с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

«В походы я хожу отдыхать и общаться с друзьями!». Интервью с Сергеем Романенковым

06.10.2017
Каждый из наших амбассадоров — удивительный человек, но Сергей со своей солнечной улыбкой вызывает восхищение не только славными подвигами, но и умением видеть великое в малом и малое в великом :) Читая его отчёты, глядя на схемы маршрутов — 40 дней по долинам через хребты и вершины с огромным и тяжёлым рюкзаком, — часто удивляешься: как это вообще возможно? Как хватает сил и выносливости этим людям? А потом приходит сам Сергей и заявляет, что горы для него — это отдых! И он с равным удовольствием идёт зимой на пик Ленина и летом по Адыгее с кучей маленьких детей, горшками и игрушками. Но вглядитесь в фотографии — их все объединяет одно: восхищение красотой и торжественностью гор, неважно, был пройденный маршрут запредельно сложен или ты просто подарил отличный день в горах своей семье. И то, и другое — бесценно!
— Сергей, у тебя такие разнообразные и сложные походы, как ты сам себя определяешь, ты горный турист, альпинист или путешественник по всему, на чём лежит снег?
— Я с раннего детства начал ходить в походы. Сначала в детские, потом с родителями в более сложные категорийные. Затем, поступив в институт, начал ходить уже с институтскими товарищами. Постепенно созерцательно-познавательные путешествия перешли в технически сложные походы.
Тогда целью моей и моих товарищей стали не только тропы, но и восхождения на вершины, пересечение горных хребтов и целых районов. Мы, например, ставили себе задачу подняться или пройти траверс определённой вершины, но сделать это в рамках протяжённого маршрута. Поэтому я больше себя считаю туристом, но это не мешает мне участвовать в чисто альпинистских мероприятиях или путешествовать.
Пару лет назад мы ходили зимой на пик Ленина. Классно, вокруг нет людей, только ты и горы. Но мне не очень понравилось то, что каждый день одна долина, один пейзаж, мы акклиматизировались, спускались, поднимались, снова спускались. Ничего нового не видишь. И это немного давит, так как от новых открывающихся видов или смены рельефа получаешь дополнительные эмоции. Поэтому я и люблю больше походы, продолжительные маршруты, где можно переходить из долины в долину, созерцать новые горы и хребты.
Когда ходили по Камчатке на лыжах, начинали с гор и вулканов, потом зашли в тайгу, потом началась тундра… Это интересно, от путешествия получаешь гораздо больше впечатлений и эмоций, чем тогда, когда ты находишься в одной долине, на одном месте.
Подъём на перевал Бартанг к леднику Грум-Гржимайло. Зимний Памир 2011
Подъём на перевал Бартанг к леднику Грум-Гржимайло. Зимний Памир 2011
— Чем тебя привлекает именно зима, зимние восхождения на семитысячники, зимние походы по Северу?
— Я люблю зиму, когда горы вокруг преображаются. Летние походы более спокойные и расслабленные. Зимой же происходит большее погружение в атмосферу похода, гор и быта. Что самое главное в длительном походе? Это не терпение, не внутренняя собранность — потому что собраться и настроиться на маршрут, длиною в 40 дней, невозможно. Поход — это не короткое восхождение на вершину — это целая жизнь. В него нужно погрузиться, жить путешествием. Зимой это получается само собой, потому что зимой редко можно расслабиться, ты постоянно вынужден двигаться, греться, ставить лагерь, готовить еду, идти по маршруту. Меня это привлекает, я получаю от такой жизни удовольствие!
Летом ты можешь сесть на камушек и отдохнуть, запросто! И это тоже здорово, но зимой больше движения, больше эффект погружения в путешествие, больше чувства дружбы и товарищества, когда преодолеть сложности маршрута и погоды можно только сообща.
— Твои маршруты очень нестандартны, ты сам их придумываешь, или это командная идея?
— Придумываю сам, советуясь с друзьями. Обычно я руковожу командой туристов, мы сначала определяемся с районом, я предлагаю нитку маршрута, варианты прохождения. А потом мы вместе обсуждаем детали: на какие горы и перевалы мы хотим подняться, где лучше акклиматизироваться, какие природные объекты посетить.
Ночной пик Победы
Ночной пик Победы
— У тебя постоянная команда или каждый раз это разные люди?
— Есть какой-то пул участников, человек 20-25. И в разные путешествия собираются разные люди, в зависимости от своих возможностей и желаний. Если речь о летнем походе с большим количеством технически сложных препятствий, то такой маршрут больше подходит для немногочисленной группы, 4-6 человек. В лыжные или высотные походы мы собираем команду побольше, человек 8-9. Но главное — я предпочитаю ходить с людьми, с которыми комфортно, с друзьями.
Допустим, складывается ситуация: вы познакомились с человеком в интернете и решили вместе идти в поход. И если в походе дружбы, доверия, общения не сложилось, то я стараюсь с такими людьми больше не ходить. Потому что в горах мне важны, помимо самого маршрута, единство и отношения в команде, позволяющие всегда прийти друг другу на помощь.
— 35 дней в походе высшей категории сложности — это нелегко физически и психологически. Как развиваются отношения в команде в этот месяц?
— Друзья остаются друзьями, новые участники вливаются в команду, всех объединяют общие цели и процесс совместного преодоления трудностей. Бывают сложные моменты на маршруте: кто-то устал, был физически тяжёлый день, напряжённый из-за погоды или лавинной опасности, или ещё по какой-то причине. Бывает тяжело, организм полностью не восстанавливается, сдают нервы… Ситуации конфликтные случаются, ведь кто-то более вспыльчив, кто-то спокойнее. Но такие конфликты гасятся и забываются очень быстро, все понимают, что на длительном и сложном маршруте — это рабочие моменты. Как мы, в радостном предвкушении, собираемся перед маршрутом, когда все друг по другу соскучились, все хотят снова оказаться вместе в походе — так и заканчиваем путешествие положительными эмоциями, только уже от радости пройденного и пережитого вместе.
— Каким должен быть маршрут похода, чтобы он тебя заинтересовал, привлёк твоё внимание?
— Если рассматривать процесс выбора района и разработки маршрута — то мне интересно, чтобы маршрут был интересным, оригинальным, в идеале, пролегал в новом для команды и редко посещаемом районе. Если же мы идём в популярный район со своей туристско-альпинистской историей, то стараемся запланировать и пройти маршрут, не уступающий лучшим образцам из уже пройденных.
Планируя маршрут, я не смотрю на то, насколько подходит он для конкурсов и соревнований, для получения Хрустального Пика или других призов — нет! Мне главное, чтобы у похода была отличительная идея, чтобы маршрут выделялся в данном районе интересностью прохождения, набором спортивных препятствий.
Ещё очень интересно разнообразие природы: например, весной на Камчатке у нас был не очень сложный технически маршрут, но мы прошли 670 километров на лыжах, пересекли и посмотрели всю центральную Камчатку с её необычной природой: ледниками, вулканами, вскрывшимися реками и уже проснувшимися медведями.
Настоящее большое путешествие не может быть скоротечным. За короткий срок не успеваешь почувствовать себя по-настоящему в горах, в экспедиции, да и прохождение сложного маршрута требует времени.
Необходимость уложиться в определённые временные сроки — мешает. Поэтому мы часто не берём обратные билеты. Иногда нужно подождать погоды, а жертвовать желанной вершиной или частью маршрута не хочется. Из-за спешки страдает безопасность, поэтому мы предпочитаем задержаться в горах на несколько дней, растянув продукты, чем куда-то бежать.
В 2011 году на зимнем Памире у нас был линейный маршрут, продуктов чётко взяли на 35 дней, так как у одного из ребят были жёсткие условия на работе, на больший срок он пойти не мог. Но, попав в полосу непогоды под пиком Революции, поняли, что из-за жёстких условий и суровости района, мы должны уехать, не сходив на вершину. А для следующей попытки приедем сюда очень нескоро. Тогда мы растянули оставшуюся еду на дополнительные 6 дней, дождавшись погодного окна, поднялись на вершину и, спокойно, без гонки и бега, завершили маршрут.
Вулкан Овальная Зимина, Камчатка
Вулкан Овальная Зимина, Камчатка
— Чем запомнился прошлогодний маршрут по Фанским горам, за который вы получили Хрустальный Пик? Что в нём было самым интересным?
— История выбора маршрута такова: мне неинтересно ставить перед собой одну цель, и к ней стремиться. Хочется чередовать районы, походить на лыжах, потом поехать в высокие горы… и в этом году была как раз очередь скальных маршрутов, тёплых гор, красивых озёр — а этим богаты Фанские горы. Мы запланировали достаточно сложный маршрут, включавший пять препятствий высшей для туризма категории сложности, большинство из которых ранее в походах не проходились.
Фишка маршрута в общей напряжённости, все перевалы и вершины мы прошли насквозь или траверсом, со всем бивуачным снаряжением и запасом продуктов. Плюс, в достаточно популярном районе мы нашли несколько интересных первопрохождений.
Наши друзья-альпинисты удивлялись: «Как вы восстанавливаетесь?» Потому что за весь маршрут было всего две отсидки в непогоду, когда мы пережидали снегопады. А всё остальное время мы непрерывно шли и лезли куда-то.
Нам же маршрут и район запомнился непривычным для туризма количеством скальной работы, обалденными видами и бирюзового цвета озёрами…
— Если альпинист попадает в плохую погоду: метель, невидимость, он старается спуститься в базовый лагерь как можно скорее. Что в этом случае делает горный турист?
— Наверное, ждёт погоды! Мы, в этом случае останавливаемся на днёвку, полуднёвку. Сейчас у альпинистов популярен стиль «быстро и налегке», т.е. больших запасов снаряжения и продовольствия они с собой не берут. А у нас с собой всегда запас продуктов и топлива, который позволяет дождаться улучшения погоды. И набор одежды и снаряжения, позволяющий, если невозможно двигаться в плохую погоду, обустроить комфортное место для лагеря.
В туризме многие препятствия ходятся насквозь, со спуском в другую долину, на противоположную сторону горы или перевала. Спуск по пути подъёма имеет смысл только по соображениям безопасности. Ведь в случае возврата часто рушится запланированный маршрут и тратится запас времени на поиск альтернативного пути.
— Сколько же весят на старте ваши рюкзаки?
— Когда мы ходили по Памиру на лыжах, то начинали с веса больше 40 килограмм. Дней пять мы прошли, оставили заброску, и рюкзаки полегчали, стало проще идти. Но такой вес возможен только в лыжном походе, потому что есть сани, куда можно переложить часть груза. Часто в начале похода планируются менее сложные препятствия, потому что некоторые перевалы приходится челночить: то есть, сначала я поднял наверх рюкзак, потом спустился — и поднял саночки. Но после первой недели, рюкзаки легчают, и можно планировать препятствия посложнее.
В горном же походе обычно есть возможность закинуть продукты на вертолёте в базовый лагерь. Или самим в начале похода разнести заброски через простые перевалы, заодно акклиматизируясь. Максимальный линейный отрезок, проходимый без заброски, дней 12-14, редко больше. Но, как и в лыжном походе, в начале такого участка мы планируем препятствия попроще, а уже под конец, когда рюкзаки не так тяжелы, можно пройти что-то сложное. По-другому просто не получится, силы человека не безграничны. Да и отдохнуть хочется — мы ведь в горы ходим отдыхать!
Моя основная мотивация — посмотреть новый район, новые вершины и пейзажи. А уже во вторую очередь — пройти сложный маршрут. График движения и заброски планируем так, чтобы не мучить себя.
Зимнее восхождение на пик Ленина
— Сейчас в моде «треккинг». Чем от него отличается горный туризм?
— В моём понимании «треккинг» — это тот же поход, только по маркированным тропам, подготовленным маршрутам, где, зачастую можно переночевать в хижине, спуститься в гостиницу. Треккинг сейчас активно ходится по Гималаям, люди идут по проложенной тропе, несут в рюкзаках спальники. Однако, там есть лоджи для ночёвки, есть портеры, которые помогут с грузом. Даже если нет — то одна-две ночёвки — и всё равно спускаешься к цивилизации. Также треккинг не предполагает какой-то спортивной составляющей, в отличие от горного похода, его основная идея в знакомстве с районом и созерцании окружающих красот.
— Вы много ходите в походы с семьёй, с детьми — не боишься за них?
— Я люблю проводить много времени с семьёй. Это для меня основная причина, почему я мало хожу в спортивные походы. Я хотел бы ходить больше — но желание быть с семьёй перевешивает.
Семейный поход — это способ получать те же эмоции, которые даёт большая экспедиция, но всем вместе, с близкими людьми. Я сам провёл своё детство в горах, нас с сестрой с малых лет постоянно водили по горам — и теперь стараюсь водить своих детей в горы.
Одним из плюсов детского туризма для взрослого является возможность посмотреть горные районы, не представляющие интереса с точки зрения спортивного туризма и альпинизма, но интересные, красивые, и в чём-то уникальные.
— Что-то делаете специально, чтобы детям это нравилось, или они сами рвутся в походы?
— Мы стараемся создать такую атмосферу, чтобы детям было интересно и комфортно. Тогда в следующий поход они с удовольствием едут. Главное — правильно выбрать маршрут и район. Любители северов иногда стремятся повести детишек на Кольский полуостров, на Урал, где мошка, дождь и все радости Севера. У многих детей такие маршруты могут отбить все желание ходить в походы — вместо радости они будут без конца бороться с трудностями.
Наши походы и маршруты специально планируются под детей. Мы останавливаемся в интересных местах, не устраиваем гонки, давая возможность детям вдоволь поиграть в компании, стараемся в конце выходить к морю. Тогда природно-погодные сложности, в приемлемом количестве, детям тоже интересны, и они с радостью идут в горы. Когда уже появляется какой-то походный опыт, то можно и Севера планировать. Но маленьких лучше водить в те края, где тепло и комфортно. Нашему сыну семь, дочке четыре, они с младенчества в походах, и им нравится!
— Когда вы начали брать детей в походы, с какого возраста?
— Самый первый поход у старшего был по Крыму — ему было 4 месяца. Через год мы пошли в Доломиты, в Италию, и ходили там почти месяц. Дочку мы тоже впервые взяли с собой в 4 месяца, поехали в Сванетию в начале октября. Бархатный сезон, золотая осень, мы ходили трек в Мазери, в район высокогорья, а там уже снег лежал! Осень выдалась холодной. И вот, вся наша компания взяла детишек на плечи и за руки и потопала по снегам до ночёвки! Наутро решили, что снег по колено детям и родителям ни к чему, надо спускаться вниз и отправляться путешествовать по тёплой Грузии. Но детям всё очень понравилось! Короткое приключение со снегом они восприняли «на ура»!
Всё, что требуется от родителей в детских походах — они должны быть максимально уверены в своих силах, спокойно воспринимать все сюрпризы и передавать уверенность детям. В том же походе ночью была минусовая температура, всё вокруг в снегу, а старший трёхлетний сын проснулся вместе со мной дежурить, готовить завтрак на горелке. Для него вся эта ситуация, наоборот, оказалась интересной — утро, горы, снег!
Грузия, 2015. Прогулка под Казбекский ледник
Грузия, 2015. Прогулка под Казбекский ледник
— Каковы особенности подготовки похода с маленькими детьми? Сколько лишнего груза несут родители?
— Лишнего груза у нас нет. Наоборот, если семьи с детьми спят в своих палатках, то для мам без пап, для облегчения веса берём лёгкий девятиместный шатёр. Стараемся планировать маршруты так, чтобы были выходы в селения, возможность пополнить запасы в магазинах.
В итальянских Доломитах, где запрещено останавливаться в палатках, была такая история. Мы, отправляясь в поход с грудными детьми, всё же взяли с собой палатки и спальники, ночуя рядом с хижинами-приютами. Но на тропе старались наличие бивуачного снаряжения не афишировать. Мамы несли детей, а папы — 120-литровые, огромные рюкзаки. И вот, когда однажды встречные трекеры нас спросили: «Что вы несёте в рюкзаках?», справедливо подозревая, что там палатки — один из пап остановится, открыл рюкзак — и оттуда выпал детский голубой пластиковый горшок! Все рассмеялись, улыбнулись и больше вопросов не было.
А так, в детских походах мы используем то же снаряжение, что и для спортивных походов: лёгкие спальники, горелки. Всё, что помогает сэкономить вес. Одежду мы, конечно, берём какую-то запасную. Но принцип тот же, что и у взрослых — деток одеваем послойно, в случае холода все одёжки можно одеть друг на друга.
Поход на г. Большой Тхач в мае
Поход на г. Большой Тхач в мае
— Чем малыши кормятся в походе?
— Мы в какие-то походы пробовали брать детские пюре. Но, во-первых, это лишний вес, во-вторых, я заметил, что дети в походе с наибольшим удовольствием едят обычную походную еду, кашу. Наши дети, вообще, не любят сложную пищу: салаты всякие, рагу. А простую кашу, сладкую, с молоком или несладкую, с тушёнкой, они прекрасно едят.
Более того, если в городе дети очень неохотно едят супы, то в походе — суп идёт отлично.
— Что рассказывают дети в садике и школе после походов?
— Думаю, ничего особо не рассказывают, мне кажется, они считают, что все дети в мире ходят в походы. Пару раз воспитатели сами расспрашивали о походах, говорили, что это круто, брать детей на природу — то есть, очевидно, дети всё же что-то говорят, делятся!
— Ты много фотографируешь, какую аппаратуру ты берёшь с собой и как её несёшь?
— Я беру зеркалку с большим объективом. До этого у меня была самая простая зеркалка, потом я её поменял на более продвинутую, но не особо дорогую. Мне важно всегда иметь возможность достать фотоаппарат и сделать кадр.
Я люблю фотографировать, но не могу соревноваться с фотоблогерами, которые специально ходят в фототуры. И имеют возможность поставить лагерь не там, где у тебя закончился день, а в специальном месте, где они караулят закаты и рассветы… конечно, в спортивном походе это делать невозможно. Зато есть возможность снять людей и мир высоких гор в тех условиях, где блогеры никогда не побывают. Поэтому фотоаппарат у меня всегда наготове! Даже когда у нас сложные, скальные участки, какие-то верёвки, я всё равно лезу с зеркалкой на шее, закидываю её за спину и лезу.
— Ни разу не разбивал?
— Разбивал… в Фанах есть такая вершина Чимтарга (5 494 м), высшая точка Фанских гор. И вот я лез скальный камин, камера мешала, и я её снял и оставил на промежуточной оттяжке. А напарник лез за мной, уже на жумаре, увидел камеру, решил взять её. Повесил себе на шею, и в том же камине побил об стенки. Я удивлялся: «Как же так, зачем?». А он отвечает: «Я смотрю, ты всё время лазишь с камерой, думал, что это просто!».
Ну так вот. Был простой фотоаппарат, который и разбить не особо жалко. Но в вопросах и качестве фотографий хочется развиваться и двигаться вперёд. Сейчас взял полнокадровую камеру, приходится быть осторожным — в камин я с ней не полезу или, по крайней мере, уберу в чехол!
— В чём особенности подбора рюкзаков для многодневного туристического похода? Какие рюкзаки предпочтительнее?
— Мы ходим с большими рюкзаками. В отличие от альпинистских мероприятий, где можно взять с собой маленький рюкзак, 70-90 литров. В туризме человек с таким рюкзаком — проблема. Это же сразу начинается: «Ой, мне объёмное не кладите, у меня не помещается!», «Я общественную палатку не возьму», всё болтается снаружи… И я сам, и большинство моих товарищей, ходят со 120-130-литровыми рюкзаками. Они позволяют и коврик убрать внутрь рюкзака, и перепаковывать его быстрее, утренние сборы занимают 3-5 минут, без борьбы с рюкзаком и подгонки по сантиметру.
— Какая обувь выдерживает такие маршруты — по 700 км и более — сколько пар ботинок снашивается за поход?
— Обувь у нас самая простая, но прочная и универсальная. Я хожу в пластиковых Scarpa Vega, модель достаточно бюджетная — и неубиваемая при этом. Обувь, в основном, подбираем, исходя из температурного режима в предстоящем путешествии. В лыжные или высотные походы мы стараемся брать тройные ботинки, но приходится их беречь на сыпухах. В результате некоторые перевалы проходим в сандалиях или кроссовках.
— Сколько пар обуви ты берёшь с собой в многодневку?
— В лыжные или зимние походы — одну, в горный поход беру альпинистские ботинки с рантами — и сандалии или кроссовки. На привалах или бивуаках ноги должны отдыхать, поэтому я — за сандалии! Потом — бывают броды, если переходить их в основных ботинках, то потом идти в мокрых плохо, а так — снял сандалии, повесил на рюкзак, переобулся и пошёл.
— Как вы в походе сушите снаряжение? Есть какие-то специальные технологии?
— Мы, обычно, не мокнем! Ходим высоко, дождей там нет, сухо, поэтому не мокнем почти. А в летних несложных походах спасает мембранная одежда. Варежки и носки сушим ночью в спальнике.
Бывают ситуации, конечно. Однажды, на Гиссарском хребте мы лезли на вершину Ходжалокан — это альпинистская «пятёрка». Перед этим три дня пережидали непогоду под маршрутом, что для Фанских гор редкость. Шли сильные снегопады, и вся стена покрылась коркой снега и льда. В день подъёма, под солнцем, лёд начал таять, и никакая мембранная одежда не спасала — вода текла по стенам и капала с карнизов, образовывая водопады, заливала за ворот и в рукава…
Но у нас всегда есть какой-то запас сухой одежды, сухие спальники. Спим в тепле, а утром уже высушиваем снаряжение на солнце. Мокрое надеваешь поверх сухого, и идёшь, всё быстро высыхает!
— Какие палатки у вас в спортивном походе? Вы всегда берёте большой шатёр, один на всех?
— Не всегда, но иногда берём! К современным палаткам я отношусь довольно критично. Они, конечно, классные, крутые, но часто много весят, а те, что полегче, стоят запредельно дорого. Моё мнение — для высоты менее 5 000 метров подойдёт палатка практически любая. Хорошо, если у неё будет юбка, чтобы можно было присыпать снегом или камнями, да и потеплее. Но, вообще, на таких высотах не бывает ветра, при котором нельзя поставить палатку. Если, это не отдельно стоящая вершина типа Эльбруса!
Ветер и непогода — это всё действует больше психологически. После того, как мы зимой сходили на памирский пик Революции, наступил период затяжной непогоды, бушевали штормы, шатёр три раза рвало, мы её зашивали, ночью… однажды мы просто завернулись в нашу палатку, как в мешок, и доспали до утра, а утром уже занимались ремонтом. Так вот, после таких историй уже к ветру относишься спокойно: ну ветер и ветер, одел маску, капюшон надвинул поплотнее, варежки потеплее — и идёшь.
Ночёвка на подъёме на вершину Ходжалокан, Гиссарский хребет, 2016
Ночёвка на подъёме на вершину Ходжалокан, Гиссарский хребет, 2016
— Берётся ли в горный поход альпинистское железо и какое?
— Зависит от маршрута. В прошлом году в Фаны мы брали с собой комплект камалотов, закладок. Мы планировали идти новый маршрут на вершину Большая Ганза. Плюс были разные стеночки гладкие… С собой брали крюконоги, у нас было несколько ИТО-шных верёвок, было проще лезть со специальным снаряжением, нежели придумывать что-то из подручных средств. Брали даже пробойник, который не пригодился…
Тут какое дело? Если у альпиниста отдельно восхождение, то залез — отлично, не получилось — ну и ладно, в другой раз. А у нас маршрут сквозной, если что-то не пройдёшь, то приходится возвращаться, искать обходные пути, а на это тратится очень много времени. Поэтому что-то берём, на всякий случай. Но при этом разных железок всё равно меньше по сравнению с альпинизмом, так как то, что раз использовал на восхождении, затем грузом приходится нести весь оставшийся поход.
А в остальных походах всё гораздо более стандартно. В лыжные и высотные походы обязательно берём лавинные биперы! Например, на тянь-шаньский пик Победы, часто лавиноопасный, почти все ходят без биперов, без щупов и достаточного количества лопат, но мы считаем, что безопасность — важнее экономии веса. И если безопасность зависит от какого-то элемента снаряжения, то его нужно иметь. На поляне Москвина, например, у меня сложилось впечатление, что многие альпинисты думают: «если тут рядом МАЛ, то вокруг абсолютно безопасно». Там я наблюдал, как восходители режут склон, оставляют каски, ходят без связок по закрытым ледникам… в общем, ведут себя крайне неосторожно.
На Хан-Тенгри в 2009 году вместе с человеком с седловины улетел огромный карниз, оторвавшись прямо по протоптанной и маркированной вешками тропе.
Тянь-Шань 2017. Подъём на перевал Плато Шмидта
Тянь-Шань 2017. Подъём на перевал Плато Шмидта
— Какое снаряжение ломается или рвётся чаще всего?
— Да ничего особенно не рвётся. Вернее, рвётся всё, но нечасто. Всё ненадёжное снаряжение стараемся отремонтировать или заменить на новое, дома, перед походом.
Иногда чистим горелки. Бывает бьются верёвки, которых обычно нам хватает на три больших маршрута. Перед Фанами мы переживали, что если для лидера брать динамику, а на перила использовать статику, то, в случае, если динамику перебьёт, лезть первым дальше будет очень страшно. Поэтому решили, брать только динамику, несмотря на то, что придётся по ней жумарить.
— Как питаетесь, что вы берёте с собой, как рассчитываете груз продуктов?
— У нас дифференцированная раскладка. На первые дни, когда идут подходы, акклиматизация, мы берём по 500 грамм на человека. Потом, увеличиваем раскладку до 550, потом до 600, и так далее. Заканчиваем маршрут на 650-700 граммах в день.
Обычно на старте маршрута кушать хочется не сильно. Идёт перестройка организма, сгорают городские жиры. Дальше появляется психологический голод, когда есть потребность во вкусном и разнообразном питании. Под конец маршрута главное — набить желудок. Составляя раскладку стараемся учесть все эти нюансы.
Мы не берём быстрые крупы. По весу получается одинаково. Но невозможно и невкусно быстрыми крупами или сублиматами питаться больше месяца подряд. Мы берём автоклав, любую еду доводишь до кипения, минут 3-5 варишь под давлением, и ещё 10 минут еда, снятая с горелки, доходит до готовности. Раскладку стараемся разнообразить экзотическими крупами, такими как, например, фунчоза или булгур.
Химические супы в пакетике мы тоже не покупаем. Берём с собой сухие овощи и сами составляем из них супчики.
Из мяса перед походом варим пеммикан. Говядину кусочками вывариваем в сале, часов 5-8, вся вода выкипает, и получается максимально питательный продукт, который не портится, так как нет воды, портиться нечему.
Зимний поход по Байкалу
Зимний поход по Байкалу
— Готовите в зоне леса на костре или только горелки? Газ или бензин?
— Ходим мы на бензине. Используем специальный очищенный бензин «Калоша», его часто можно найти на месте. Иногда приходится возить бензин самолётами, и мы смело его провозим:)
Кажется, что с газом проще, но с бензином надёжнее. Ты подкачал горелку, зажёг, и она у тебя горит спокойно, ну — иногда подкачиваешь. А с газом на высоте, зимой, постоянно какие-то танцы с бубном, он замерзает. Дежурный и в спальнике его отогревает, и ставит в мисочку с водой…
На группу берём три одинаковые мультитопливные горелки. Они все разбираются, и в крайнем случае из двух неработающих горелок можно собрать одну работающую.
Часто используем варочную печку, титановый конус, куда вставляется кастрюля. В ней сжигаем мусор и найденные дрова. Стенки титановые — и она максимально эффективно сохраняет тепло, весь жар попадает в дно кастрюли. В Фаны брали кастрюлю с радиатором. И где-то 25% топлива мы на этом сэкономили!
— Планируешь поделиться опытом с аудиторией Спорт-Марафона, написать хорошие правила составления маршрутов или подбора снаряжения?
— О, это просто! Да, могу и хочу написать рекомендации по планированию как детских, так и взрослых маршрутов, рассказать про горные районы, про психологию туристов и местных жителей. Ну, и про снаряжение для походов, конечно.
— Кстати, о психологии… Как ты думаешь — зачем люди уходят в горы?
— Ой… я хожу в горы, чтобы отдохнуть и пообщаться с друзьями! Конечно, отдых своеобразный, но он интереснее! На сложном маршруте, после совместного прохождения, и впечатлений остаётся больше, чем от совместного лежания на пляже!
— Есть ли у тебя высшая цель, мечта, далеко идущие планы?
— Из очень желанных целей — я хочу до Северного Полюса дойти на лыжах.
Ещё — хочу туристический маршрут через восьмитысячник сходить. Не просто совершить восхождение, а пройти сквозной маршрут через вершину большой горы. Придумать логичный путь, где менее сложные препятствия подводят группу к главной цели.
Конечно, это уже цели абстрактные. Выбирая район и направление для путешествия, я часто вдохновляюсь чужими отчётами, фотографиями. Загораюсь, и начинаю выдумывать собственный маршрут, он рождается в обсуждениях и мечтах, а потом становится реальностью.
— Здорово! Будем внимательно следить за рождением твоих смелых идей!
Зимний Байкал, 2017
Зимний Байкал, 2017
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Как уберечь фототехнику в зимний период?
О том, как уберечь фототехнику в зимний период и самому подготовиться к фотопрогулке мы попросили рассказать не абы кого, а жителя далёкой и холодной Чукотки — Тимура Ахметова, фотографа и путешественника
далее
«Горы — цепляют». Интервью с Олегом Чегодаевым
В команде «Спорт-Марафон» прибавление — Олег Чегодаев, уральский фотограф, турист, трейлраннер, альпинист и горнолыжник. В Спорт-Марафон он также привёз свою знаменитую коллекцию украшений для аутдорщиков, волшебные фотографии и неистощимые рассказы о красоте Урала и других российских гор
далее
Путешествия по Уралу
Конец лета – самое время подвести итоги сезона уходящего, и начать мечтать о следующем. Так что, читайте наш материал о путешествиях на Урале, вдохновляйтесь и планируйте свой новый маршрут!
далее
О туризме на Чукотке и многом другом в интервью с Тимуром Ахметовым
Амбассадор Спорт-Марафон, фотограф и путешественник, знаток Чукотки — Тимур Ахметов о туризме на Чукотке, фотографии, об отношении к облегчённому снаряжению и о принципах выбора снаряжения через интернет и многом другом…
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments