с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

«Каждому надо дать возможность снять свой собственный рассвет». Интервью с Иваном Дементиевским

13.10.2016

«Каждому надо дать возможность снять свой собственный рассвет.»

Интервью с Иваном Дементиевским

Известный организатор фототуров, профессиональный трэвел-фотограф Иван Дементиевский — человек, прекрасно известный в среде путешественников, многие видели его фоторепортажи, а кому-то даже повезло с ним оказаться в одной поездке. Кадры из его поездок завораживают, и красочные Гималаи, и суровая северная природа предстают в своём самом прекрасном обличье. Вот мы и попробовали поговорить с человеком, который так видит мир, попытались проникнуть в его секреты. Этот разговор произошёл ещё летом, когда Иван только собирался в традиционный летний фототур по Карелии.
— Что было сначала — желание ходить интересные маршруты или желание фотографировать? Какое увлечение было первым?
С туризма, конечно, с туризма. Я такой же человек, как и шесть миллиардов всех остальных людей на земле. Когда-то друзья предложили сходить в сплав на байдарках, с этого всё и началось. И вот, на днях мы отправляется с семьёй в Карелию, в байдарочный поход — уже двадцать лет я этим занимаюсь! Дети мои растут, и тоже этим увлечены. Карельские реки — это фантастические ощущения! Фотографии это передают, но только до какой-то степени. Но люди смотрят на фото и говорят: «О, мы тоже хотим!»
— Иван, как так получилось, что ты родился в Катманду? Твои родители тоже путешественники?
В то время в Катманду не было наших путешественников! Были только работники посольства. Хотя Непал всегда стоял вне наших интересов, но всё равно, это была заграница, и с выездами туда было очень строго.
— Ты что-нибудь помнишь из непальского детства? Вы ходили в горы с родителями?
Да, чуть-чуть воспоминаний осталось, но очень мало, меня увезли оттуда в возрасте 4 лет. Родители не ходили в походы никогда, поэтому я в семье первый турист!
— Была ли у тебя спортивная карьера, и помог ли тебе спорт в работе трэвел-фотографа?
Если говорить о спорте вообще, то во втором классе я играл в теннис, на курсы пошёл, всё вроде бы начиналось серьёзно, но по учёбе пошли двойки и родители все мои спортивные занятия прекратили. Уже взрослым я пришёл в каякинг. Но — для серьёзных достижений нужно молодым быть. Если ты начал в 25 лет, сложно соревноваться с 16-летними, они такое вытворяют! Есть чисто физические кондиции, которые дают плюс юношам — малый вес, гибкость мышц, такие — технические вещи. Поэтому я занимался каякингом просто для того, чтобы можно было по порогам сплавляться и не переворачиваться.
— Ты у кого-нибудь учился фотографии? Есть у тебя кумиры в этой области?
Я такой человек, что мне проще пойти на курсы. Тогда я снимал на плёнку. Сегодня эра цифровой фотографии. Цифровая фотография — она позволяет научиться всему самому. Кадр появляется на обратной стороне камеры — и всё. А я начинал снимать ещё на плёнку. Сейчас уже 95% съёмки идёт на цифровую технику, там сразу видно, что получается, ты представляешь, что можно ещё с этой фотографией сделать в фотошопе или другом цифровом редакторе. Не понравилось, не получилось — переснял!
Но мне было интереснее пойти на курсы, и я пошёл на курсы ремесленников. Для людей, которые снимают духи, тушёнку — ну, предметы для каталогов. Это, на самом деле, серьёзный, адский труд. Нужно выставить свет, нужно знать нюансы редактуры. И вот, пройдя весь этот ад, сегодня, открывая картинку в журнале, я вижу, сколько на неё затрачено работы.
А дальше была практика. Ходил, ходил… я очень много хожу, и буду ходить. Жена говорит, что на мне обувь горит!
— Как выбирается место для фотопутешествия? С чего обычно начинается подготовка экспедиции?
Фототуры и экспедиции — разные вещи. Фототур — это развлечение для меня и для участников. Буквально завтра вечером я отправляюсь в фототур. Уникальное получается путешествие — мы едем с детьми, и я для одного хорошего человека устраиваю, можно сказать, индивидуальный фототур. Ему повезло! Потому что, когда у нас десять человек, мне нужно с каждым общаться, а тут он один. Мы едем на дикие озёра, ну, в общем, что нам природа покажет, то мы и будем фотографировать.
А если говорить про экспедиции, то там ставится задача, цель. Что-то нужно увидеть, снять, привезти. И мы подстраиваемся под то, что нам даёт ситуация. Однажды мы ходили в экспедицию по Гималаям, 40 дней я лазил в труднодоступных местах. Туда можно попасть только начиная с весны, потому что перевалы, 5 000-5 500 м — они открываются для путешественника только в апреле. Сами непальцы про эти места почти ничего не знают, потому что там всё жёстко, сложно. И в такой экспедиции очень много нюансов — мы приходим: этого никто не знал, того никто не знал — приходится многие вопросы решать на месте.
— Ты сам изучаешь маршрут, организуешь транспорт, бытовые нюансы, пути возможной эвакуации и прочие организационные моменты?
Да, я делаю всё сам. Фототур — тут на меня ложится основная часть работы. Нужно, чтобы люди приехали, отдохнули, покушали, увидели красивый пейзаж, сняли его и получили удовольствие.
— Насколько технически сложными бывают маршруты, каковы требования к участникам, кроме желания снимать?
Сейчас для Карелии нужен опыт нулевой. В ноябре тоже — я делаю фототур для новичков в Гималаях. Мы поднимемся на 3 700, будем лазить, снимать. Лайтовый маршрут.
А вот весной у нас был фототур в Гималаях — мы ночевали на высоте 5300. И это было жёстко. Мы ставили на такой высоте палатку, физически трудно было, плохо спали. Но — был свет, был закат, эмоций масса! Вот, собираясь в такой тур, я заранее предупреждаю, что будут жёсткие условия, и если у человека нет опыта подъёма на 4000–5 000 м, то я такого человека просто не возьму. Потому что непонятно, что с новичком может случиться — горная болезнь весьма коварная штука.
А для новичков как раз вот в ноябре будет фототур. Мы поснимаем большие горы, вокруг нас будут звёзды, всё, что нам даст природа. И это будет не так уж сложно.
— Не раз ты писал, что работа пейзажного фотографа сродни работе снайпера — долго ждёшь, чтобы поймать нужный кадр и свет, а потом быстро-быстро снимаешь. Какое туристическое снаряжение прежде всего необходимо для трэвел-фотографа? Что тебе помогает пережить различную погоду?
Мы сейчас собираемся в Карелию, и я тащу огромное количество вещей, но все они общественные. Личных вещей у меня минимум, мне много не надо. Зимой — да, нужны специальные ботинки, штаны, специальная куртка.
Надо понимать, что разные путешествия предполагают разный набор снаряжения, набор его очень велик, всё не перечислить.
— Ты снимаешь репортажные кадры или только статичные?
Я работаю в журнале Mens Health, для наших статей и приключений используется только репортажная съёмка.
— То есть, фототуры — это хобби? А постоянно ты работаешь в глянцевом журнале?
Скорее, сегодня работа в журнале — это хобби, подработка. Если бы дело было 10, 20 лет назад, то да, это была бы основная работа, глянец. Сейчас печатные издания выдыхаются, все это прекрасно понимают. Много журналов закрылось. Я печатался в различных фотографических журналах, но все они закрылись, у меня лежит подборка моих публикаций, это уже история. Публиковался и в глянцевых журналах, был такой журнал XXL, например, но и он закрылся. Но Mens Health как-то держится на плаву, редактор говорит, что они прибыльные — ну, хорошо, ок, работаем дальше!
На самом деле мне повезло познакомиться с человеком, который такой же безумный, придурковатый, как и я, и мы вместе устраиваем разные приключения, снимаем их. Недавно, например, с редактором мы ездили снимать, как на сейнере, в Находке, рыбу ловят. Мы ездили на Дальний Восток, всё это снимали. Снимали, как спортсмены бегут 120 километров, на Маврикии. Снимаем, как люди живут в разных странах, не только в России.
— Фототур — довольно новое направление в туризме. Насколько это популярно?
Дико популярно. У нас это началось лет 10 назад, тогда у меня был первый фототур, я был практически единственным. Сейчас если в яндексе набрать «фототур» — будет огромное количество предложений. Но на самом деле, мы в этом плане сильно отстали от мира, мир давно этим занимается. Но всё равно сейчас этим никого не удивишь.
— Люди, которые ездят с тобой — кто они? Фотографы, туристы, отдыхающие? Каков типичный портрет участника фототура?
Люди, которым интересно путешествовать и делать фотографические заметки. Любители. Я об этом много раз говорил: любитель — это лучший участник, с ним интересно. Профессионал — уже прагматик, его больше технические вопросы интересуют. А любитель — он любит, это важно! Ему нравится природа. Пусть у него даже фотографии получаются средненькие, но это его история, он сам её делает. Вот с такими людьми в основном я и общаюсь.
— Сегодня увлечение фотографированием приняло огромные масштабы, как ты считаешь, почему?
Был период, когда у нас было много денег, люди накупили дорогой фототехники. Но, время это прошло, больше они покупать дорогие аппараты не будут, пока будет длиться кризис. Тем более, сейчас в 70% смартфон может заменить фотоаппарат. И человеку проще купить смартфон и снимать. А с фотоаппаратом — мало сделать снимок, нужно же ещё его обработать, конвертировать. Зачем это всё обывателю? Та техника, что у него есть, скоро морально устареет. А смартфоны всё удобнее и качественнее становятся.
В скором будущем мы примем картинку мира, когда все всё снимают на смартфоны. И тогда, возможно, мы вернёмся к ситуации, когда в деревню приезжает фотограф с большим фотоаппаратом, всех снимает и продаёт всем фотографии. Ну, конечно, такого не будет — но мир фотографов должен сузиться. Сейчас просто невероятный завал людей, которые ходят с дорогими фотоаппаратами, снимают невероятное количество фотографий, которые в сети потом валяются…
— Как вообще всё это происходит: вы едете в определённые места, идёте маршрут с остановками на фотосъёмку? Ты занимаешься инструктажем, обучением участников?
Скажем так, если у человека есть вопрос — я на него отвечу. Но специально я не обучаю. Если человек не готов, проще в городе его подтянуть, чтобы он не тратил время на познание азов там, где уже надо снимать! В путешествии решаются вопросы более творческие — не про выдержку и размер кадра
— Что важно для удачного кадра кроме таланта и искусства фотографа? Хороший фотоаппарат, естественный свет, обработка?
Везение. В пути, иной раз, в одно мгновение увидел сюжет, а у тебя уже телевик накручен, снял — и он твой! За тобой идут люди, но уже всё, ситуация поменялась.
— Сколько аппаратуры ты возишь с собой? Каков минимальный набор для тура в условиях автономного похода?
Сейчас я беру с собой два фотоаппарата, Nikon D750 и Nikon D810, два запасных аккумулятора к ним, три объектива (с фокусным расстоянием 16-35, 24-70 и 70-200). Это широкоугольник, телевик. Штатив, естественно. И то, я считаю, что четыре аккумулятора на 10 дней маловато!
— Мне случалось наблюдать за работой фотографа в походах, экспедициях — это тяжёлый труд. Тяжёлая аппаратура, бег за кадром, светом, ранние подъёмы… как ты справляешься, что тебе помогает?
Тут такая история: вроде бы, работа тяжёлая. И для человека, далёкого от этой темы, мы — дебилы. Стоят ночами, фигнёй занимаются… а нам это нравится! Мы любим снимать, ждать кадра, и нам это не тяжело. Желание — двигатель номер один, нет желания — нет жизни!
— А если нет погоды — что тогда? Бывает же такое, что зарядил дождь на неделю. Бывает ли такое, что возвращались, не отсняв и части того, что планировали?
Пятьсот миллионов раз такое бывает! Бывало, что и без фотографий возвращались. Однако, фототур — там я об этом думаю. И если нет погоды, можно пойти в деревню, людей поснимать, что-нибудь придумать. Много лет назад у меня был разговор с одним человеком, он говорил: «А чего тут снимать — погода плохая!». Э нет, — думаю, — всегда можно найти кадры, включить креативность какую-то, даже в плохую погоду можно сделать кадр. Да, это будет больше философский снимок: серое небо, камни какие-то живописные, компоновка интересная. Например, мы с женой сейчас в поход купили китайские фонарики, которые взлетают. Жену попросил, чтоб она платье взяла… в общем, найдём, чем заняться!
— Ещё вопрос, часто возникающий при взгляде на увлечённого человека: поддерживает ли семья твои увлечения? Ведь тебя очень часто не бывает дома…
Нет, такой проблемы у меня нет. Сын, Игорь, недавно сказал, что когда он вырастет, хочет делать то же самое, что и я, тоже ходить в походы. Ну, посмотрим! Ему пять лет, а в поход первый раз он пошёл в полтора года.
Тут был забавный случай: я приехал в Москву, тогда ещё журнал XLL был на плаву, и я должен был сдавать материал про Тенерифе. Меня спрашивает девочка из журнала: ну что, где были, что видели? Обычный трёп такой. Я ей рассказываю, что были в Карелии, там размыло железнодорожные пути, сутки поезда не ходили, вообще, жёстко было. И фотки отправил ей, как у нас палатку залило, и прочую жесть. И тут девочка говорит: «К чёрту Тенерифе, мы возьмём это!». И опубликовали вот это наше путешествие по Карелии.
Было смешно среди голых тёток увидеть репортаж про наш семейный тур. Но — детям было пофигу, для них дикий кайф был, что мокро. Это мы парились, надевали на них сухую одежду, а через пять минут она вся мокрая. И вот объяснить, что сухой одежды больше нет — было невозможно, дети в палатке сидеть не хотят — в общем, мы здорово парились. Это сейчас дети уже подросли, с ними можно вести диалог, договориться. А тогда они были маленькие, и с диалогами было сложно.
А наши друзья вообще ходили в поход с девочкой 8 месяцев — проводники в поезде пальцем у виска крутили. Наши-то уже большие, ждут с нетерпением, когда же мы поедем!
— Кажется, что плёночная фотография отжила свой век, однако, ты неоднократно писал, что продолжаешь снимать на плёнку и не собираешься от неё отказываться, почему?
Магия! Тут наступает момент, когда ты не до конца управляешь процессом. С цифрой всё просто — ты сделал фотографию, посмотрел на неё, и сразу увидел: пересвечена она, недосвечена, где-то глубину резкости надо добавить… а тут — чёрт его знает, что получится? Как её проявят? У меня бывали скандалы с проявителями, привёз несколько рулонов плёнки, например, а её испортили.
Но зато потом ты садишься за столик подсвеченный со слайдами, смотришь, что получилось, и это волнующе. Слайд — ведь это всё химия, весь фотографический процесс сопровождают составы, реактивы, и всё заточено под фотографию. Когда смотришь слайды — они уже насыщенные, цветные. Цифровое фото надо обрабатывать — а слайд уже готов, он обработан с помощью химии.
— Как ты относишься к современному увлечению экшн-камерами, квадрокоптерами? Ты пробовал такие съёмки и было ли интересно?
Вообще, если рассуждать, как ремесленник, то квадрокоптер нужен. Мы постоянно снимаем все эти истории для Mens Health, и кадр сверху — это классно. Обычно снимаем снизу, сверху, от пояса — а тут, раз! — и кадр сильно сверху.
А с точки зрения художественной… я помню, была выставка в Москве, один француз снимал с вертолёта — это было круто, взгляд с высоты. А потом приелось: снято сверху и снято. Каких-то глубин эта фотография уже не несёт. Она интересна только с точки зрения ремесленника.
Экшн-камера у меня была, я купил специально GoPro — не пошло.
— Что бы ты посоветовал молодому трэвел-фотографу, что нужно приобрести и чему нужно научиться в первую очередь?
Я бы посоветовал просто отдаться своему увлечению максимально. Техника, аппаратура — это всё вторично. Недавно я был в гостях у друзей, и вот муж говорит жене: «Красивый закат, иди, сними!» А она отвечает: «Ну что я буду снимать, зачем — всё равно Ваня уже всё снял!». Я, конечно, посмеялся тогда — но, если человеку нравится снимать, надо дать ему возможность снять свой собственный рассвет, это его личные эмоции, а жизнь и состоит из эмоций, без них в ней смысла немного. Пусть выложит в фейсбук, в инстаграм, это его видение. Я учусь проживать каждую фотографию через эмоции!
Возвращаясь к вопросу о тяжести жизни фотографа — я вообще никогда так не воспринимал своё увлечение как тяжёлое. Я думаю о том, что бы ещё снять, как бы сделать кадр со светом интересным!
— Ты ведёшь блог в живом журнале, у тебя много подписчиков в инстаграме, фейсбуке, тебе не жаль тратить драгоценное время на соцсети? Ты общаешься со своими подписчиками?
Было несколько раз такое, что я пропадал на несколько дней, не было связи. И мне стали писать подписчики, узнавать, что случилось. Они привыкли, смотрят! А я-то этого не знаю, они не пишут ничего. А, оказывается, они есть, они отдыхают душой и глазом, глядя на мои фотографии, и беспокоятся за меня.
Иногда бывает, они видят фотографию и могут сказать: ну, это банально! Но чаще они просто смотрят, и им нравится, это даёт им возможность отвлечься от политики, экономики, вечных проблем.
Бывало и такое: делаешь репортаж, а тебе редакторы из Digital Photo говорят: «Привези нам жареного, жареных фактов!». А что я в Гималаях сниму жареного? Там горы, монахи, люди…
Но, увы, в современном мире жесть набирает обороты, просмотры, лайки, быстрее. На этом люди делают себе имя и практику. Но у меня другой путь — он сложный, но зато он — ради красоты.
Недавно общался с министром Сахалина, они хотят развивать туризм там, в декабре, возможно, я поеду на Сахалин, помогать им развивать туризм, бизнес. Это тоже хорошо востребовано.
— Какое место на планете для тебя самое любимое, куда бы ты хотел поехать снова?
Я буду банален — Карелия! Многие мне говорят, что я задолбал своей Карелией, что, мол, ты, там нашёл? Я родился в Катманду, живу в Москве и к Карелии не имею никакого отношения, но осенью мы снимали там начало зимы, море поднялось, ударил мороз, вода ушла — и лёд стал как стекло, весь берег в стекле! Он поломался, такая картинка была! И потом Петрозаводская газета опубликовала мою фотографию с подписью: «Снял местный житель». Мне приятно было. Я думаю, когда же они мне найдут какое-нибудь жилье и должность. Я двадцать лет езжу в Карелию, десять лет вожу туда туры, и мне не надоедает.
Хотя, иногда хочется в Гималаи. Но в Гималаях я скоро начинаю скучать по Карелии. А в Карелии — по Гималаям. Такие у меня два любимых места. Причём, непальцы мне не верят, когда я им рассказываю, что Карелия — страна тысячи озёр, говорят, что я вру. У них каждое озеро — священное, их мало, они и представить не могут, что может быть столько воды, мы по ней плывём, её пьём…
Недавно был в Финляндии, в Рованиеме, где у них Дед Мороз окопался — они молодцы, сделали этот бренд и развили его, нам бы перенять их опыт. У нас в Суздале каждый год День Огурца, Суздаль — очень красивый город для туризма. Есть и другие, надо их развивать! Да, это звучит банально и по-чиновничьи, что надо, мол, развивать туризм — но это правда. Я люблю Россию, и это тоже банальная фраза, но как по-другому сказать? Мне нравится здесь жить, мне нравится природа, люди.
— Такие банальности неизменно приятно слышать, Иван! Спасибо тебе и удачных кадров!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Треккинг в Непале. Список снаряжения
Непал притягивает путешественников со всего мира уникальными пейзажами и самобытной культурой. Рассказываем, какая одежда и снаряжение нужны для треккинга в Гималаях, чтобы чувствовать себя комфортно и не тащить тяжеленный рюкзак
далее
Как уберечь фототехнику в зимний период?
О том, как уберечь фототехнику в зимний период и самому подготовиться к фотопрогулке мы попросили рассказать не абы кого, а жителя далёкой и холодной Чукотки — Тимура Ахметова, фотографа и путешественника
далее
Как выбрать треккинговые ботинки?
За прошедшие 15 лет разнообразие треккинговой обуви выросло в геометрической прогрессии. Однако, огромный выбор вариантов затрудняет процесс поиска и подбора нужной пары. Как выбрать треккинговые ботинки читайте в нашем материале.
далее
Карелия в мае. Делимся опытом
Водный поход в Карелию на майские праздники достаточно популярное мероприятие. О том, какая погода вас может ждать в походе, как лучше одеться и что взять — читайте в нашем материале
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments