с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

© Мария Веремьёва

Чего боится турист-горнолыжник, или Мифы Красной Поляны

18.07.2018
Всё когда-то бывает в первый раз. Впервые человек встаёт на лыжи. Впервые едет в горы. Впервые катается в Красной Поляне. Какие типичные страхи посещают горнолыжников и сноубордистов, приехавших покататься на олимпийские курорты, и как их преодолеть? Что делать, если заблудился? Как справиться с узкими участками трасс? Безопасно ли кататься на Кавказе после упорядоченной и спокойной Европы? Об этом мы поговорили с лучшими инструкторами Красной Поляны: кому, как не им, знать народные чаяния?
Антон Пьянков
Директор краснополянской школы Riders School, руководитель службы инструкторов
Антон Кравчук
КМС по горным лыжам, инструктор категории «А» ISIA по горным лыжам Riders School
Екатерина Коровина
Инструктор «С» ISIA-Russia, победитель и призёр российских соревнований по фрирайду, участник международных стартов FWQ, гид по фрирайду Краснополянского Горного Клуба (КГК)
Беседовали мы в разгар сезона 2017/2018, но о погоде говорили мало — как оказалось, основные «пугалки» для горнолыжников и сноубордистов с погодой вовсе не связаны. Многое из обсуждаемого для опытных горнолыжников покажется странным и даже смешным. Но инструкторам, проводящим на склоне до полугода, виднее!
— Чего больше всего боится человек, впервые приехавший в Красную Поляну?
Антон Пьянков: Цен! Но занятия с инструктором помогают сэкономить. Прежде всего, на услугах травматолога.
— Часто у ваших подопечных бывают травмы? Инструктор отвечает за целостность новичка, клиента?
Антон Пьянков: Редко, но случается. Инструктор делает всё возможное, чтобы уменьшить риск возникновения травмы. Тем не менее иногда мы даже не представляем, насколько человек может не уметь падать! Часто люди берут инструктора именно из страха, для них инструктор — амулет, а не источник знаний. Им с инструктором спокойнее, он проведёт, покажет, подстрахует. Далеко не каждый хочет учиться кататься, многим удовольствие доставляет именно катание за инструктором, где можно не включать голову.
Антон Кравчук: Женской половине человечества часто важно, чтобы просто кто-то опытный был рядом. Она обучилась, у неё достаточно приличный уровень для самостоятельного катания, но без инструктора она на склон не выйдет. Анатомию женского страха можно разбирать бесконечно — на эту тему диссертации реально писать… А мы видим результат: клиентка получает удовольствие от катания только тогда, когда впереди неё едет путеводная звезда — инструктор! Он не совершает непредсказуемых манёвров, едет с её скоростью, что-то по ходу объясняет и комментирует, уделяет ей максимум внимания. И вот такой формат ей комфортен.
Мужчины никогда не покажут, что они боятся упасть, травмироваться, заблудиться… Но часть из них ещё трусливее девушек, причём они маскируют свой страх чем угодно: неумением кататься, ленью и так далее. Опять же, с инструктором им много проще, ему не надо ничего доказывать.
— Девушки часто боятся замёрзнуть, проводя целый день на снегу. Реально ли получить обморожение и простуду, катаясь на горных лыжах или сноуборде?
Антон Пьянков: В Красной Поляне больше шансов промокнуть, чем замёрзнуть. Здесь достаточно тёплый климат. Но если вы приехали в одежде, которая не дышит и не сохнет, то замёрзнете! Одежду для Красной Поляны нужно подбирать с учётом климата: она не должна быть излишне тёплой, но должна хорошо защищать от мокрого снега и быстро сохнуть. То есть предпочтение нужно отдать горнолыжным курткам и брюкам с мембраной и минимальным количеством утеплителя, а если вы катаетесь активно, то и вовсе без него.
Впрочем, в прошлом году я отморозил себе нос, на пике было –20°C, но это нонсенс для Красной Поляны, обычно температура держится в границах +5°C…–5°C.
Верхняя точка курорта Роза Хутор привлекает своими видами, но спуск оттуда для новичков может быть затруднителен © Мария Веремьёва
Антон Кравчук: Очень характерный страх для катающихся в Красной Поляне — это страх узких трасс, люди боятся подъехать к перегибу, обрыву. Здесь сложный рельеф, и верхние трассы, как правило, очень узкопрофилированные. Все хотят поехать наверх, но все пытаются избежать узких трасс, боятся упасть вниз, не понимая, что, подтянув технику, катание по узкой трассе можно превратить в удовольствие!
Узкая трасса требует владения искусством поворота малого радиуса. Не надо воспринимать узкую трассу как смертельную опасность — на самом деле это прекрасная возможность научиться лучше владеть своим снарядом!
Катя Коровина: Научиться поворотам малого радиуса не так сложно — страшнее скопление плохо владеющих своим снарядом людей на узких поворотах. Мне часто страшнее случайно задеть, сбить кого-то, чем упасть самой. Даже меня, гида, узкие трассы напрягают.
В разгар сезона узкие трассы курорта превращаются в целое испытание © Мария Веремьёва
Антон Пьянков: Ещё многие боятся того, что трассы не огорожены. Даже самый элементарный заборчик из яркой сетки уже делает катание гораздо спокойнее.
— А помогает такой заборчик?
Антон Пьянков: Нет! Но чисто психологически действует успокаивающе, создаёт иллюзию защиты.
Катя Коровина: На самом деле сети на горнолыжном курорте бывают разных типов, и там, где есть реальная опасность свалиться с обрыва, стоят сети-улавливатели, гораздо более прочные и хорошо закреплённые, они действительно способны удержать человека.
В Красной Поляне по краям трасс обрывов нет, есть просто снежные откосы, которые угрозы для здоровья не представляют, поэтому сетки ставят простые, больше для ориентации в плохую погоду.
Многие боятся бугров, которые неизбежно к концу дня накатываются на трассах. Ну что тут можно посоветовать? Не нужно спать до обеда, приходите к открытию подъёмников и заканчивайте катание пораньше, тогда весь ровный вельвет будет ваш!
Вид с Роза Пик. Трассы курорта размечены и огорожены, так что заблудиться не получится © Мария Веремьёва
Антон Кравчук: Ещё часто встречается страх перед кресельными подъёмниками — на посадке и на высадке люди боятся упасть, хотя большинство подъёмников спланированы очень мягко, с торможением на посадке и удобным длинным выкатом. На «Газпроме» раньше были креселки с короткой площадкой, неудобной для схода, сейчас всё очень удобно и очень современно. Тем не менее боязнь вывалиться с креселки у многих принимает гипертрофированные формы, отдыхающие предпочитают кабинки и безропотно снимают-надевают лыжи каждый раз, таская их к подъёмнику на себе. Лыжи они тоже таскать не любят! Но превозмогают себя.
Справедливости ради надо сказать, что есть один подъёмник, «Беседа», он, во-первых, долгий, во-вторых, там действительно очень резкий сход, люди в саночников превращаются.
Катя Коровина: Одна дама, сходя с подъёмника, бросает канатчику возмущённо: «Ну что же вы песочком-то не посыпали!»
Подъёмник «Эдельвейс» на курорте «Роза Хутор» © Мария Веремьёва
— Есть ли крутые склоны, поднявшись на которые, люди боятся спуститься вниз?
Антон Пьянков: Конечно, есть! Но на любом курорте Красной Поляны есть карты, продуманная навигация. Трассы разного уровня — зелёные, синие, красные или чёрные — размечены деревянными вешками соответственного цвета, стоят круглые таблички с названием и цветом, но люди всё равно едут на склоны, которые им не по силам.
Правда, и на зелёной трассе может встретиться разветвление, где с одной стороны объезд «лба», а с другой — крутой участок, близкий к чёрному. Человек пропускает поворот, заезжает на кручу, и начинается паника, люди встают и не могут решиться его проехать, хотя он и невелик. Здесь есть такое место, «мышеловка», попав туда, многие не могут ехать, снимают лыжи, идут пешком — и летят вниз по скользкому склону, без лыж и палок.
Совет здесь один: следите за разметкой! Трассы очень хорошо размечены, и, если впереди крутой участок, во многих местах не просто меняется цвет столбиков, а стоит дополнительный щит с предупреждением об опасности. «Осторожно, впереди круто!»
— Трассы классифицированы по европейской системе?
Катя Коровина: Да, высчитывается средний угол наклона и коррелируется с шириной трассы, сообразно этим цифрам трассе присваивается цвет. То есть узкая трасса может иметь небольшой уклон, но размечена быть как красная, именно из-за ширины, требующей большего мастерства катания. Как и на любом европейском курорте, больше 60 % трасс имеют синюю и зелёную маркировку, это наиболее популярные трассы для катания.
Кстати, как и в некоторых странах Европы, узкая синяя трасса может иметь такой малый уклон, что лыжники палками толкаются. А сноубордисты, наверное, идут пешком… Широкая же зелёная трасса спокойно проезжается без палок. Учитывайте это при выборе маршрута!
— Много таких участков, где сноубордисту тяжело?
Антон Пьянков: На «Розе Хутор» это, пожалуй, трасса «Плато», где весной снег. И ещё участок трассы В52. И участок «Крокуса»… Но тоже только весной! Очень многое зависит от качества снежного покрова. Например, в конце февраля — в марте выпадает много мокрого снега, вот тогда эти трассы становятся «медленными» и сноубордистам туда лучше не стремиться.
Антон Кравчук: А ещё часто приезжают люди с амбициями. «Я во Франции катался по синим трассам! Давай, поехали наверх!» И всё заканчивается тем, что мы перебираемся на зелёную. Несмотря на то что классификация у нас европейская, синие трассы сложнее, чем в среднем по Европе, это особенности рельефа. В Европе тоже не всё одинаково. Австрийские курорты посложнее по рельефу, там синие трассы похожи на наши. А вот на массовых фешенебельных курортах Италии и Франции синие трассы попроще.
Трассы желательно изучить на карте заранее и выбирать по силам © Мария Веремьёва
Катя Коровина: Рельефы Красной Поляны довольно сложны, поэтому приходится нарезать трассы серпантином, чтобы любой мог спуститься вниз. Но серпантин по крутому склону — тоже непростая для катания трасса, нужно умение вовремя делать крутые повороты, пропускать или обходить других катающихся… Поэтому не все, глядя на карту, представляют, что их ждёт.
— А заблудиться на курортах Красной Поляны реально?
Антон Пьянков: Если ты едешь по трассе — нереально. Да, можно разойтись с друзьями и потом ехать до них по трассам и подъёмникам час. Но радикально заблудиться в зоне курорта — нет, невозможно, навигация везде сделана очень понятной. Служба трасс отвечает за разметку и безопасность на открытых и маркированных трассах. Куда бы вы ни приехали — отовсюду можно подняться вверх или спуститься к жилью.
© Мария Веремьёва
Катя Коровина: Нередко видим картину: трасса закрыта, поперёк неё натянута лента с флажками и надписью «Closed», но люди всё равно едут и не думают о том, что внизу может просто-напросто не работать подъёмник. По этой трассе могут идти ратраки, или, наоборот, трасса может быть не полностью подготовлена. Да что угодно может быть! Стоит просто прислушиваться к знакам и не игнорировать их, на закрытой трассе туристу делать нечего.
— Есть опасность попасть под ратрак на открытой трассе?
Катя Коровина: Нет, однозначно нет. Ратраки в основном работают в тёмное время суток, но если что-то случается срочное и они выходят утром — значит, этот участок курорта должен быть закрыт и тщательно огорожен. Стоит патруль, снегоходы, знаки, аварийное освещение. То есть для того, чтобы попасть под ратрак, надо совершить кучу осознанных действий разведчика: пролезть под ограждение, обмануть внимание патруля и так далее.
— Если райдер не соразмерил силы и выехал на слишком сложную для него трассу — может ли он спуститься пешком до ближайшего пологого участка?
Антон Пьянков: Да, такая возможность есть везде. Единственная просьба — ходите по краю трассы! Не создавайте аварийных ситуаций.
— На «Розе Хутор» и в «Горки Городе» есть нератраченные трассы, которые нанесены на карту курорта, но никогда не ратрачатся. Случается такое, что малоопытный турист заехал туда и не смог выехать?
Антон Пьянков: Их не так много, как кажется. На «Розе Хутор» есть открытая нератраченная трасса, «Женский спуск», но она не отмечена на официальной схеме трасс. Да и начало «Мужского спуска» тоже не ратрачится и тоже не отмечено на схеме… Это зона внетрассового катания, где райдер несёт ответственность сам за себя. Однако, если уж такое случилось, вы заехали на нератраченную трассу и не можете спуститься — выйти пешком всегда можно. Но это будет потяжелее!
Официальная карта от ГК «Роза Хутор»
Официальная карта от ГК «Роза Хутор» с отметкой возможных очередей
— Красная Поляна славится прежде всего «пухом», свежевыпавшим мягким снегом. Какие страхи и опасности в первую очередь поджидают неопытных фрирайдеров, «снегожорок»?
Катя Коровина: Здесь как раз надо говорить не о напрасных страхах, а об их отсутствии! С подъёмников реально можно уехать в опасные для жизни места, об этом говорим постоянно, но мало кто слушает: подъёмник есть — значит, безопасно!
А опасностей много. В первую очередь это, конечно, непроезжабельный рельеф. У нас очень много таких мест: скальные сбросы, замёрзшие водопады. Особенно этим богат курорт «Горки Город». Водопад Поликаря, около 70 метров высотой, абсолютно непроезжабельный, прыгать с него — верная гибель. С трудом проезжабельно и очень лавиноопасно русло ручья Тобиаса… Но и южные склоны «Розы Хутор» тоже весьма опасны: вверху манящие поля, а кончаются они скальными сбросами или узкими лавиноопасными кулуарами. Каждый год там травмируются и даже гибнут фрирайдеры. Каждый год травмируются райдеры в кулуаре «Суицид», который заканчивается скальным сбросом 13 метров высотой. Ближе к весне его засыпает лавинами — но не всегда!
Недавно при поддержке Riders School на курорте Роза Хутор появились новые указатели, предупреждающие любителей внетрассового катания об опасности © Мария Веремьёва
Антон Пьянков: В пуходень каждый день спасатели кого-то вывозят из внетрассовой зоны. Плюс вполне реально заблудиться и уехать в сторону Абхазии!
— Там разве нет пограничников?
Антон Пьянков: Там есть пограничники, там есть предупреждающие знаки, есть «волчатник» — огораживающая лента, но поля нераскатанного снега застилают глаза райдерам! Они всё равно туда едут.
Постоянно люди уезжают ниже волока, линии выката на трассу, — и попадают в непроезжабельный лес или выходят к реке, в незаселённые пространства.
А в этом году открылись подъёмники на южном склоне, где есть два ручья — притоки Псоу. Так вот, они заканчиваются каскадом водопадов в узком каньоне. Когда там снега много, оттуда можно выехать, а вот когда мало… Статистику спасателям хорошенько подпортили многочисленные падения и травмы именно в этих местах.
Катя Коровина: Даже если ты там проехал и не травмировался, выбраться оттуда довольно сложно: много коротких скальных сбросов с водой, льдом, колодцев, жёстких и скользких участков — это же юг!
Антон Пьянков: Ещё очень распространённая травма — это когда в условиях невидимости люди падают с внетрассовых участков на трассы. Бортик трассы в начале сезона — сантиметров 30, а к весне достигает метровой высоты. И вот, ничего не видя, люди летят и падают на плоскую, жёсткую поверхность трассы. Конечно, травмируются.
Катя Коровина: Буквально сегодня каталась с группой ребят из Сибири, а видимость плоховата. Я была очень осторожна, останавливалась за несколько метров до предполагаемой трассы — и всё равно пару раз они пролетели мимо, у них такого нет, не понимают опасности трассы. А в Красной Поляне рельеф сложный, надо привыкать и смотреть в четыре глаза.
© Светлана Хлебникова
— Часто бывает плохая видимость?
Антон Пьянков: Часто. Да, здесь выпадает много снега — но ему предшествует туман, да и сами дни снегопада не очень хороши для катания, видимость плохая. Влажный климат, что поделать!
— Возможен фрирайд в дни, когда плохая видимость?
Катя Коровина: Да, конечно! Сегодня мы, например, очень неплохо покатались. Прежде всего — это катание в зоне леса. Лес здесь преимущественно лиственный, крупный, подлеска мало. Единственное, в этом году зима тёплая — и нижний ярус леса очень мокрый, снега мало. А там, где его много — другая опасность, снег выпадет тяжёлым, и от своей тяжести трескается, образует довольно глубокие трещины, в которые запросто можно упасть! Плюс — эти трещины имеют свойство увеличиваться. Такое бывает не каждый год — но в этом году трещины — просто бедствие.
Подобные трещины можно наблюдать и с подъёмника, но не всегда заметны во время спуска © Макс Панков
— Как работает спасательная служба на курортах Красной Поляны? Если ты, к примеру, заблудился — тебя будут спасать? Вывозить вертолётом?
Антон Пьянков: Ну, не вертолётом… но придут спасатели со снегоступами и наденут их на тебя, чтобы ты смог выйти на трассу. Это делается бесплатно.
Катя Коровина: На самом деле есть две службы спасения. Если проблема случилась не очень далеко от курорта, то поможет спасательная служба курорта. А если вы заблудились или травмировались в местах, весьма отдалённых от подъёмников, здесь работает уже МЧС. А МЧС — это такая структура, которая обязана вытаскивать своих граждан из любой задницы, причём бесплатно. И у них есть вертолёты, в этом году трёх сноубордистов с вывозили вертолётом, например.
Антон Пьянков: Три сноубордиста поехали по кулуару Суицид, доехали до скального сброса и застряли в таком месте, что спасатели бросали им трос с вертолёта — и по одному вытаскивали, иначе их было не достать. На самом деле, хорошо ещё, что райдеры вовремя сообразили позвонить — висели на склоне, держась за кусты, но позвонили — и как бы их ни ругали все, они спасли свою жизнь. А другой сноубордист в этом году зацепиться за кусты не успел — и тело его нашли уже внизу кулуара.
Катя Коровина: Но, при всей отличной оснащённости и квалифицированности спасателей МЧС, минус работы с ними — это время. Структура довольно громоздкая, пока диспетчер примет звонок, пока примут решение, дадут разрешение, соберут отряд, поднимут вертолёт или выделят снегоходы — пройдёт немало времени. В ситуации, когда счёт идёт на минуты, на МЧС надеяться не стоит.
— А лавинная опасность? Насколько часто засыпает пострадавших на трассах или на фрирайд-зонах курорта?
Антон Пьянков: На трассах — был пару лет назад трагический случай, когда не закрыли трассу после снегопада, и на неё сошла лавина, погубив двух человек. Но за всю историю Роза Хутор, этот случай — единственный! Иногда попадают в лавину сами лавинщики, проводя плановые подрывы склонов это их профессиональные риски.
Ещё бывают лавинные инциденты на закрытых трассах, когда туда пролезают катающиеся. Я сам видел, как одного мужчину протащило лавиной вдоль закрытой трассы, закопало лыжи — он их долго потом искал. Трассы Тритон и Каскад — их всегда закрывают после снегопада, так как там не простреливаемое газексами место, и часто сходят небольшие лавинки.
Катя Коровина: Служба трасс и лавинная служба отвечают за безопасность трасс и закрывают участки курорта при наличии опасности. Но надо понимать, что мы имеем дело со стихией, резкими перепадами температуры и влажности в течение дня, и предсказать все возможные сходы снега со стопроцентной вероятностью невозможно. Везде работают люди, и у них тоже бывают ошибки, такое происходит в любой горной стране.
Что касается тех, кто выходит за пределы трасс, тут служба трасс ответственности не несёт. Конечно, лавинные службы курортов занимаются не только трассами, они стараются обезопасить популярные внетрассовые маршруты от лавин, но формально — вы катаетесь на свой страх и риск.
Антон Пьянков: В чем ещё плюс Роза Хутор — лавинная служба здесь имеет разрешение производить направленные ручные взрывы в любых местах. На Горки Городе и Альпике лавинные службы подчиняются Росгидромету и у них такого разрешения нет.
— Когда вы работаете на трассах, вы стараетесь предупредить учеников обо всех возможных опасностях?
Антон Пьянков: Они сами очень боятся. Боятся людей, постоянно оглядываются. А если кто-то там скребёт сверху — то наступает паника, они не могут стоять и ехать тоже не могут, страх парализует. Это довольно сложно преодолеть. Но мы стараемся! Ещё — очень боятся пересечения трасс.
Особенно таким страхам подвержены те, кто уже побывал в столкновении, кого в первые дни катания сбивали, или он сам сбивал по неопытности. Страх повторить ошибку сидит довольно глубоко и надо добиться хорошего контроля снаряда, чтобы его преодолеть!
— Есть ли патруль на трассах, отслеживающий тех, кто катается опасно для окружающих?
Катя Коровина: Да, на трассах есть Лыжная Полиция, и она у нас наделена полномочиями полиции, то есть, патруль может останавливать человека и трогать его, может арестовывать его и штрафовать. Поэтому все, кто агрессивно ведёт себя на склоне, сразу же лишаются скипасса и спускаются вниз. В этом плане, как раз, на курортах всё налажено.
— Пьяных тоже выводят?
Катя Коровина: С пьяными сложнее, за выпитый стакан пива скипасс не отбирают, но если человек ведёт себя явно неадекватно, патруль принимает меры, могут аннулировать скипасс и оштрафовать.
Антон Кравчук: могут и пожизненно заблокировать скипасс, если человек систематически нарушает Правила Курорта. Есть такой закон: качество курорта — это качество катающихся на этом курорте. Поэтому, курорт заинтересован в том, чтобы сделать катание комфортным и безопасным. Конечно, культуры горнолыжного отдыха у наших туристов пока маловато. Но она с каждым годом растёт, что не может не радовать! Смотрим на европейские курорты, перенимаем опыт.
— А как обстоит дело с безопасностью в жилой зоне? С преступностью?
Антон Пьянков: Сейчас всё очень безопасно. По сравнению с Шерегешем, например, или даже с Красной Поляной десять лет назад — здесь самый безопасный курорт, уровень преступности крайне низок, можно спокойно гулять по улицам всю ночь. К тому же, здесь рядом государственная граница, всё под контролем ФСБ, везде многоступенчатая система безопасности, видеонаблюдение. В Красной Поляне нередко бывают первые лица государства, в конце концов, внимание к безопасности здесь повышенное.
— Что делать простым горнолыжникам в дни, когда катаются первые лица государства? Для них перекрывают дороги, трассы?
На Розе Хутор после Олимпиады 2014 года я ни разу не видел, чтобы перекрывали трассы ради приезжающих покататься президентов и министров. Раньше да, бывало. Сейчас они, наверное, на Газпром приезжают.
Единственное — иногда перекрывают новую автомагистраль из Адлера. Например, если днём закрыт выезд на новую дорогу, то вечером там гарантированно будет пробка на два часа. Бывает!
— А очереди на подъёмники в выходные и праздники — большие?
Антон Пьянков: Не скажу, что очереди огромные — даже в самые многолюдные дни Нового Года, на нижних подъёмниках очередь стоит минут на 30, больше я не видел. В солнечную погоду нередко перегружен Эдельвейс. На остальных подъёмниках очередь меньше. Но, конечно, в выходные очереди есть.
Антон Кравчук: Очереди, в основном, создают «пальтошники», экскурсанты без лыж. Они абсолютно не понимают логистики курорта, не знают, что наверх можно подняться двумя способами и создают очередь на одной канатке.
И, кстати, инструктор с учениками всегда проходит без очереди. На всех подъёмниках кроме Крокуса, есть специальная калиточка для школ. Многие в выходные дни этим пользуются, берут инструктора, просто чтобы кататься без очередей
Катя Коровина: Ещё причина очередей часто в том, что люди не умеют пользоваться подъёмником. Путаются в лыжах, сноубордах, не умеют правильно садиться. На Эдельвейсе, например, кресла приходится постоянно останавливать, кто-то кого-то толкнул, случился какой-то казус… И ещё: люди не садятся на шестиместную креселку так как «они вместе, втроём». В итоге шестиместная креселка уходит с четырьмя пассажирами, а очередь тихо ненавидит тех друзей, которые не могут расстаться даже на 10 минут!
Антон Кравчук: Да, это тоже проблема. В гондолах то же самое — непременно надо в восьмиместную кабинку вдвоём залезть. Однажды даже потасовку устроили, летом — а летом очереди не меньше чем зимой — пляжники, приехавшие из Сочи, так отчаянно хотели проехать в кабинке вдвоём, что накинулись на канатчика с кулаками!
В общем, большинство проблем туристы создают себе сами. Но любые проблемы можно решить — и любые страхи преодолеть!
Главное, чтобы были горы, и был снег! Спасибо, способных вам учеников!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Скитур- и фрирайд-программы в Красной поляне от Горного Клуба «Спорт-Марафон»
Краснополянский Горный Клуб, ещё один замечательный проект команды Спорт-Марафон, помогает фрирайдерам и скитурщикам увидеть самые сладкие фрирайд-маршруты Красной Поляны. Гиды КГК расскажут, как попасть на программы, что делать, если у вас нет компании, какое снаряжение нужно и где его взять. А также, как обеспечить максимальную безопасность катания вне трасс
далее
«Горные лыжи — это игра!» О детской горнолыжной школе Riders School
Как привить ребёнку любовь к горным лыжам, поставить технику и правильные движения? Можно ли отдать детей в горнолыжную школу и самим спокойно покататься в отпуске? Что делать, если ребёнок капризничает и не хочет вставать на лыжи? Ответы на эти вопросы дают лучшие детские инструкторы Красной Поляны – создатели и руководители детского горнолыжного Riders клуба
далее
О Красной поляне, как о курорте. Лайфхаки от Евгения Маталыги
Об особенностях горнолыжного отдыха в Красной Поляне рассказывает основатель ресурса RiderHelp Евгений Маталыга. Как добраться, где поселиться и кататься, как сэкономить и сделать свой отдых комфортнее… Читайте в блоге
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments