с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

Интервью с Алексеем Трубачёвым

24.04.2017

«Каждый идёт в горы за чем-то своим»

— Твоя лента в фейсбуке полна удивительных фактов. Учился в колледже в Чикаго, затем в университете Милана… Это правда? Как же ты оказался в России?
Алексей Трубачёв
— Не верь всему, что пишут в интернете! Моя лента замусорена чеками. Люди, с которыми я бываю в разных странах, в разных заведениях, пытаются меня сфотографировать во всех местах, а соцсети принимают эти фото за истину :) На самом деле, я очень привязан к России и не вижу своей жизни вдали от моей замечательной и такой непредсказуемой Родины! Однако, любовь к Отчизне не мешает мне путешествовать, заниматься иностранными языками и быть как дома в самых отдалённых уголках земли — во многом благодаря моей способности к иностранным языкам: их у меня в арсенале несколько — говорю, как на родном, на английском, вполне сносно говорю по-испански, по-французски, а для души и развития памяти сейчас учу балкарский.
— Что было сначала — альпинизм или скалолазание? В чём разница между этими двумя понятиями, ведь и там, и там, человек лезет по скалам?
— Я начал заниматься не альпинизмом и не скалолазанием, а горным туризмом. Попал в хорошую туристическую команду с амбициями — к тому моменту физически я был хорошо развит и сразу стал команде полезен. После первого похода 1 категории сложности сразу последовал поход 3 категории. После этого я попал в «пятёрку» и «шестёрку». В общей сложности, я принял участие в пяти категорийных горных походах. Два из них были высшей, шестой категории сложности. Один маршрут мы не прошли, но это обычное дело в туризме.
Потом, уже увлёкшись горами, я начал заниматься скалолазанием. Ежедневные тренировки в течение года привели к неплохому уровню. Комбинация горного туризма и скалолазания дала интересный эффект. Месяц по горам с тяжеленным рюкзаком — это огромная тренировка на выносливость. Если не умрёшь, то вернёшься монстром! А поход 6-й категории сложности — это минимум 21 день.
Скалолазание дало прекрасную гимнастическую подготовку. Я оказался полностью готов к переходу в технический альпинизм. Причём сразу на довольно серьёзные маршруты. А в 2002 году успешно руководил международной экспедицией на Ушбу — это был мой собственный проект. Его поддержали федерации альпинизма России и Грузии.
Разумеется, это не пример для подражания, но в альпинизме я точно так же не соблюдал традиционную иерархическую лестницу. У меня даже была разрядная книжка альпиниста: лет 10 назад я её ещё где-то видел. Но уже лет 15 как я начал работать гидом, и перестал записывать туда свои горные достижения. Специфика работы гида такова, что одни и те же восхождения повторяются много раз. Имеет ли смысл записывать в книжку десятое восхождение на Ушбу или 80-е на Эльбрус? Не имеет.
— У тебя есть спортивное прошлое? Увлекали ли тебя соревнования?
— Соревновательный опыт у меня небольшой — я соревновался, пока нарабатывал форму. Принимал участие в соревнованиях по скалолазанию, правда без выдающихся успехов: работал я тогда сам, без тренера и культивировал, так сказать, собственные ошибки. Участвовал в соревнованиях по ледолазанию, и даже занимал призовые места…
Я считаю, что соревноваться человек может в тех видах, которые являются безусловно спортивными. Скалолазание — это спорт в чистом виде, не зря его сейчас поднимают до олимпийского уровня, это закономерно. В скалолазании человек расширяет пределы своих физических возможностей, он соревнуется сам с собой, с другими участниками. Плюс — он взаимодействует со спортивным препятствием — это искусственная стена, либо оборудованный маршрут на скале. То есть, скалолазание — это однозначно спорт! А с соревнованиями по альпинизму дело обстоит не так просто. Восхождения на вершины — это взаимодействие со стихией. Горы в этом похожи на океан. Природные явления априори сильнее человека, как можно с ними соревноваться? Тягаться в горах с другими людьми тоже нелепо — для каждого горы диктуют свои условия, они неравны, соперничество не имеет смысла. Альпинизм — не спорт. Я недавно написал статью «Теория точки внутренней нравственности»: о моём видении психологии альпинизма, о людях, всей душой связанных с горами. Я пытался объяснить мотивацию и побуждения людей, для которых горы — это не значки, галочки и спортивные звания.
Ушба. Рассвет
Ушба. Рассвет
— У тебя в послужном списке более 400 восхождений, получается, в среднем, 20 восхождений в год — это много! Сколько дней в году ты проводишь в горах, чтобы взойти на 20 вершин?
— Проще посчитать, сколько дней в году я провожу не в горах! За прошлый сезон у меня было около 40 восхождений. Из подтверждённых планов на следующий летний сезон — там уже 27 восхождений, а ведь это ещё только зима! Во время написания этого интервью, я снова в горах — в этот раз в Норвегии, провожу серию мастер-классов по ледолазанию!
Постоянное метание между горами и городом — эта двойная жизнь. Без привычки её психологически тяжело переносить. Но за столько лет я вроде бы уже привык, и не сильно переживаю на этот счёт!
— В какой момент ты понял, что хочешь и можешь учить людей скалолазанию и альпинизму?
— О, это был запоминающийся момент, интересный. Мы совершили восхождение на вершину Корона в Ала-Арче. На подходе я забежал немного вперёд всей группы, был тогда я ещё здоровый, молодой. Залез на какую-то скалу на краю ледника, сел и стал ждать, когда подойдут ребята. И в тот самый момент, сочетание красоты, энергии гор, отсутствие суеты и отвлекающих факторов дало мне невыразимое, эйфорическое чувство. И вот тогда я понял, что этим мне определённо надо делиться, иначе всё получается бессмысленно. Ведь так мало людей в мире могут найти в себе силы, чтобы испытать это чувство — а это самые счастливые люди. И, если я смогу кому-то помочь достичь такого же счастья, то это достойное дело, настоящее призвание!
— У тебя в Москве работает известная скалолазная школа MCS AlexClimb и параллельно ты постоянно делаешь выезды в формате Climbing & Travel. Как они уживаются? Как ты можешь планировать тренировки, когда постоянно уезжаешь в горы?
— Естественно, ничего не успеваю. Я активный, подвижный человек, мне хочется всего. Сейчас нахожусь в Норвегии, но мне уже очень хочется поехать в Австрию покататься на лыжах. Не терпится поехать за 2 000 км посмотреть на северное сияние. Ещё меня очень тянет в Ригу — там ребята варят отличное пиво! В то же время мне очень надо в Москву: приближается летний сезон и у меня масса вопросов по нему. Но это же хорошо! Хуже, когда в жизни остаётся много свободного времени, которое человек не знает, куда девать. Самое простое решение в этом случае — люди начинают употреблять алкоголь, принимать наркотики и делать прочие бесполезные для здоровья вещи!
Конечно, я работаю не один. Почти 20 лет назад я основал Скалолазную Школу. Сейчас она объединяет несколько направлений: собственно, школу скалолазания, которая работает в Москве — ей занимаются мои товарищи, разделяющие мою точку зрения на скалолазание и владеющие моей методикой обучения. Также мы проводим занятия по технике альпинизма и по ледолазанию. А сам я работаю, в основном, с выездными проектами. В этом отношении, прошедшая зима была совершенно сумасшедшая, не могу не похвастаться. В начале зимы я улетел на Мадагаскар на три недели, это была пилотная программа по скалолазанию, которая прошла просто блестяще! Потом, посетив Эмираты и совершив там несложное, но очень красивое восхождение, мы отправились в Бразилию — тоже по скалолазной тематике. На Новый год полетели на Амазонку, потом снова лазили по гранитным скалам в Рио-Де-Жанейро. После этого я вернулся в Москву, откуда улетел в Испанию. А в конце февраля съездил на машине в Норвегию, проводить курс по ледолазанию. Здесь невероятные, шикарные замёрзшие водопады, очень красивые горы и необъятные возможности для катания на горных лыжах и скитуре! Мы тренируемся здесь уже третью неделю, сейчас приехала вторая группа. Огорчает только одно — покататься на лыжах удалось всего пару дней: настолько интересное лазание.
— Вообще, формат Climbing & Travel — он родился случайно? Или ты целенаправленно не хотел сводить скалолазные поездки к спорту?
— Это была изначальная идея. Зацикливаться на чём-то одном глупо — будь то скалолазание, например. Если превратить его в фетиш и целью своего существования считать переход из шестой категории трудности в седьмую (на что многие безуспешно тратят годы!), то вселенная сворачивается до размеров мешочка с магнезией, где и одной руке то тесно!
Майорка
У нас два формата скалолазных выездов Climbing & Travel: спортивно-тренировочный и учебно-ознакомительный. В первом мы больше лазаем, чем развлекаемся, во втором — больше развлекаемся, но всё равно лазаем. Едем куда-то в красивое место, проводим много времени на скалах, это основа всей программы. Но, естественно, всё время лазить не сможешь. Чтобы поездка получилась красивой и полной, в неё добавляются элементы познавательно-развлекательного характера: экскурсии, переезды.
Из новинок — есть идея, которую я собираюсь реализовать в ближайший мой выезд на Майорку, в Испанию — совместить скалолазную программу с коротким путешествием на яхте с заходом в самые красивые места на побережье. Но об этом — никому! Это — секретный план!
— Сколько времени в такой поездке тратится на элемент путешествия и спортивное скалолазание в процентном соотношении?
— Если речь идёт об учебно-ознакомительных выездах, то преимущество за географическими открытиями. Например, сейчас, на Мадагаскаре, мы из трёх недель лазили примерно четверть всего времени. Остальное время было занято национальными парками, активным перемещением по острову, купанием и т.п. Это было активное путешествие, но все наши действия были вполне совместимы со скалолазанием.
А в более спортивных выездах режим уже устоявшийся — три дня лазания и день отдыха. Оптимальная продолжительность для таких выездов — 12 дней. Получается 9 дней лазания и три дня отдыха. Нужно понимать, что в такие выезды едут люди физически подготовленные, готовые к нагрузкам.
— Ведётся ли отбор по уровню лазания при формировании группы в тот или иной регион? Т.е., какой разряд или опыт мне нужно иметь, чтобы поехать с тобой на Кубу, например?
— Откровенного кастинга нет. Зависит непосредственно от группы. Если подбирается спортивная группа, то новичку, скорее всего, будет неинтересно. Но есть прямой стимул подтянуть свою физическую форму! Вообще, группы очень компактные, обычно с нами едут 10-12 человек. Под любую группу можно индивидуально подобрать программу и интенсивность лазания. Даже если в группе есть люди с очень разным уровнем, то, например, в Испании, которая в последнее время мне особенно близка по духу, на Майорке и Тенерифе практически все локации доступны и для новичков, и для профессионалов. Рядом с «пятёрками» и «шестёрками» прекрасно уживаются «восьмёрки» — любому будет интересно.
Граница Чили. Каменное дерево
Граница Чили. Каменное дерево
— Сколько скалолазных регионов мира сейчас в вашем активе?
— Не меньше дюжины. Думаю, 15-16 уже! Из новинок — Мадагаскар. Это вполне интересный и суперэкзотический вариант для скалолазания! Кстати, надо повесить обновлённую скалолазную программу на Мадагаскаре на нашем сайте: на него уже есть заявки на следующий год. Будет плюс один регион.
— Выезды Climbing & Travel ты делаешь только в тёплые страны, на тропические и субтропические острова?
— На севере тоже есть масса интересных возможностей для скалолазания. Но, из-за сезонности северные страны у меня попадают в ледолазную категорию. Летом сезон расписан полностью под горы. График восхождений такой плотный, что ни на какое скалолазание элементарно не хватает времени — с конца мая до конца сентября у меня по два восхождения в неделю. Зимой скалолазание в северных странах невозможно, а в субтропиках — отлично.
Водопад в Бразилии
Водопад в Бразилии
— Ты недавно вернулся с Мадагаскара и впечатления, наверняка, очень свежи. В чём уникальность этого места для спортсменов и туристов?
— Уникальность этого места в том, что оно существует! Скалолазных районов там откровенно мало. Рассматривать скалолазание нужно как дополнительный элемент к богатству возможностей этого острова. Невероятно интересны сама природа и быт населения! Попав в такой отдалённый и экзотический уголок земли, упираться в скалы было бы глупо. Безусловно, там есть классные маршруты и очень красивые и комфортные скалы. Но скал полно и в Европе. А вот на лемуров, баобабы, водопады и каменные джунгли вы вряд ли сможете посмотреть где-нибудь ещё! Нужно чётко понимать и соразмерять свои возможности с желаниями!
Формально, Мадагаскар является частью Африки. Уровень экзотики там крайне высок. Я неоднократно был в экваториальной Африке, но колоссальных размеров остров, совершенно не затронутый туризмом, стал для меня откровением. Есть несколько туристических точек, а на остальном пространстве острова люди прибегают посмотреть на белых людей, как на диковинку. На большей части Мадагаскара нет электричества, холодильников, освещения. Продукты можно хранить только в сушёном или жареном виде. Но, тем не менее, люди очень позитивно относятся к жизни — нам есть чему у них поучиться:)
Мадагаскар — остров достаточно гористый. Есть высотные климатические зоны. Высшая точка острова — вулкан Марумукутру (2 876 м), мы его рассматривали как объект для восхождения. Но выяснилось, что к нему надо неделю прокладывать путь через джунгли — и мы отказались от этой идеи. Необычный ландшафт, проще говоря.
В том формате, который мы выбрали для нашего путешествия, мы смогли посмотреть очень много. Обычно туристы передвигаются на самолётах — дороги на Мадагаскаре хуже, чем в российской глубинке. Однако, мы рискнули двинуться в путешествие по острову на джипах, не побоялись ночевать в туземных хижинах, питаться тем, что едят местные жители — увидели настоящий остров.
— А животных экзотических видели? Лемуров?
— Конечно. Лемуров можно даже использовать для добычи фруктов. Если их рассердить, они начинают кидаться в тебя чем под руку попало. Можно стать обладателем большого количества спелых вкусных манго, если уметь ловко уворачиваться! Впрочем, и кроме лемуров на Мадагаскаре хватает всякой интересной фауны. Вот меня, например, громадный хамелеон за палец тяпнул — ощущения кстати не самые приятные!
— А какой из регионов для скалолазания тебе самому интереснее всего и почему?
— Мне интереснее всего Испания — там, в разных регионах я провожу по несколько программ каждый год. Хотя хорошие скалолазные районы есть на каждом материке. На второй план перешла Северная Америка, хотя я был там в некоторых скалолазных районах. Их там столько, что это отдельная темы для работы! Один Гранд Каньон чего стоит!
А в Европе, в Испании в частности, мне особенно нравится уровень популярности скалолазания среди населения всех возрастов. Куда ни пойдёшь — везде либо скалодром, либо оборудованный скалолазный район: ездить никуда особенно не нужно. Вот, например, в Амстердаме, практически в каждом жилом квартале есть скалолазный тренажёр, которых в Москве-то на пальцах можно пересчитать.
— Какой регион будет следующим, что планируете освоить нового?
— У меня уже столько освоенных регионов, что я даже немного побаиваюсь исследовать новое. Меня много приглашают в новые места, список пилотных программ запланирован на несколько лет вперёд. Но, всё-таки, я не хочу окончательно превращать работу в развлечение. Это тактически неправильно. Вообще, как-то для меня особенно интересно познакомиться получше с возможностями Латинской Америки. У меня есть готовая программа в Мексике, планировал в этом сезоне, но не успел…
В планах южная часть Чили и Патагония. Возможно, Колумбия, где я уже был, общался с местной скалолазной публикой, хотя и недолго. Но осталось очень позитивное ощущение. Вполне возможно, что я более плотно займусь на досуге этим направлением!
Рио-де-Жанейро. Скала «Сахарная голова»
Рио-де-Жанейро. Скала «Сахарная голова»
— У меня, как у обывателя, отношение к Колумбии несколько опасливое. Наркобароны, кокаиновые плантации — всё это активно муссируется в СМИ. Не боишься?
— У нас вообще много всяких странных параноидальных идей насаждается при помощи СМИ. Взять, например, Чечню. У многих эта страна до сих пор воспринимается как место, куда ехать — равносильно самоубийству. А между тем, в данный момент, там активно организуются экскурсионные маршруты, развивается туристический кластер и появляются очень интересные возможности для активного отдыха и спорта.
Колумбия — красивейшая страна, с колоссальными возможностями для альпинизма, туризма, скалолазания. Просто не надо некоторые районы посещать. Да вы туда и не попадёте — все дороги в такие места тщательно охраняются. В Колумбии есть потрясающие национальные парки. Альбом с фотографиями этой страны постоянно лежит у меня на столе. Там собраны великолепные ландшафты из тех, что я видел.
Ещё мне очень нравится Новая Зеландия. Там прекрасно развита скалолазная инфраструктура. Даже в самых недоступных горных районах можно найти качественный туристический сервис. Однако, если говорить о скалолазании, в Новой Зеландии есть один нюанс — там приоритет сохранения экологии над безопасностью лазания. Поэтому пробивка подъёмных маршрутов строго лимитирована — не более трёх-четырёх точек на всю длину трассы. Представь, у тебя на 20 метров всего лишь три точки страховки, а маршрут спортивный и сложный! Но — к этому привыкаешь. Либо калечишься и продолжаешь маршрут в кресле на колёсах… Вот такой естественный отбор!
Боливия. Уюни
Боливия. Уюни
— Кроме уровня лазания — есть ли существенные отличия в бюджете поездок? Например, в альпинизме бюджет Эвереста или гор Антарктиды отличается от бюджета восхождения на Эльбрус, например, раз в двадцать. В скалолазании так же?
— Бюджет скалолазной программы сильно зависит от удаления этой программы и экзотичности страны. Понятное дело, что далёкие экзотические путешествия требуют больших расходов, чем стандартные и несложные программы в той же Европе — один перелёт может составлять больше половины стоимости программы. В общем, локация определяет бюджет. К примеру, стоимость нашей стандартной программы в Испании — 800-900 евро. Для двенадцатидневного блока с комфортным проживанием, транспортом и т.д. это вполне недорого и доступно.
К сожалению, для некоторых наших соотечественников это до сих пор большие деньги, но я с оптимизмом смотрю в будущее! Ведь ресурсов в нашей стране столько, что каждый из нас вполне мог бы себе позволить жить не хуже тех же норвежцев! Не сомневаюсь, что в ближайшем историческом будущем уровень жизни в России будет вызывать слёзы зависти у наших друзей-американцев! Тенденции в этом направлении уже очевидны — в этом году мы получили больше заявок на участие в наших программах от россиян, чем в прошлом.
Вообще, разброс цен на скалолазные выезды в нашей Школе невелик. Планка начинается от 800 долларов до 2 500 где-то, если рассматривать стандартные варианты с проживанием и транспортом. Даже для V.I.P-программ уровень расходов исключительно привязан к категории проживания — дополнительных расходов в скалолазании весьма мало — спорт сам по себе достаточно бюджетный.
— Альпинистов и скалолазов часто упрекают в бессмысленном риске собственной жизнью, погоне за адреналином. А сам ты как определяешь смысл своих стремлений вверх? Зачем это нужно тебе и людям?

— Во-первых, не надо смешивать альпинизм и скалолазание — это разные вещи. Риск — понятие обывательское. Большинство людей, которые не имеют отношения к горному спорту, склонны приписывать этому занятию какой-то экстремальный риск. А ведь футбол, например, занятие гораздо более травмоопасное, чем то же скалолазание! Страх высоты — естественное чувство для любого человека. Поэтому обыватель сразу ставит клеймо безумцев и экстремалов, не дорожащих своей жизнью ради капризов. А на деле — ничего подобного.
Риск и в альпинизме, и в скалолазании есть. Он является сопутствующим элементом, мало связанным с высотой. Круизные пароходы могут утонуть, ведь под ним есть несколько километров глубины. На самолёте тоже есть риск, он летит на высоте 10 000 метров. Но никто об этом не задумывается, пароходы и самолёты — это вполне привычные для нас и безопасные виды транспорта сегодня. При занятиях скалолазанием ты защищён от травм надёжно оборудованной страховкой, а падение при скалолазании совершенно безопасно — это вообще один из элементов тренировки, ведь если ты не падаешь, ты не прогрессируешь в своём лазании! Комплект страховочного оборудования — верёвки, страховочные системы и автоматические устройства — гарантируют 99% защищённость от травм в случае падения. А само скалолазание является безопасным по своей природе — ведь в нём практически нет динамической нагрузки, в основном, нагрузка статическая. Всё построено на контроле над движением, на координации и равновесии. Порвать связку, сломать палец, выбить глаз или подвернуть ногу — это практически невозможно. Находясь на маршруте, ты с самого начала продумываешь каждое своё движение, делая его контролируемым и безопасным.
Скалолазание — это спорт, в котором практически нет риска и хороший способ расширить возможности своего тела. Никаким адреналином на занятиях скалолазанием даже не пахнет. А те, кто думают, что на скалолазных тренажёрах их ждёт масса острых ощущений, просто насмотрелись некачественных голливудских фильмов. :) Скалолазание — это рутина, постоянные падения, подход за подходом, до тех пор, пока не получится желаемое движение.
Безенги
Безенги
А вот альпинизм — другое дело. Он связан с определёнными рисками. И в воображении человека, никогда не занимавшегося альпинизмом, рисуется что-то вроде отвесной скалы, по которой, под камнепадами и лавинами, лезут вверх, обмотанные верёвками, люди. На самом деле, эта картинка не имеет ничего общего с тем альпинизмом, которым увлекаются 99% любителей этого вида спорта! Понятно, что некоторые профессионалы доходят до такого уровня, кто-то погибает — всякое случается, а кто-то — тратит на это много лет. Но, заметь, 99% всю жизнь ходят в горы и ничего страшного с ними не происходит!
В альпинизме большинство людей ходят не на технические маршруты, а на эстетические. К примеру Эльбрус, Казбек, Килиманджаро. Туда идут, чтобы получить удовольствие от подъёма и радость от вершины. Да, там нужна подготовка, нужны тактические навыки. Для таких решений есть специальные люди, обладающие соответствующим опытом — гиды, которые за всем проследят. Однако, при занятиях альпинизмом мы всё же подвергаем себя определённым рискам: в горах мы взаимодействуем со стихией, а это опасно. Но аварии в горах, в подавляющем большинстве, происходят из-за чисто человеческих ошибок — горы тут ни при чём. Переоценка своих сил, излишняя самоуверенность, нерациональная мотивация — вот главные причины таких ситуаций. Чтобы этого не происходило — нужно правильное понимание самых основных правил. Для этого и существует вся система обучения, постепенное повышение уровня сложности.
Конечно, если полезешь с нулевым уровнем на Хан-Тенгри, скорее всего, убьёшься. Но никто этого не делает. Наш рассудок — это лучшая страховка при занятиях альпинизмом, а сознательный риск — удел глупцов.
Да, никто не застрахован от неожиданностей, которые готовит тебе стихия. Но сознательно их искать будет только идиот — при таком подходе, горы могут ответить жёстко. Пошёл погулять на ледник без кошек, страховки и напарника? — провалился в трещину, убился. Непонятно куда полез по крутому травянистому склону — поскользнулся, скатился, убился. Пошёл купаться в водопаде — получил камнем по голове и утонул. Дурак и без гор всегда найдёт способ угробиться.
А мне зачем всё это нужно? Умные люди мне платят за то, что я хорошо чувствую границу между безопасным и нет — всё-таки 20 лет альпинизма не прошли для меня даром:)
— На твоём сайте есть замечательная философская статья про Точку внутренней Нравственности. И там же висит кодекс горного гида, по которой никакие отношения, кроме деловых, между гидом и клиентом невозможны — ты просто предоставляешь услугу. Что первично для тебя? Ведь нередко бывает, что, допустим, в соседней группе спасработы, нужна помощь, а твой клиент торопится к вершине, и ему плевать на соседей, он заплатил за вершину, а не за спасы…
— Приоритет всегда отдаётся безопасности. Если я понимаю, что могу принять участие в спасательных работах, не подвергая опасности свою группу, я это сделаю. И делаю. К счастью, ни разу в жизни у меня не было ситуации выбора, когда я должен был пройти мимо терпящих бедствие и не оказать помощь. Как правило, в случае необходимости, ни у кого не возникает сомнений, и мы всегда идём на помощь. Сегодня поможешь ты — завтра помогать будут тебе. Это непреложный закон, отступить от которого — преступление.
Кодекс Гида — формальный документ, на котором строятся взаимоотношения в команде, на случай какой-то спорной ситуации. Грань между клиентом и гидом — часто она стирается в процессе восхождения — особенно это заметно на маршрутах высоких категорий, куда редко попадают случайные люди. Ведь зависимость на маршруте — двухсторонняя. Ты обязан обеспечить безопасность своего клиента, но и от него зависит твоя собственная безопасность!
— А вот ребята, которые с тобой едут — они разделяют твои убеждения? Ты спрашивал, зачем они едут в горы или на скалы?
— Зависит от уровня программы. Есть базовые, которые для всех, и здесь углубляться в психологию совсем не нужно и даже лишнее. У человека есть свой личный уголок души, своя мотивация, не надо её трогать без нужды. Каждый идёт в горы за чем-то своим. Кто-то хочет пофотографировать, кто-то просто бежит от жены и детей. Не нужно у людей это отнимать, подгонять под свою систему ценностей. Нужно дать всем самореализоваться. Если человек ищет — пусть он это найдёт.
Обязательно существует тестирование для участия в программах высокой сложности. Я их никому не передоверяю, всегда провожу сам. Это — Ушба, Маттерхорн, Дыхтау, Шхара, Альпамайо, Маунт-Кук. И высотные проекты — пик Коммунизма, Хан-Тенгри, пик Корженевской, пик Ленина. Там я набираю маленькие группы. На такие восхождения беру только тех, в ком полностью уверен. С ними я буду обязательно встречаться, долго общаться. Например, чтобы согласиться вести группу на Ушбу, я летал в США чтобы лично познакомиться с предполагаемыми участниками восхождения. Потому что, я не могу подтвердить программу, а потом сказать человеку: «Нет, ты не сможешь».
— Если говорить о снаряжении для скалолазных выездов — какое снаряжение нужно иметь с собой и в каком количестве?
— Здесь не бывает никаких затруднений — для скалолазного выезда экипировка необходима только базовая. Достаточно иметь скальные туфли — это самое главное и единственное личное снаряжение. Какие — каждый решает сам. Обычно достаточно одной пары. Занимающиеся скалолазанием на высоком уровне, используют разные скальные туфли для зала и для разных скальных пород — но в рамках одного выезда такие ситуации крайне редки. В отдельно взятом регионе либо гранитные породы, либо известняк. Поэтому скальники обычно нужны одни. И, конечно, личные вещи, одежду по погоде. Всё остальное оборудование мы предоставляем. Верёвки — само собой, это общественное снаряжение. Да и страховочные системы (обвязки), железо и прочее оборудование в какой-то момент стало проще включить в стоимость поездки, чтобы люди не тратили лишние деньги. Однако, если кому-то нравится иметь всё своё — никто возражать не будет!
— А френды, камалоты — нужны?
— Есть отдельная категория скалолазных маршрутов — traditional climbing или, сокращённо, TRAD. Это лазание по скалам, не оборудованным заранее установленными средствами страховки, маршрутами. На TRAD — маршрутах может стоять станция наверху, но больше ничего нет — для прохождения требуется организация самостоятельной страховки — использования френдов, закладок, всевозможных стопперов — безопасность маршрута обеспечивается самостоятельно.
Честно говоря, TRAD-ом я занимаюсь очень мало: у меня в приоритете безопасность участников. Когда человек едет со мной, он едет заниматься физкультурой, безопасным спортом в красивом месте. Никакого риска я не могу допустить, поэтому идею TRAD-а в рамках стандартных скалолазных программ я исключаю в принципе.
Да и вообще, в мировой практике это явление, на мой взгляд довольно редкое и не самое популярное. Число скалолазов, занимающихся TRAD-ом, относительно общего числа любителей подъёмов — не более одного процента, никакой коммерческой идеи тут не может быть. А френды и камалоты — это атрибут именно традиционного скалолазания. Так что мой ответ — нет, не нужны!
— Возвращаясь к разнице между скалолазанием и альпинизмом — сильно ли отличается набор снаряжения для восхождения на вершины и для скалолазания в тёплых странах? Понятно, что плюсуется тёплая одежда — но вот скальники, верёвки, железо — различаются?
— Вопрос не очень корректный. Для скалолазания, как я уже говорил, никакого особенного снаряжения не надо. А если говорить об альпинизме — тут нужен совершенно другой набор снаряжения. Он гораздо обширнее, дороже и зависит непосредственно от сложности маршрутов, от климата. Список для самого простого альпинистского восхождения будет состоять из 20-30-40 позиций!
— Есть ли элементы одежды или снаряжения, которые тебя приятно порадовали в последние годы? Что оказалось самым полезным?
— Я не фетишист в отношении этого. Подход у меня сугубо утилитарный — если меня снаряжение устраивает, я на него перестаю обращать внимание. А вот когда оно подводит — другой вопрос. Например, в прошлом году я купил две палатки Red Fox и мне не стыдно об этом говорить, почувствовал себя лохом, который сэкономил на удобстве своих собственных клиентов. Хотя даже экономия то какая-то странная вышла — можно было Jack Wolfskin купить за меньшие деньги. Больше я не отступаю от правила приобретать исключительно импортное снаряжение.
Очень ценю пуховки Haglofs и одежду, выпускаемую под этим брендом. Честно говоря, мне мало что досталось — после подорожания даже мои валютные доходы не позволяют мне приобретать это снаряжение. Однако опыт пользования однозначно подтверждает такой вывод — при всей своей заоблачной стоимости, это, наверное, лучшее, что можно приобрести за деньги. Качество выше всех оценок. Я пользуюсь мембраной от Haglofs и могу сказать, что у меня никогда не было лучшего Shell. Сочетание лёгкости, реальной эффективности (чувство как будто на тебе х/б), а также устойчивости к износу — превыше всех похвал. Одна беда — где взять такие деньги, сколько это стоит?!
— Часто ли ты меняешь снаряжение? На сколько тебе хватает мембранной куртки, например?
— Ротация снаряжения — вопрос вечный. Моя личная позиция здесь такова: если снаряжение устраивает — не стоит искать ничего другого — от добра добра не ищут. Но вопрос стоит подкорректировать по существу: какая именно снаряга?! Например, верёвка — это расходный материал. В зависимости от программы, верёвка меняется от двух раз в сезон, до нескольких лет. При этом сохраняется приверженность к одному и тому же бренду и моделям. Если говорить о железном снаряжении — тут сроки службы совершенно иные — если не потерял, ничего с ним не происходит. Лидеры в этом направлении, безусловно Petzl, CAMP и Black Diamond, больше вариантов нет, за очень редкими исключениями.
По одежде — зависит от текущих цен, и от наличия определённых моделей — к сожалению, выбор у нас невелик, даже в супербрендовых магазинах, которые как правило стараются продать то, что подороже, но ни размеров, ни нужных моделей у них днём с огнём не сыщешь. По одёжным брендам, особенно хочется выделить производителя Sivera — не подумайте, что это проплаченная реклама! Я пользуюсь этими вещами уже не первый сезон и считаю, что данный производитель изготавливает одежду, по качеству и утилитарности не просто конкурирующую, а в ряде случаев, превосходящую импортных производителей. Одна проблема с Сиверой — купить негде. Вот уже несколько лет, перед сезоном гоняюсь за ней по всей Москве.
— Ты считаешь себя счастливым человеком?
— Счастливыми считают себя только глупцы! Счастье — это неуловимый момент, который запечатлевается в памяти и стимулирует нас на дальнейшие безумства. Чувствовать себя счастливым постоянно — это уже диагноз, достаточный для госпитализации — значит у вас что-то заклинило! Если говорить откровенно, я чувствую себя несчастным. Потому что количество тех моментов эйфории, которые мне довелось испытать, не оставляют мне теперь надежды на спокойное и мирное существование: стоит на пару дней задержаться на одном месте, как земля буквально вырывается из-под ног — ведь чувство настоящего бытия можно испытать только в движении… Это — наркотик. Никому не советую привыкать!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Как выбрать скальные туфли?
Скальные туфли — вещь очень индивидуальная и подобрать подходящую модель не так просто. Их носят на босую ногу, и они не предназначены для комфортного хождения, а зачастую и для длительного пребывания в них. Соответственно, при выборе скальных туфлей не стоит ориентироваться на привычные ощущения, сложившиеся в ходе ношения обычной обуви
далее
Горы — это территория свободы. Интервью с Дмитрием Павленко
Альпинист международного класса Дмитрий Павленко о Горах, тренировках, о женщинах в альпинизме, о жизни на высоте, о почтении к Горам и, конечно, о снаряге. Правдиво, рассказывает один из немногих людей на планете, которые могут об этом рассказать — альпинист международного класса Дмитрий Павленко
далее
Интервью с Артёмом Петраковым. О силе духа и скалолазании в России
О том, каково быть топовым спортсменом, работать и тренироваться одновременно, о силе русского духа и развитии скалолазания в России мы поговорили с амбассадором Спорт-Марафон, Мастером Спорта по скалолазанию, многократным призёром Московских и Российских соревнований Артёмом Петраковым
далее
Интервью с Кириллом Белоцерковским
Наш друг и амбассадор Кирилл Белоцерковский, КМС по альпинизму и инструктор, рассказал о работе инструктором, слэклайне и новых альпинистских маршрутах, о районе Туюк-Су, почему всем важно путешествовать и как перешагивать через страх
далее
Магнезия для скалолазания. Как выбрать?
Лазить без магнезии на скалодроме крайне не рекомендуется, так как это, во-первых, неудобно и неэффективно, во-вторых, приводит к «засаливанию» зацепов. В некоторых залах запрет на лазание без магнезии, как и на лазание босиком, прямо прописан в правилах посещения. О видах магнезии читайте в нашем блоге.
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments