кучу нервных клеток и времени на катание.
Также в планах съёмки видеоучебника по ски-туру вместе с Сергеем Ведениным… Надеюсь, что это не секрет!
— Отличная тема, ждём!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Лучшие лыжи для фрирайда в Красной Поляне
Фрирайд в Красной Поляне — явление особое. Местный рельеф формирует совершенно разные условия катания. Гиды, инструктора, и сотрудники курорта делятся своим выбор лыж для катания в Красной Поляне
далее
«Мне хочется делиться горами». Разговор с Анной Ханкевич
Как, закончив МГУ, стать инструктором по сноуборду и чемпионом по фрирайду на лыжах? Хорошо или плохо, когда твой гид — девушка? Как удаётся делать такие красивые фотографии проездов? Куда поехать кататься в начале сезона? Об этом и о многом другом — в интервью Анны Ханкевич
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments