с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

Зимний поход по Ловозёрским тундрам

27.04.2017
«Горы не изменяют сознание — они нам его возвращают!»
«Горы не изменяют сознание — они нам его возвращают!»
Даже вполне известный маршрут можно пройти по-новому. Нет предела человеческому стремлению к совершенству. 26 февраля ребята из команды Спорт-Марафон стартовали в лыжный поход по Ловозёрским тундрам, планируя вернуться 6 марта. Место это знаменитое — летом на скале видно изображение Куйвы с шаманским бубном — саамского божества. Прекрасные озёра в окружении древних Хибинских гор, сказочные леса — через всю эту красоту они решили пройти без рюкзаков, используя только сани собственной конструкции. И пройти ещё до начала сезона — фактически зимой. Поход удался, и трое участников (Саша не смог прийти, был на Чегете) рассказывают об этом наперебой с горящими глазами.

Участники команды:

Сергей Савельев
Менеджер направления «бивуак».
Егор Беркут
Консультант отдела обуви.
Антон Непершин
Консультант отдела альпинистского снаряжения.
Саша Филимонов
Консультант отдела мужской одежды.
— Кому из вас в голову пришла идея пройти зимой по ловозёрским тундрам там, где и летом-то нередки минусовые температуры?
Сергей: Идея маршрута моя. Потому что я там уже был — этот маршрут частично совпадает с маршрутом моего первого лыжного похода, ещё в 2000 году, в 8 классе.
Егор: Ну — у меня тоже этот поход был первым лыжным походом. И для Саши тоже. В смысле — вообще первым!
Антон: Да и я до этого ходил только ПВД в Подмосковье, это был первый в моей жизни лыжный поход такой протяжённости.
Сергей: На самом деле, зимой там можно пройти больше, чем летом, когда там либо болото, либо курумник. А зимой болота замерзают, снега выпадает много, и он скрывает и курумники и криволесье, всё засыпает, идти намного легче. Можно ходить по азимуту, двигаться по озёрам.
Озеро Ловозеро
Озеро Ловозеро
— На каких лыжах вы шли?
Егор: У меня были Турин-ы, ужасные туристические лыжи за две тысячи рублей, с креплениями Азимут (от редактора: хотя после креативной декорации лыжи Егора выглядят более чем современно :)). Собственно, Азимуты были у всех. Лыжи эти без кантов и с ужасными насечками. В общем, у меня были самые плохие лыжи из всей группы. Они широкие, но с огромным кембером, так что насечка просто не работает. Лыжи зарывались носами. Я первые два дня сильно мучился и нервничал — вверх насечка не держит, ёлочкой идти нельзя, так как нет кантов. Фактически, я мог идти только по озеру. Потом Антон накрутил мне на все лыжи злой репшнур. Я так и шёл все оставшиеся дни, не мог скользить, но зато твёрдо стоял на любой поверхности и легко тропил!
Сергей: У Антона были древние лыжи Polsport, 80-х годов. И у Саши такие же древние Fischer-ы. Получается, что у меня одного были современные удобные туринговые лыжи — Fischer S-Bound 98. У них и насечка грамотная, она работает. Лыжи мягкие, с хорошим рокером. Они всплывают, у них есть талия, камуса — то есть, специальный модуль под маленький камус. Мне было удобнее всех.
— Какие были начальные и конечные точки похода? Сколько дней вы шли?
Сергей: Мы стартовали из посёлка Ловозеро, а закончили маршрут в Кировске. Шли девять дней, восемь ходовых с санями — и один раз мы делали днёвку на Сейдозере. Ночевали в знаменитой избушке, ходили радиалку налегке.
— Была ли какая-то сверхзадача кроме прохождения красивого маршрута?
Антон: Задача была и даже не одна — пройти маршрут вместе, протестировать и подготовить нашу команду Спорт-Марафон к более сложным маршрутам на следующий год. Проверить, имеет ли смысл ходить длительные зимние маршруты по горной местности без рюкзаков, с большими санями на жёсткой сцепке.
— Это ваш первый опыт совместного похода?
Сергей: В таком составе и на такое расстояние — да, первый. Мы ходили, конечно, маршруты выходного дня по подмосковью, тестировали снаряжение и свои возможности. У меня и у Антона есть опыт совместных походов в рамках школьного турклуба «Дистанция». Мы много работали инструкторами с детьми, в том числе и зимой. А Егор и Саша в такой длительный зимний поход пошли впервые и, по-моему, всё прошло очень хорошо.
Седловина перевала Тавайок
Седловина перевала Тавайок
— У Егора зато большой опыт скайраннинга. Помог он?
Егор: Да, бег здорово помог. Я осознал в какой-то момент, что бег из меня сделал какого-то робота, я большие объёмы выбегаю последний год. В этом походе почувствовал, что форму набрал просто несравнимо. До этого я особенной разницы не ощущал. А тут ощутил, что есть физическое преимущество, и это практика бега.
Сергей: Да, у Егора, сразу чувствуется, отличная физическая подготовка. Он даже на лыжах, обмотанных репшнуром, бежал, не уставая, все семь дней.
Егор: Конечно, за два дня намучился на этих лыжах. Репик намотали — и я сразу побежал, ни разу его не снимая. До сих пор не снял!
Егор Беркут на озере Сейдъявр
Егор Беркут на озере Сейдъявр
— Долго вы готовились? Больше было подготовки спортивной или технической?
Сергей: Готовились долго. Есть известная истина: чтобы сходить в поход длиной N дней, нужно затратить на подготовку 2N, а лучше 3N дней! Один из немногих случаев, когда не было такого, что мы в угаре собираем снаряжение в последние полтора дня. Всё собиралось заранее и тщательно. Мы готовили и снаряжение, и себя: ходили на тренировки, в пробные походы.
Егор: Нужно было, во-первых, протестировать эту конструкцию Антона с санями, палки которых сделаны крест-накрест…
— А рюкзаков не брали вообще?
Егор: Я взял маленький рюкзак: термос, варежки запасные. Словом, то, что может понадобиться в быстром доступе. Но на озёрах и других открытых участках я всё равно его укладывал в сани.
Сергей: Рюкзаки брали, но использовали их как упаковку. И как страховку, вдруг где-то с санями будет не пройти? Но не пришлось надевать на спину ни разу. Всё прошли без особых сложностей. Сани на жёсткой сцепке себя показали с наилучшей стороны.
Егор Беркут с гермомешком для мусора, который прокатался весь поход до ближайшего мусорного бака
Егор Беркут с гермомешком для мусора, который прокатался весь поход до ближайшего мусорного бака
— В чём была необычность конструкции саней, что придумал Антон?
Сергей: Необычен был сам подход. Традиционно, в лыжный поход ходят с рюкзаком на спине. С собой берут одни маленькие санки (иногда одни на команду), куда складывают самое тяжёлое. А мы вообще отказались от переноски рюкзаков на себе. У нас было четверо достаточно больших пластиковых саней, по 135 см длиной.
Антон: Изначально я не думал о жёсткой сцепке саней. Планировали везти их на репшнуре. Но это неудобно — в поворотах сани цепляются за бортик колеи, на траверсе уезжают вниз, а на спуске вообще сбивают человека. Тогда мы решили сделать сцепку жёстче. Я долго гулял по строительным магазинам, присматривая подходящие составляющие. Потом подумал, что полипропиленовые трубы для водопровода отлично впишутся в нашу конструкцию саней. Купил на всю команду этих труб, пропустил в них репшнур. В свободное время возился, доводил до ума эту конструкцию. В итоге на концах репшнура были завязаны узлы-восьмёрки, которые крепились к саням. Сами трубы решено было сделать перекрещивающимися, связать, опять же, жёстким, несползающим узлом по центру.
Егор: И на самих санях было несколько петель. Мы потом экспериментировали с местом крепления пластиковых направляющих: крепили и по краям саней, и по центру…
Сергей: Это уже в процессе. Вообще, одна из задач похода была — проверить, какая конструкция саней будет идеальна для российских условий. Что подойдёт лучше, что интереснее. Потому что российского опыта походов с санями немного, описания единичны. Сани у нас используют по классике только в арктических и антарктических экспедициях.
Сергей Савельев
Сергей Савельев
— А как сани крепились к человеку, «бурлаку»?
Сергей: Крепились к поясу. Был куплен широкий пояс из силовой стропы, к которому нашили петли в разных местах. На них сани пристёгивались карабинами. Благодаря множеству петель, можно было регулировать длину сцепки.
В лесу ставили сани поближе к человеку, чтобы лучше входили в поворот. А на озёрах и в тундре — подальше, чтобы нагрузка была меньше.
Егор: Вот эта жёсткая сцепка крест-накрест оказалась очень удобной — ты поворачиваешь, и сани сразу за тобою поворачивают. Если бы они ехали за нами традиционно, на верёвках, я не знаю, сколько бы мы времени тратили на то, чтобы их повернуть каждый раз.
Антон: И на спусках тоже эта система отлично работала — сани не догоняли участника, не уезжали вперёд, не били его по ногам. Даже когда спрыгиваешь с небольшой высоты — сани спрыгивают вслед за тобой, но не догоняют. А на некрутом спуске они даже помогали — давали дополнительное ускорение!
Александр Филимонов
— Пояс под нагрузкой дышать не мешал?
Сергей: Нет, совсем нет. Пояс опирался на бёдра. Первое время бывало, что он натирал — но это всё решилось микронастройками. Арктические экспедиции делают для человека упряжь, полную обвязку. Здесь это было избыточно. Во всяком случае, использовать ножные петли, как на страховочных системах, точно не нужно.
Егор: К тому же, из пояса можно быстро выстегнуться в случае необходимости. Например, если вдруг впереди полынья, неочевидный лёд в устьях ручьёв, или на спуске нужно спустить сани отдельно. Пояс безопаснее.
У меня на перевале однажды замёрз замок. Я нагнулся — а сани выстегнулись и улетели в долину. Хорошо, что в нужную сторону — не пришлось возвращаться.
Антон: Надо сделать какую-то страховку или самосброс, как пояс на лавинных рюкзаках, например… Но принципиально, то, что пояс быстро отстёгивается — это, однозначно, плюс.
Антон Непершин. Перевал Тавайок
Антон Непершин. Перевал Тавайок
— Повезло с погодой? Какая была длительность светового дня?
Сергей: С погодой, считаю, повезло. По классике — в Ловозёры ходят в марте, когда уже длиннее световой день, очевидно теплее. У нас световой день был с 9 утра до 5 вечера — вполне уже достаточно для движения. Плюсы февральского похода — это невысокая лавиноопасность, в отличие от весенних дней. Снег зимой более рассыпчатый и лёгкий, тропить несложно. В марте он уже становится тяжёлым, подлипает к лыжам, приходится работать. Именно поэтому мы и решили идти зимой.
Антон: Из девяти дней только один момент был сложным из-за погодных условий — это переход через Умбозёрский перевал (547 м), где нас накрыло бураном. Ветер был такой сильный, что сдувало с ног, чуть вместе с санями не улетели!
Ворота в заказник Сейдъявр
Ворота в заказник Сейдъявр
— Ветер поднялся так внезапно, что вы не могли его переждать?
Егор: Мы ночевали перед перевалом, на границе леса и тундры. И уже утром поднялся сильный ветер, замело палатку. У нас было два варианта действий: либо собирать палатку и уходить вниз, переждать непогоду в лесу, либо двигаться на перевал и спасаться от метели уже на другой стороне. В любом случае нужно было сворачивать палатку, упаковывать сани и идти. Мы решили двигаться вперёд!
Сергей: Тем более, что Умбозёрский перевал я уже ходил не раз, и знал дорогу, заблудиться даже в условиях слабой видимости мы не боялись. И Антон ходил. Плюс у нас были GPS-навигаторы, они тоже здорово облегчали жизнь в метель. Но прижало нас здорово — там перевал представляет собой проход между двумя скальными грядами шириной метров 350. Такая аэродинамическая труба получается, дует со страшной силой.
Антон: Ещё здорово помогли снегоходчики — они как раз выехали покататься. Они базируются на КСС, катают коммерческие группы, ездят на рыбалку. Снегоходчики сильно облегчили жизнь — пробили след в глубоком снегу до самой зоны леса.
— Какая местность зимой оказалась самой зрелищной?
Сергей: Долина реки Каскаснюнйок. Конечно, ещё и погода располагала: когда мы шли, было солнце после снегопада, самая красота… Когда ты идёшь летом, там болота, комары и камни, а зимой — всё замёрзшее, редкий лес, сосны, отличная видимость. Мы шли по борту долины, не вдоль реки — и видели пятна болот.
Егор: И ещё по реке Тавайок были очень красивые места… Это речка, стекающая с перевала Тавайок. Там была когда-то старая железная дорога в посёлок, который уже опустел, дорогу разобрали, осталась только насыпь. Ну и долина Касканюнйока для нас показалось сказочно красивым местом. Тем более, что до этого мы шли по озеру Умбозеро фактически в условиях нулевой видимости. А тут — вышло солнце, всё заискрилось, стало рельефным, открылись горы и пятна болот — зимняя сказка!
Сергей: В мой первый поход, 16 лет назад, там даже ходил тепловоз со снегоочистителем, помню. Можно было поймать теплушку и эвакуироваться.
Озеро Сейдъявр
Озеро Сейдъявр
— А где вы попали в невидимость, кроме Умбозёрского перевала?
Сергей: На Умбозёре. Ветра на озере не было, но был густой туман. На Кольском полуострове очень интересный климат: заполярные температуры смягчаются тёплыми течениями морей. И бывает такая штука как снежный туман. Это снежная взвесь в воздухе, густая как туман. Ты идёшь — и только кончики лыж видно, всё полностью в молоке.
Егор: У меня временами голова кружилась, я не понимал, вверх я иду или вниз, и иду ли вообще…Пока не упрёшься в препятствие, ты не осознаёшь рельефа.
Антон: В начале озера мы постоянно менялись местами на лыжне, потому что первый идёт в космос! Это психологически очень сложно. Мне кажется, мы поставили личный рекорд — 9.5 километров по приборам, абсолютно без видимости!
Егор: Озеро оно ровное, идёшь и идёшь по азимуту. А вот на перевале непонятно, движешься ты вверх или вниз, не видно линии горизонта, очень плохо.
Сергей: Да, это одна из объективных опасностей района. Там такие погодные условия часто случаются. Каждый год фрирайдеры, туристы гибнут, улетев со скал в непроглядном «молоке».
Озеро Ловозеро
Озеро Ловозеро
— Что оказалось самым сложным на маршруте?
Егор: Для меня — Умбозёрский перевал. Я поморозил пальцы, было холодно. Это был единственный раз, когда я засунул варежки-верхонки в сани — и вот результат.
Сергей: Технически, конечно, самым сложным был перевал Тавайок, он и по классификации 1А. Там и крутизна склона большая, около 25°, для лыжного похода это много. И ещё одна сложность в том, что перевала, как такового, не существует. Хибинские горы плоские вверху. Ты вылезаешь на верхнее плато, идёшь полтора километра в плохой видимости и где-то там, в верховьях рек, нужно найти узкий цирк с висящими лавинными козырьками и по нему спуститься. Хочется уйти вправо — но вправо курумник и скалы, на лыжах там спуститься нереально, хотя там спуск более безопасный и психологически более приятный. Плюс — даже в снежном кулуаре снег жёсткий, фирнованный, спуститься можно только лесенкой, еле-еле цепляясь кантами за склон.
Егор: Это, у кого они есть!
Сергей: Вообще, все эти перевалы — Тавайок, Северный Рисчорр, Орлиное Гнездо, Щель, перевал Географов — категорийные. Там кошки взять будет не лишним. Но мы отказались от кошек изначально с целью экономии веса.
Перевал Тавайок
— Чему вас научил этот поход, какой опыт был самым полезным?
Сергей: Самый полезный опыт — это хождение с санями, без рюкзаков. Это для всех нас новый положительный опыт — с санями ходить достаточно удобно. Вспомнилось, как ставить палатку в снегу, как строить стенку, как работать со снежными лопатами — давненько не ходили зимой.
Егор: Кто как — я зимой хожу в походы больше, чем летом!
Антон: На самом деле, получили холодовой опыт — нечасто даже в зимних походах. Была постоянно минусовая температура, временами с ветром.
— Какие температуры были в течение 9 дней?
Егор: Термометра мы не брали, но по ощущениям — первую ночь мы выхватили под -30°C — у нас замерзал чай в палатке!
Сергей: На самом деле, было гораздо ниже -30°C, я ориентируюсь по обуви. У нас с Антоном были ботинки со съёмным внутренником. Если ты в бахилах и в ботинках провёл весь ходовой день, а вечером снимаешь и видишь внутри лёд — значит, было очень холодно! По опыту предыдущих походов, я знаю, какие ощущения бывают при -30°C и ниже — молния у куртки обмерзает, когда прекращаешь двигаться обмерзают внутренники ботинок.
Егор: Два или три раза было в районе -30°C, а может и больше. И у палатки молния замерзала тоже!
Сергей: А днём было достаточно тепло. Вообще, в районе Сейдозёра было тепло. Не зря там сделан заказник, климат очень отличается от типичного климата Кольского полуострова — всё время теплее. По термометру в домике егерей было -5°C.
Антон: Да и в остальных долинах было тепло днём: -10°C, не больше. Обедать надевали пуховку, конечно, но в остальное время шли в тонкой мембранной одежде, ни разу не замёрзли.
Егор Беркут
Егор Беркут
— А руки-ноги-лица?
Антон: У нас была мазь от обморожений, превентивная мера — но мы ей так ни разу и не воспользовались, по-моему. Ноги тоже ни у кого не мёрзли.
Егор: А вот руки я поморозил на Умбозёрском перевале — до сих пор болят! Но это моя недоработка: я побоялся, что варежки-верхонки сдует ветром из бокового кармана маленького рюкзака и убрал их в сани. А надо было идти в верхонках поверх перчаток, конечно.
— Места эти славятся мистическими историями про колдуна Куйву, про остатки гиперборейской цивилизации… Видели что-нибудь необычное?
Сергей: Двое из нас имеют географическое образование, и знают, то, что описывается мистиками как знаки Куйвы — это результат морозного выветривания. Понятно, что озеро Райявр являлось местом жертвоприношений для саамов. Да и весь район Сейдозера — священный. Саамы ходили туда только с разрешения шамана. Ореол мистики вокруг этого района существует. Действительно, там очень красиво и необычно. Те же Сеиды — летающие, бродячие камни, уникальны!
Хотя, в принципе, такие камни существуют и в других местах, где поработал ледник сто тысяч лет назад. Есть даже в Подмосковье — только они там глиной были связаны, погребены под моренным чехлом, теперь ползут медленно. Тот же Гром-камень, Синь-камень.
А Куйву самого, кстати, зимой почти не видно! Он высыхает. Летом там по стене течёт вода, множество микроводопадов создают рисунок Куйвы. А когда на скалу падают тени от проплывающих облаков, то выглядит это, как будто Куйва танцует с бубном. Это зависит от воображения, конечно, но увидеть это можно. Особенно если хотеть увидеть.
Да, некоторая климатическая аномалия там, безусловно, присутствует. Но я склоняюсь к мысли, что вызвана именно особенностями закрытой долины.
Куйва, рисунок танцующего шамана на стене
Куйва, рисунок танцующего шамана на стене
— Вы уже ходили в походы вместе? Как распределились роли в команде, кто оказался к чему способен?
Егор: Антон у нас Самоделкин! Вот это однозначно была его задача — технические идеи, модернизация и ремонт снаряжения. А остальные — даже не знаю…
Сергей: Это наш первый совместный поход такой продолжительности. Но — мы ведь вместе работаем. И друг друга видим чаще, чем жён! Часто уходишь — жена ещё спит, приходишь — она уже спит. А Егора, Антона и Сашу вижу почти каждый день. Поэтому момента психологической притирки у нас не было. Мы друг друга знали. К тому же, ходили в тренировочные походы уже, в ПВД. Но моменты удивления были! Саша, неожиданно, оказался очень разговорчивым — на работе он чаще молчит, а на маршруте совсем наоборот!
Егор: Да он просто плеер забыл!
Антон: И ещё, Саша серьёзно заморачивался с фотографированием, для меня это тоже была приятная неожиданность. Я только на маршруте узнал, что его работы даже в фотовыставках участвовали… И раскладку отлично составляет! Я достаточно лоялен к еде: если продукт обладает нужным количеством белков-жиров-углеводов и пахнет хотя бы нейтрально, я это съём. Но тут было не просто съедобно, а очень вкусно!
Саша Филимонов
Саша Филимонов
— Какую палатку вы брали с собой? Одну на всех, или, как сейчас модно, две маленькие штурмовые?
Антон: Одну, конечно, одну. Смысла тащить две палатки не было никакого. Причём взяли палатку полукемпинговую, 5-килограммовую, семейную такую — RedFox Family. Но зато с прочными дугами — и в ней можно было стоять в полный рост, а в случае пурги — даже готовить пищу. Один раз мы так и делали!
Егор: Палатка, конечно, была нетипичная для зимнего похода, ветроустойчивости ей не хватало. Но мы ночевали всегда в зоне леса, растягивали все штормовые оттяжки. Однажды утром встали — а палатку занесло метелью. Благо с вечера хорошо всё растянули и закрепили! Но всё равно, это было лучше, чем брать две штурмовые. Здесь мы были все вместе в одной палатке, было теплее и веселее!
Сергей: По сути, в зоне леса зимой можно использовать такую палатку. Но, взяв в зимний поход подобную палатку, не вздумайте ночевать в тундре! Сильного ветра она не выдержит.
Вообще, идеальная палатка для зимы — это полубочка, типа палаток Hilleberg или Bergans, Fjallraven. Но и наш вариант имеет право на жизнь.
Лагерь в долине реки Тавайок
Лагерь в долине реки Тавайок
— Печку брали? Как вы сушили снаряжение?
Сергей: Нет, печку не брали. Да и специальная палатка нужна для этого. А снаряжение сушить не было особой необходимости. Положительных температур не было, одежда и ботинки не промокали — и это ещё один плюс февральского похода. Да, конденсат в палатке был, конечно. Но нас спасал конденсатник — большой тонкий спальник, мы его кидали прямо поверх своих пуховых спальников, один на всех четверых. И дыхание, которое должно превращаться в иней на основном спальнике, уходило на конденсатник, а спальники всегда были сухие.
Антон: Конденсатник изнутри, кстати, тоже сухой был даже утром. А снаружи — не важно, в каком он состоянии.
— Спальники брали пуховые? На какие температуры?
Егор: У нас было три одинаковых спальника, Rab Ascent 900 — рассчитанный на -18°C, а у Антона был The North Face Inferno на -28°C. Это, по умолчанию, очень тёплый спальник.
Антон: Да, поэтому, по умолчанию, меня всегда клали с краю…
Сергей: Никто не мёрз, Rab-овские спальники хорошие. Единственная ночь, когда было ниже -30°C, вот тогда утеплялись дополнительно, в пуховках забирались в спальники. А в остальные дни спали в термобелье. Я утеплял ещё пару раз низ ног, натягивал ходовые штаны до середины бедра. Сами бёдра не нужно утеплять, а вот ступням холоднее. Плюс — рюкзаки клали к стенкам палатки. Нормально было!
Ночёвка под перевалом Умбозёрский
Ночёвка под перевалом Умбозёрский
— А в чём готовили, всё на горелках?
Сергей: Да, брали горелки. Восьмилетней давности Primus, и абсолютно новая MSR Dragon Fly в мультитопливной комплектации. Ходили на бензине, это надёжнее. Он горит при любой температуре.
Егор: На тренировки мы брали газ, уже при -15°C начинаются проблемы. Решили не рисковать. К тому же бензин легче, пустая литровая бутылка весит 46 грамм, и бензин в разы дешевле, чем газ.
Антон: У бензина есть только один минус — он воняет. Если готовишь в палатке, после выключения горелки, остаётся запах, несгоревший бензин в горелке изрядно пахнет. По технике безопасности, в палатке вообще готовить не надо! Это в любой инструкции указано.
Сергей: Да мы и не готовили. Один раз, в буран. А так — выкапывали яму снежную, делали кухню — и там готовили, очень удобно и функционально.
Егор: Ещё очень классная вещь оказалась — большой термос для еды, двухлитровый. Если бы мы его не взяли, мы бы шли без обеда каждый день. Вставать, распаковываться, готовить суп, даже растворимый — это минимум час времени! А тут мы с утра заливали кипяток и высыпали туда сублиматы. Днём сели на сани, достали термос, поели — и пошли дальше. Обед можно было делать вообще где угодно, главное — чтобы не было сильного ветра.
Плюс — с вечера мы туда заливали жидкую воду, это утром существенно ускоряло приготовление еды, не надо было топить снег.
Для приготовления ужина пришлось сначала топить оливковое масло
Для приготовления ужина пришлось сначала топить оливковое масло
— Какую одежду вы брали, что пригодилось, а что нет?
Сергей: Классически, три слоя — термобельё, средний слой, мембрана. Но всё варьировалось.
Егор: У меня было два комплекта — один ходовой, второй бивуачный, я их менял.
Сергей: Я, например, на ноги второй слой вообще не использую, хожу только в термо и в штанах. Причём штаны даже не мембранные. И я точно знаю, что в -30°C мне так нормально.
Антон: У нас у всех было одинаковое термобельё — Sivera Сноуи, оно для таких походов самое оптимальное, общепризнанно. Штаны были разные, у кого самосбросы, у кого обычные. Самое главное, чтобы они хорошо дышали. Потому что если ты вспотел, и одежда не сохнет, то ты сотрёшь себе всё моментально.
Егор: Я вообще не мёрзну на ходу, поэтому одеваюсь очень легко, несколько дней шёл в термо и поверх неё просто «шкуру», мембранную куртку тонкую. А в лагере я мёрзну, поэтому взял с собой самый толстый пуховку и пуховые штаны.
Антон: Один из известных «выживальщиков» как-то сказал: «Если вы зимой вспотели — вы умерли!». Поэтому мы старались оставаться сухими.
Сергей: У всех под курткой был средний слой — пуховый свитер. Для зимнего похода — оптимальное решение. У всех, кстати, были свитера Haglofs Mimic, кроме меня. У меня была жилетка Sivera Гридь.
Обувь — это треккинговые ботинки, поверх которых одеваются бахилы. И хорошо иметь сменку! Сапоги из Eva с внутренником. Они ничего не весят — 400 грамм сапоги!
И крайне желательно иметь трое-четверо варежек. Тонкие перчатки, из какого-нибудь Power Stretch — в них идёшь, когда тепло. Толстые зимние перчатки, на случай, если холодно. Обязательно высокие верхонки, до середины локтя — в ветреный день их надеваешь поверх перчаток. И ещё, крайне желательно какие-нибудь тёплые варежки, лучше пуховые. С пальцами шутить не надо!
Егор: Верхонки вообще вещь! Их можно в палатке на ноги надеть. Когда копаешься в снегу, строишь лагерь, они тоже незаменимы. Но они должны быть именно большими, чтобы можно было надеть поверх тёплых перчаток.
— А маски-очки, какие брали?
Сергей: Все брали маски. Очки были у всех, но только Егор иногда шёл в очках. Однако и он при ветре всегда надевал маску. Маска должна быть светлая, погода часто пасмурная. И лучше — поляризованная! В пасмурный день она помогает видеть рельеф, а когда солнечно — убирает снежные блики. В ней видно лучше, чем без неё!
Антон: В пургу в очках немыслимо идти, нужна именно светлая маска.
— Сколько ходовых часов получалось в день?
Егор: Семь-восемь ходовых часов грязных, как раз весь световой день, светало в девять. Хотя пару раз в десять выходили, было дело…
Сергей: Ну, в конце концов, у нас отпуск! Можно идти быстрее, но зачем? Мы смотрели на горы, реки и озёра, фотографировали…Активный отдых — тоже отдых!
— Что чувствовали, когда всё завершилось, когда пришли в Кировск?
Егор: Ой, у меня была просто жуткая городняшка. Парни уехали, а я остался в Кировске ещё на неделю, на лыжах покататься. Полдня проводил в маленьком городке, а полдня в горах. Это спасло, реакклиматизация прошла плавно. Такая — декомпрессия! А сразу из тундры в Москву — у вас глаза-то не полопались?
Сергей: Да, сразу после такого маршрута уезжать в Москву — это очень жёстко. Мы, когда на вокзале распаковались, я сразу загрустил! Но первый шок у нас был, когда мы спустились с перевала Кукисвумчорр прямо на горнолыжный курорт.
Выход на Кукисвумчорр
Выход на Кукисвумчорр
Егор: Да уж! Ты спускаешься с гор, и сразу шум, гам, взрослые, дети, сладкая вата, музыка играет, ай-ла-лай-ла-лай — у меня голова закружилась даже. «Господи, я хочу в тундру», — думаю я!
— Встречали людей, других туристов по пути?
Антон: Только в первый день. Видели людей в районе базы КСС, после перевала. А так — никого. Хотя маршрут довольно известный. Но просто мы ходили не в сезон.
Встреча с командой «Сила Территории»
Встреча с командой «Сила Территории»
— Горы меняют сознание?
Сергей: Конечно! Скорее, даже не горы меняют сознание, а город меняет сознание. А горы нам его выравнивают…
— Антон, для тебя это был первый длительный зимний поход, какие у тебя ощущения?
Антон: Я почувствовал какую-то неуловимую особенность. Это сложно описать. Ты целый день идёшь на лыжах, снег, изменённые ландшафты, изменённая природа. Очень тихо — в ушах звенит. Нет комаров, как обычно бывает в тайге и тундре!
Получаешь удовольствие от свободы. Встать на ночёвку можно фактически где угодно. Просто идёшь, устал и говоришь: «Здесь!». Не думая ни о воде, ни о камнях — всё ровно, всё гладко, снег везде. Другая нагрузка, другие ощущения.
Сергей: Санки, конечно, для всех нас — открытие. Ты идёшь — и у тебя не устают плечи от рюкзака. Это очень классно.
Озеро Сейдъявр
Озеро Сейдъявр
— Пойдёте ли в зимний поход на лыжах ещё раз?
Антон: Я чувствую, что втянулся в лыжный туризм и точно понял, что нужно докупать зимнее снаряжение. Это был первый длинный лыжный поход в моей жизни. Я обязательно пойду ещё, но уже более продуманно экипированным!
Сергей: Пойдём, конечно. У нас есть даже серьёзная задумка на следующий сезон, но мы пока её оставим в тайне.
— Спасибо, заинтриговали! Пусть у вас всё получится!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Обзор спальных мешков Sivera
Сегодня в нашем обзоре спальные мешки и одеяла от ведущего российского производителя outdoor-одежды и экипировки Sivera — одни из лучших моделей на мировом рынке
далее
Как купить термобельё правильно?
Нет плохой погоды — есть неправильно подобранная одежда! Эта известная всем фраза вполне может быть девизом настоящего аутдорщика. Она также отражает философию «Спорт-Марафон». Беда в том, что понять какая одежда хорошая, не всегда удаётся сразу. Наши родители, например, совершенно иначе представляют себе правильную одежду. Что уж говорить про наших бабушек и дедушек
далее
Интервью с группой альпинистов, совершившей первопрохождение по контрфорсу северной стены на Талай-Сагар
В середине сентября 2016 года произошло событие в мире технического альпинизма – успешно пройден новый маршрут на живописную гималайскую вершину Талай-Сагар. Герои этого восхождения – Сергей Нилов, Дмитрий Головченко и Дмитрий Григорьев рассказывают о том, как течёт жизнь альпинистов, что движет ими, и почему гора – это праздник, который всегда с тобой
далее
Дюжина идей для летних путешествий по России
Хотя зима ещё в разгаре, пора задуматься о летнем отпуске. Тем более, что подготовка к некоторым походам может занять существенное время. В этом обзоре мы предлагаем варианты летних путешествий по России
далее
Походы на майские праздники. Наш выбор
В период длинных майских праздников можно себе позволить достаточно многое. Итак, куда поехать? Куда пойти? Мы провели небольшой опрос среди наших сотрудников и делимся своими предпочтениями и идеями.
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments