с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

Интервью с Артёмом Петраковым. О силе духа и скалолазании в России

27.12.2016
Артём Петраков
О том, каково быть топовым спортсменом, работать и тренироваться одновременно, о силе русского духа и развитии скалолазания в России мы поговорили с амбассадором Спорт-Марафон, Мастером Спорта по скалолазанию, многократным призёром Московских и Российских соревнований Артёмом Петраковым.
— Как давно ты занимаешься скалолазанием и что привело тебя в секцию?
— Как-то ещё в школе я заболел, а в это время к нам в класс пришла тренер из детской секции скалолазания «Ящерка» на Тимирязевской и пригласила всех на занятия. И мой друг пошёл попробовать свои силы, а я хотел просто с ним погулять. В результате за компанию пошёл с ним. На тот момент у меня были все дни заняты тренировками: спортивной аэробикой и русскими народными танцами. Ну и остался в «Ящерке». Туда же пришла заниматься вся моя компания, кто-то потом остался тренироваться, кто-то ушёл. Но в какой-то момент мне уже это было не важно, так как появились цели и результаты. Тем более, я съездил на сборы на скалы, а после естественного рельефа сразу понимаешь: либо это твоё, либо нет.
— У тебя быстро начало получаться?
— Достаточно быстро: через пару месяцев в Дворце Детского Спорта были детские соревнования на скорость, где я занял 4 место, что было достаточно круто для новичка. И постепенно начал развиваться дальше, попадать в призы. Лучше всего у меня шла скорость.
— А сейчас к чему ты больше склоняешься?
— Сейчас я фанат болдеринга. Лазаю его примерно с того момента, когда в ДДС открылся «Ангар» (год 2008-2010). До этого я никогда болдер не лазил, а тут попробовал, и у меня начало резко получаться. Трудность у меня никогда особо не шла, сколько бы я ни тренировал выносливость, а болдеринг попробовал, и пошло. В классе 9-м или 10-м я помог построить скалодром для соревнований на ВВЦ, за это мне дали абонемент, и я начал сам ходить, ну и затянуло. Затем через своего тренера я попал в «Черепаху» МАИ, увидел, что там, устал за 15 минут, как не уставал никогда на тренировке, и понял, что хочу там тренироваться. В результате поступил в МАИ, и остался там заниматься.
— Ты учишься сейчас где-нибудь?
— Нет, я закончил МАИ по специальности Навигационный комплекс ориентационной системы. А диплом у меня был: «Интеллектуальные навигационные системы для роботизированной работы карьерного самосвала».
— Ты работаешь по профессии?
— Нет, потому что по профессии я должен делать гироскопы: сидеть с лупой в помещении и как конвейер делать гироскопы всю жизнь. На третьем курсе я понял, что это не совсем моё. Поэтому я работаю как тренер на скалодромах. Когда открылся Big Wall, я попробовал поработать инструктором, потому что видел до этого, как мои старшие товарищи совмещают работу на скалодроме и свои тренировки, ну и подумал, что стоит попробовать. Про тренерство даже не задумывался, потому что сразу возникает куча вопросов к себе: какой я педагог, как я буду общаться с людьми и так далее. А потом начал и понял, что моё. Сейчас у меня 2 группы три раза в неделю: утренняя и вечерняя, плюс персональные тренировки.
— Ты тренируешь только взрослых или детей тоже?
— Только взрослых, потому что считаю, что с детьми может работать только человек с педагогическим образованием. Кроме того, во время тренировок с детьми тренер закладывает их мировоззрение, так что надо быть очень аккуратным в словах и поступках. И это огромная эмоциональная нагрузка. Так что не всем суждено быть детскими тренерами.
— Твои ученики предпочитают болдеринг, как ты?
— Есть те, кто любит болдеринг, есть любители трудности. А есть те, кто комбинирует, что на самом деле очень правильно, так как одно не может существовать без другого. В любом случае, у меня на занятиях мы тренируем болдеринг и лазание с верёвкой, а одну тренировку на выбор: либо то, либо другое.
— Ты много путешествуешь?
— Когда я был ребёнком, мы постоянно ездили на соревнования по всей России: Красноярск, Воронеж, Нижний Тагил, Питер, Апатиты и т.д. Потом, когда уже подрос, я понял, что хочу расширять свой кругозор, и в 10 классе впервые без тренера поехал в Крым. Я там завис на месяц, жил в палатке под Красным Камнем. А в 2011 году впервые поехал на скалы в Европу. Вообще сложно сказать, что значит «много». Наверно, раньше было больше, а сейчас 2-3 раза в год — это уже много. Сейчас уже возникают другие приоритеты, обязанности, работа. Не получается уже внезапно взять и сорваться куда-нибудь. Мои поездки становятся более запланированными. Бывают, конечно, регулярные поездки, например, в Лиетлахти, как только сезон открывается, мы можем каждые выходные туда ездить. И это вроде и часто, а вроде бы и одно и тоже место.
— Кроме России ты много где был ещё?
— Я был в Испании, во Франции, В ЮАР, В Китае, в Баку. Ездил полазать, либо на соревнования.
— Получается, твои путешествия диктуются новыми скалолазными спотами?
— Да, в первую очередь. У меня не возникает желания съездить отдохнуть или позагорать. Пока, и я надеюсь, что это будет как можно дольше, отдых планируется с расчётом на лазание. Сейчас это в приоритете, потому что мне это нравится, кроме того, пока лазается, надо этим пользоваться. Тем более, что я ни разу не пожалел о поездках, потому что просто так не попадёшь в те места, в которые приезжаешь полазать.
— В России очень сильные спортсмены, прекрасно выступающие на соревнованиях международного уровня. А с точки зрения развития скалолазных мест, в России есть потенциал?
— С этим сложно. Есть Кавказ, но пробитых для лазания маршрутов немного, и все они в труднодоступных местах. Есть Гуамка, пока там не много маршрутов и также непросто добраться. Классные районы в Карелии: Лиетлахти, Треугольное озеро. Но опять встаёт вопрос дороги. Для Питера, например, эти районы рядом, они могут на выходные туда ездить. А для москвичей — это минимум 15 часов в дороге, да и то если на машине, плюс, погранзоны. На Урал или в Сибирь вообще нереально добраться. За это же время можно прилететь в любую точку в Европе: прилетел, взял машину напрокат, и ты уже в скалолазном районе. Но я надеюсь, что ситуация когда-нибудь исправится.
В 2013 году мы с Пашей Исаевым сняли видео после прохождения на тот момент самого сложного болдерингового проекта в России, показали перспективы развития района Лиетлахти и российского скалолазания. С тех пор в Лиетлахти появилось на несколько болдеринговых 8b больше и трудность 9а.
— Как ты считаешь, почему иностранцы не часто посещают наши скалолазные районы?
— Опять же вопрос доступности. В Европе столько районов и скал, что до конца жизни не успеешь всё пролезть. Кроме того, в России сложный процесс получения визы. Так зачем им ехать сюда, если там всё рядом, под боком. Тем не менее, в Карелию пару лет назад приезжала Пейдж Классен, испанцы заезжали. В Крыму ни разу не встречал иностранцев, но вроде бы они там были.
— Где тренируются топовые спортсмены?
— Всё поколение, которое вдохновляло меня, тренировалось в МАИ, потому что этот зал крутится для себя. Этот скалодром некоммерческий, поэтому каждый рубль вкладывается в приобретение новых зацепов и усовершенствование старых. Но тренироваться на одном скалодроме — это не очень правильно, так как для развития необходимо пробовать разные трассы от разных накрутчиков. Тем более, что если ты сильный спортсмен, то можешь лазить где угодно и что угодно. Большим плюсом является то, что в Москве сейчас много скалодромов. Одного места для тренировок сборной нет, но для меня МАИ по-прежнему является местом силы.
— В каком возрасте можно начинать заниматься скалолазанием и есть ли предел?
— Предела нет, всё зависит от целей и мотивации.
— Обычному человеку реально прокачаться, чтоб лазать 7-ки?
— Конечно, без проблем. Главное, не отчаиваться и не торопиться. Я знаю, как тяжело переступить границу между 6с и 7а, или между 7с и 8а, я два года лазал с верёвкой 6с, чтобы потом перейти на 7а. Но любой барьер преодолим.
— Говорят, что спортсмены, которые лазают 8-ки, перестают различать разницу между 6а и 6б, правда ли это?
— Да, есть такое. Конечно, с технической стороны я понимаю, что «пятёрки» — это «ручки» в ряд, но вот разницу между 5с и 6а совсем не понимаю. Ясно, что если добавить пару плохих зацепов на 6а, то она превратится в 6в и т.д. А вот 6с я уже вижу чётко.
— Хорошие тапки добавляют скилл при лазании?
— Да, бесспорно! Правильно подобранные тапки — это половина успеха, ведь ноги в лазании очень важны. Мне, например, очень повезло, что, будучи ребёнком, я практически сразу подобрал себе правильные подходящие тапки. Это были La Sportiva Testarossa. Причём, они были размера 38.5. С тех пор моя нога выросла с 39 до 43, а скальники остались такого же размера. Что касается учеников, то в определённый момент они сами начинают понимать, что перестают чувствовать ноги. Это как раз говорит о том, что стоит поменять скальники.
Конечно, не сразу подбирается идеальная модель, но надо пробовать. Например, я в своё время перепробовал много брендов, в итоге остановился на моделях La Sportiva: Futura и Skwama, причём после того, как появилась модель Skwama, я перестал лазить в любимой раньше модели Solution, настолько мне подошла новинка. Кроме того, я считаю, что должно быть несколько пар: точно одна соревновательная (для меня это Skwama), а остальные тренировочные.
— Ты согласен с тем, что чем больше слез при надевании тапок, тем лучше?
— Я ношу скальники на 4 размера меньше, но, конечно, новичкам так не стоит. Во-первых, это нереально, а во-вторых, вместо удовольствия от лазания будет только боль в ногах. Поэтому стоит смотреть по колодке и удобству. Для многих моих учеников подходит как раз La Sportiva, некоторым та же Skwama, что и у меня, только на пару размеров побольше. В любом случае, не стоит экономить на скальных туфлях, от них в лазании зависит многое.
— Скалолазание теперь Олимпийской спорт. Как считаешь, есть у России шансы на Олимпиаде?
— Да, однозначно есть. Я не знаю, что мотивирует иностранных спортсменов тренироваться и выступать, но я точно знаю, что в России дух такой. Нам необходимо доказать, что мы круче всех. Меня радует, что у нас много ребят, которые готовы бороться, несмотря на достаточно суровые условия тренировок, несмотря на то, что приходится работать. У нас много спортсменов, которые уже доказали, что мы достойные конкуренты: Дима Шарафутдинов, Лёша Рубцов, Дима Факирьянов, который прекрасно лезет трудность. Пока есть такие люди, наши шансы велики!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

Как выбрать скальные туфли?
Скальные туфли — вещь очень индивидуальная и подобрать подходящую модель не так просто. Их носят на босую ногу, и они не предназначены для комфортного хождения, а зачастую и для длительного пребывания в них. Соответственно, при выборе скальных туфлей не стоит ориентироваться на привычные ощущения, сложившиеся в ходе ношения обычной обуви
далее
Магнезия для скалолазания. Как выбрать?
Лазить без магнезии на скалодроме крайне не рекомендуется, так как это, во-первых, неудобно и неэффективно, во-вторых, приводит к «засаливанию» зацепов. В некоторых залах запрет на лазание без магнезии, как и на лазание босиком, прямо прописан в правилах посещения. О видах магнезии читайте в нашем блоге.
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments