с 10 до 24
Магазин на ул. Сайкина, 4
с 10 до 22
Интернет-магазин
Бесплатный звонок по России: 8 (800) 333-14-41 8 (495) 668-14-97

«Горные лыжи — это игра!» О детской горнолыжной школе Riders School

21.03.2018
В Riders School на Роза Плато нелегко найти тихое место — кругом оживлённые детские голоса, неумолкающее топотание лыжных ботинок по полу, телефонные звонки родителям, запаздывающим к своим детям, бульканье кулеров и жужжание кофемашины, звон кантов и палок… Только в прокате за широкими рядами лыж и сноубордов нашёлся диванчик для разговора с самыми популярными детскими инструкторами Красной Поляны, бессменными руководителями детской горнолыжной школы — Екатериной Шок и Дмитрием Кобзаренко.
— Екатерина, Дмитрий, как получилось, что вы стали детскими инструкторами, с чего всё началось?
Екатерина: Я по образованию — детский психолог, педагог. Мне нравится работать с детьми. Как только я получила корочки инструктора, сразу стала учить кататься малышей, с ними веселее. Совместила свою профессию и увлечение.
Дмитрий: А я изначально с детьми работать не собирался, но однажды меня попросили организовать и настроить рабочий процесс в детском клубе. Так я там и остался.
— У вас есть опыт работы со взрослыми горнолыжниками? Кого интереснее учить кататься: детей или взрослых?
Екатерина: Да, мы оба работали и с детьми, и со взрослыми. Я инструктор и по лыжам, и по сноуборду. По сноуборду я работаю и со взрослыми тоже, а с детьми только на лыжах… Мне с детьми больше нравится работать — они искренние! Да, у взрослого моторика лучше, прогресс быстрее, с детьми всё происходит помедленнее, но всё равно мне дети больше по душе.
Дмитрий: Дети открыты для восприятия и в своих реакциях очень искренние. У взрослых — одни проблемы. Сначала мы решаем их проблемы, они рассказывают нам всю свою жизнь: чего они хотят, чего добились, чего не добились… А потом, если остаётся время, мы занимаемся горными лыжами.:)
Есть две категории взрослых. Одни говорят: «Я круто катаюсь, но у меня есть ошибочка, поправить надо!» А другие говорят: «Я вообще не умею кататься». Со вторыми работать проще. А тех, у кого «одна ошибочка», часто вовсе не интересует исправление этой ошибки, им просто нужно подтверждение, что это возможно. У них есть ошибки, они убеждаются, что исправить их реально, — и откладывают это дело в долгий ящик! То есть ты можешь их научить, но многие не хотят работать над собой, учиться.
А с детьми всё просто: они настроены на результат. Ты им даёшь знание, они его берут — и ты сразу видишь результат, это всегда приятно. Плюс — с детьми можно подурачиться, со взрослыми дурачиться не получится!
— Вы сознательно дурачитесь с детьми? Это часть обучения, упражнения?
Екатерина: На самом деле, у нас разработана собственная методика обучения детей, мы её тестируем и постоянно улучшаем уже четыре года. Мы взяли взрослую методику и адаптировали её с учётом моторики и психологии ребёнка. И в нашей методике всё идёт через игру.
Первая задача, которую мы себе ставим, — это привить детям любовь к горным лыжам. А поставить технику — это уже вторая задача. Если ребёнку будет интересно, если упражнения на плуг или параллельные лыжи будут предложены в игровой форме, дети это будут делать, и скоро мы увидим классно катающихся детей! Поэтому, когда мы говорим «подурачиться», мы имеем в виду весёлое дуракаваляние, основанное на обучающей горным лыжам методике.
— Любого ребёнка можно научить любить лыжи, или должна быть природная склонность?
Екатерина: Мы считаем, что к каждому ребёнку есть определённый подход. И мы, нарабатывая опыт, стараемся иметь в своём арсенале как можно больше «ключиков», которые можно подобрать к «замку». Не бывает необучаемых детей! Просто некоторым детям нужно больше времени для освоения базовой техники. Физиология детей совершенно разная, но если у ребёнка есть желание кататься, то будет результат. Если же ребёнка привели родители по своей прихоти, чтобы просто вытолкнуть его на склон, а самим уйти кататься, — ребёнку это не будет интересно. И наша задача в этой ситуации — просто заинтересовать ребёнка, переключить его с негативного отношения к навязанным ему лыжам на позитивное, дать ему как можно больше радостных моментов. Иногда это получается. А иногда — нет.
Дмитрий: Ну, так чтобы совсем не получается, редкость. Другое дело, что ребёнок может включиться в процесс не на первом занятии, а на втором-третьем, когда немного пройдёт стресс, и это нормально, торопить его не нужно. Проходит два-три дня — и ребёнок на предложение отдохнуть сам отвечает: «Нет! Давайте кататься!» Ведь наша задача: не поломать ребёнка, а дать ему почувствовать радость от катания. Технику нарабатывать будем уже потом.
Бывает, что приводят ребёнка, он учится кататься с двух лет, но он лёгкий, настолько мало весит, что просто не может кататься по прямой в плуге. И недавно в групповом занятии был случай, что мальчик сразу поехал параллельными поворотами, минуя плуг. Причём он не единственный! Есть дети, которым трудно развести колени в плуг — и мы их не насилуем этим плугом. Всё очень индивидуально.
— Часто родители-горнолыжники ставят ребёнка на лыжи как можно раньше, в сети выкладывают видео деток полутора-двух лет на лыжах. Как ты относишься к столь раннему началу? С какого возраста можно начинать обучение?
Дмитрий: Давайте определимся, что мы понимаем под словами «вставать на лыжи». Вставать на лыжи в полтора года, в принципе, возможно. Но до двух с половиной лет это не катание, а просто приучение к снаряжению. Горнолыжное снаряжение достаточно неудобное, и если ребёнок к нему не привык, то начинать обучение сложно. А если ребёнка приучить заранее, к тому моменту, когда можно начать обучение, ботинки не будут раздражающим фактором.
Если мы ставим на лыжи маленького ребёнка, до того как он привыкнет к ботинкам, лыжи ему не показываем. А когда к детским горнолыжным ботинкам малыш привык, ему покажешь лыжи — и он сам захочет попробовать! И дальше он катается, ботинки его не раздражают, и всё проходит легче и веселее. А когда ребёнок первый раз надевает ботинки и сразу лыжи — у него стресс: ботинки жёсткие, ходить в них неудобно, снег скользкий, лыжи хаотично едут, нет контроля. Плюс оторвали от родителей, непривычная обстановка, новые люди… Конечно, ему плохо и страшно! Поэтому, когда приходят родители и хотят поставить на лыжи малыша до трёх лет, мы рекомендуем им в первый день просто провести время в клубе, познакомиться с инструктором, который с ним будет заниматься. Когда ребёнок потом выйдет на склон, оторванный от родителей, у него будет хотя бы одно родное лицо.
На второй день мы просто ходим в ботинках, привыкаем к ним, играем на снегу. На третий день мы надеваем лыжи и на плоском склоне ходим на лыжах, топочем в них, привыкаем. Если после этого на следующий день ребёнок готов надеть ботинки — с ним уже можно заниматься! Если нет — рекомендуем родителям приехать через год.
Екатерина: Наша задача — предоставить родителям выбор. А дальше уж они сами решают, что они хотят. Бывает, что родители настаивают: «Нет, поставьте его на лыжи, и всё!» Тогда мы пробуем сделать это сразу. Бывает, ребёнку понравится, бывает — нет.
— Лучше обучать ребёнка индивидуально или в составе группы?
Екатерина: О, это стандартный вопрос родителей!
Дмитрий: Моё мнение — в группе! Дети — социальные товарищи, им нужно общение. Плюс — эффект соревновательности никто не отменял. Нередко бывает, что в процессе обучения пытаешься ребёнка перевести в группу повыше уровнем, так как его катание позволяет, а он отказывается переходить, потому что привык, у него здесь уже команда, и он хочет в ней работать. Даже если у него лучше результат, он на соревнованиях готов давать другим какие-то преференции, действовать в пользу команды.
В группе проще показывать прыжковые упражнения. Обязательно в команде найдётся ребёнок, который либо уже занимался, либо просто не боится пробовать подпрыгивать на лыжах, и у него сразу получается. Один подпрыгнул — и за ним подпрыгнут все. А когда инструктор остаётся один на один с ребёнком, понадобится очень много времени, чтобы уговорить прыгать.
Бывает воспитательный момент: один ребёнок в группе начинает валять дурака, падает на снег и не встаёт. Тогда можно сказать остальным: «Ребята, давайте поможем Пете, поддержим его!» И все начинают скандировать: «Петя, вставай!» — протягивают ему руки. И Петя уже не может не встать!
Екатерина: Так же, если один ребёнок начинает хныкать, капризничать, что хочет к маме, — мы просто всей группой подходим и обнимаем его. И он уже понимает: «О-о, а здесь классно, здесь меня любят!» И начинает понемногу общаться, работать, играть. Это тоже одна из наших методик работы с малышами, психологических методик.
— С какого возраста можно записать ребёнка в горнолыжную школу?
Екатерина: С трёх лет.
— Сколько по времени длятся занятия в детской горнолыжной школе Riders School?
Екатерина: У нас с детской группой занятие длится три часа. Это включает в себя час катания, час отдыха и ещё час катания. Если работаем на больших склонах, то можем кататься и три часа. Бывает, что дети не хотят отдыхать, они хотят кататься! Вообще, мы всегда говорим, что у нас два часа катания и час отдыха. Но как эти часы распределены — решает инструктор, учитывая желания группы. Для совсем новичков, как правило, действует такой режим: час катания — отдых — час катания. Потому что многим детям с непривычки сложно два часа откататься. Бывает, что этот час отдыха мы проводим не в комнате, а на склоне: рассказываем сказки про лыжи, играем в снежки, другие подвижные игры — просто чтобы переключить детей, дать побаловаться.
Дмитрий: Новичкам нужно просто дать возможность снять лыжи, им на лыжах ещё непривычно, тяжело. А в детской группе с кое-каким опытом, когда инструктор говорит: «Отдыхаем?», дети отвечают: «Нет, давайте будем кататься!» Если группа достаточно сплочённая, они катаются три часа без перерыва, с большим удовольствием.
— Можно ли в детскую школу Riders School отдать ребёнка дошкольного возраста на целый день, чтобы родителям спокойно покататься?
Дмитрий: У нас есть утренняя и обеденная группы. Утренняя группа выходит в 9:30, заканчивает в 12:30. Обеденная группа выходит в 13:30, заканчивает в 16:30. Родителям можно оформить два этих занятия, оставить для ребёнка какой-то перекус, чтобы его покормили, — и, в принципе, ребёнок может спокойно весь день провести в школе.
Екатерина: Ещё у нас есть формат детского лагеря, когда дети учатся и катаются в школе пять дней с 10:00 до 16:00. Обед включён, давать ребёнку еду с собой не надо. Ещё один плюс лагеря — дети пять дней катаются одной и той же группой, привыкают, сближаются. А в обычной школе утром в группе может быть один состав, а после обеда уже другой.
В пятидневной группе и уровень катания детей вырастает существенно больше. Один день мы им ставим трассы, в другой день делаем фристайл и так далее. Полдня посвящаем другому снаряду: если группа лыжная — пробуем вставать на сноуборд, если сноубордическая — на лыжи. И это тоже интересно!
Плюс — мы выдаём им дипломы, награждаем, они получают наши шевроны, чувствуют себя членами клуба. И у них уже есть команда, которая прошла вместе пять дней, было весело, классно, вместе катались, вместе играли, отдыхали. Это очень мотивирует.
И если родители хотят покататься, не переживая за детей, то формат детского пятидневного лагеря — самый оптимальный.
— Насколько важен для детей соревновательный момент? Вы делаете акцент на соревнование, достижение?
Екатерина: Согласно законам возрастной психологии, соревнования становятся интересны с четырёх-пяти лет. У трёхлетних проходят разные кризисы, а после четырёх дети уже думают: «У Васи получается хорошо, а у меня пока не очень, значит, я должен прокатиться лучше Васи!»
В конце дня мы всегда делаем для них эстафеты, игровые соревнования: например, кто быстрее спустится в свиче, кто объедет больше фигурок, кто больше соберёт овощей на склоне и так далее. Это весело, а если детям весело, то они хотят приходить ещё, они хотят кататься. Всё через игру!
— Даёте детям материальное подкрепление: медальки, грамоты, конфетки?
Екатерина: У детей сейчас много всяких аллергий, поэтому конфеты мы не даём. Детям, которые занимаются у нас три и более дней, мы официально и торжественно вручаем дипломы, наклейки.
С прошлого года начали выдавать браслеты разного цвета за достижения на разном уровне. Если это начальный курс, «Солнышко», детям, освоившим учебную площадку, надеваем жёлтые браслеты. Если участники катались на учебных и зелёных трассах, им полагается зелёный браслет. Освоившим синие трассы — синий. И тем, кто уже уверенно катается на параллельных лыжах, выдаём красный браслет. Когда вручаем диплом, мы дарим браслет заслуженного цвета, и у детей есть стимул добиваться следующего уровня! Плюс инструктору понятнее, когда ребёнок приезжает на следующий год, мы спрашиваем: «Какой у тебя браслет?» — «Зелёный!»
И всё, сразу ясно, что ребёнок спокойно катается по зелёным трассам, можно не тратить время на азы, а сразу начинать работать над переходом к следующей планке.
Дмитрий: Цвет браслетов помогает нам определить группу, в которую лучше зачислить ребёнка. Потому что часто родители необъективно оценивают уровень катания детей. Чаще всего переоценивают. Реже недооценивают, но и такое встречается. А когда мы видим браслет, мы сразу понимаем, что ребёнок уже умеет и что мы дальше с ним будем делать.
— Есть какие-то хитрые упражнения, которые помогают детям побыстрее освоить горнолыжную моторику? Свои игровые наработки?
Екатерина: Конечно, у каждого инструктора есть свои наработки, игровые сюжеты. У самых маленьких это игры в зайчиков, в медвежат, в самолётики…
Дмитрий: У дошкольников любого уровня всё — игра. Есть упражнения, которые через игру заставляют ребёнка ехать правильно, определённым образом. Школьникам уже можно дать объяснения, почему мы делаем так, а не иначе, они уже задают вопросы, но элемент игры присутствует и там. Частью — объясняем горнолыжную технику, частью — выполняем игровые упражнения.
Мы используем и широко известные элементы обучения, но здесь важна работа инструктора, который правильно расставит акценты. Например, популярное упражнение «самолёт»: большинство людей изображают самолёт в повороте и делают акцент на нижнее «крыло», тянутся к ботиночку. А надо делать акцент на верхнее «крыло»! Если правильно поставить верхнее, вытянуть таз и соблюсти симметрию осей, то нижнее крыло само собой пойдёт на ботинок, нога автоматически поднимется и повернёт, вес перенесётся на нижнюю ручку.
А есть упражнения, которые мы сами разработали. Периодически у нас проводятся семинары, занятия инструкторов, чтобы все наши инструкторы работали по единой методике. Кроме того, многие инструкторы привносят свои идеи, свои упражнения, если они эффективны, мы их принимаем в методику. Работа детских инструкторов — это командная работа. Очень много идей приходит в процессе работы, вытекает из разных ситуаций, берётся из разных источников. Плюс все наши инструкторы проходят детский курс национальной лиги инструкторов, это полезно и интересно.
Екатерина: Дмитрий проходил стажировку в детской школе в Австрии, например… Ищем новые идеи повсюду!
— Разделяете ли вы детей по возрастам, уровням катания? Каким образом происходит разделение на группу начинающих и прогрессирующих?
Екатерина: Особенность нашей школы такова, что мы не делим детей по возрасту — только по уровню катания. Практика показывает, что трёхлетки иногда укатывают шестилеток, если у них есть кое-какой опыт. Поэтому мы их смело ставим в одну группу. Да, шестилетний в большинстве случаев быстрее схватывает движения, но и трёхлетние встречаются очень понятливые и способные, нередко бывает так, что уже через день-два занятий всю группу можно переводить на следующий уровень.
— Не возникает ли трудностей в общении детей в разновозрастной группе? Все-таки три и семь лет — это огромная разница в детском коллективе…
Дмитрий: У нас в лагере была группа, где младшему было 4,5 года, а старшему — 15. К середине первого занятия мы стараемся уже создать командную атмосферу. И на трассах, если кто-то из катающихся приближался к самому мелкому, старшие, 14-15-летние, были готовы разорвать его в клочья, защитить своего младшенького. Старшие охотно помогали инструкторам собрать, одеть младших, нести их снаряжение… Шла отличная командная работа.
Екатерина: Когда старшие видят, что четырёхлетка катается наравне с ними и даже лучше, то отношение к нему уже не как к младшему, а как к равному, возникает уважение. Понятно, что младшим всё равно идут какие-то поблажки по возрасту, но когда школьники видят, что малые катают на хорошем уровне, уважение к ним только выше!
Дмитрий: Команда вообще многое значит. Недавно мы проводили соревнования, и один участник, 4,5 лет от роду, на шестой попытке улучшил свой личный результат на полторы секунды только потому, что он не хотел подвести команду! И он дал возможность своей команде выиграть.
Екатерина: Да, вот эта идея работы детей в команде — заслуга детских инструкторов Riders School. Все они — энтузиасты своего дела. Мы никого насильно не тащим в детские инструкторы, если человеку самому интересно работать с детьми, если это его желание, то эффективность обучения вырастает в разы! Поэтому, когда приходят новые инструкторы, мы их сначала отправляем на стажировку и сразу видим, есть у человека контакт с детьми или нет. Нередко педагоги с образованием контакта с детьми не находят. А ребята с образованием непрофильным ладят с малышами легко и весело. У нас в команде, например, есть спортсмены, и эффективность их занятий на высочайшем уровне. Но, конечно, знание физиологии и психологии детей — это плюс для инструктора.
— Сколько детей приходится на одного инструктора? Удаётся ли за всеми уследить?
Екатерина: У нас на одного инструктора приходится до пяти детей. Если группа увеличивается, то инструкторов будет уже двое.
Дмитрий: Многие родители путаются в этом вопросе и возмущаются: «Вы обещали, что в группе будет пять детей!» А у нас не в группе пять детей, а максимум пять подопечных на одного инструктора! Бывало и 15 человек в группе! Но тогда, конечно, с ними работали уже три человека. И чем больше детей в группе, тем обучение проходит легче, дети тянутся друг за другом.
— Как обеспечивается безопасность детей на склонах?
Екатерина: На детской горке безопасность всех фигур продумана изначально. А когда мы выходим на трассу, один инструктор едет впереди, дети едут за ним гуськом, а замыкает строй второй инструктор, следящий за безопасностью детей сверху. На подъёмниках точно так же: один инструктор сажает деток на подъёмник, второй встречает наверху.
Дмитрий: Кроме того, у нас каждый ребёнок, выходящий на общие трассы, сразу проходит инструктаж, и, если что-то случилось, он чётко знает, что ему делать дальше. Если он упал, то встаёт и начинает догонять группу, доделывает упражнение! Если он подняться не может, то просит помощи у взрослого, проезжающего мимо, а группа встаёт внизу и дожидается своего участника. Этот простой алгоритм мы тренируем на учебной горке несколько раз, чтобы твёрдо запомнить.
Всегда перед выходом на трассу инструктор смотрит, нет ли слишком быстро движущихся сверху райдеров, и просит детей также посмотреть вверх и вниз. Мы тренируем у детей внимание, чтобы и потом, перед любым выходом на катание они смотрели по сторонам и оценивали обстановку, прежде чем начать движение.
— Учителя и воспитатели часто жалуются на проблемы с излишне тревожными родителями, бывает ли у вас такое?
Екатерина: Перед каждым занятием мы проводим родителям инструктаж. Часто родители тревожатся, потому что не понимают, что ребёнок будет делать. Наша задача чётко объяснить: где мы будем, что мы будем делать, во сколько можно забрать ребёнка, рассказать, что у ребёнка будет питье и возможность сходить в туалет. Когда родители владеют всей информацией, они гораздо меньше тревожатся. Обычно я спокойно и терпеливо рассказываю каждую мелочь:
  • если ребёнок захочет в туалет, инструктор его сводит;
  • группа катается вместе, все друг друга ждут;
  • мы будем отрабатывать сегодня такую-то технику, делать упражнения, направленные на наработку таких-то навыков;
  • прийти за ребёнком надо во столько-то…
И так далее. Родителей это здорово успокаивает.
— Бывает ли, что родители не хотят идти кататься, стоят сбоку и смотрят на детей? Разрешаете ли вы родителям присутствовать на занятиях?
Екатерина: Организация у нас построена следующим образом. Есть четыре группы:
  • «Солнышко» — привыкающие к лыжам, постановка плуга;
  • «Змейка» — изучаем повороты в плуге на детском склоне;
  • «Учебная» — накат поворотов в плуге на учебных и зелёных трассах;
  • «Ракета» — переводим от плуга к параллельным лыжам, совершенствование техники катания.
Чтобы не было хаоса, перед записью на занятие, мы спрашиваем у ребёнка, как он катается, что умеет, и распределяем детей по группам.
После того как детей одели, родители с детьми подходят к табличке с названием группы, и к ним выходит инструктор, который будет работать именно с этой группой. Таким образом, никакой толпы и паники, все чётко знают, куда им идти и что делать.
Когда родители просят разрешения присутствовать, фотографировать ребёнка на занятии, я им обычно говорю: «Это ваше право, фотографируйте, но с одним условием: чтобы дети вас не видели». Родители всегда будут для детей авторитетом, и слушаться инструктора они начнут только тогда, когда родители исчезнут из поля зрения.
Можно фотографировать ребёнка после занятия, прийти за пять минут до его окончания и поснимать, но вмешиваться в процесс нельзя. Когда родители бегают по склону, эффективность занятия — на нуле. Ну, не совсем на нуле, но почти!
Если родители привели ребёнка не заниматься, а просто пофотографироваться, так инструктор для этого не нужен. А если они хотят получить результат, то нужно принять условия школы.
Дмитрий: Если ребёнок спокойно относится к стоящим на склоне родителям, то мы не против, пусть фотографируют. Но если ребёнок отвлекается, то мы говорим: «Давай попрощаемся с папой, папа уходит, а мы начинаем заниматься!» То есть жёсткой политики в этом отношении нет. Главное — чтобы ребёнок не распылялся.
— Какие самые большие сложности в обучении детей катанию?
Дмитрий: Все проблемы работы с детьми — это проблемы с родителями. С детьми особенных проблем нет, бывают сложности, но мы относимся к этому как к рабочим моментам. А вот с родителями сложнее.
Есть время ухода группы, а есть время прихода группы. И если оговорено, что группа собирается в 9:00, а выходит в 9:30, то всегда найдётся родитель, который думает, что если он приведёт ребёнка в 9:25, то ребёнку быстренько подберут снаряжение, оденут, он оплатит занятие — и всё это за пять минут! И таких набирается немало. А если группы четыре, детей в общей сложности 50-60 человек, и за пять минут до выхода приходят 40 родителей, которые думают, что они единственные, начинают возмущаться, что их не берут, или начинают возмущаться, что группа поздно вышла, — вот это большая проблема.
Ведь если мы выходим позже, мы наказываем тех детей, которые пришли вовремя, в девять! Поэтому мы стараемся бороться: мы отправляем группу вовремя, а уже потом разбираемся с опоздавшими.
Екатерина: Боремся следующим образом: всем говорим, что вовремя пришедшие дети занимаются сегодня, а для остальных есть бумажка — запись на завтра. И если вы придёте пораньше, то у вас гарантия попадания в группу. А если вы приходите позже 9:15 или 13:15, если речь об обеденной смене, то вы в группу не попадёте.
— Как происходит запись в детскую школу Riders School, что нужно сделать родителям, желающим отдать ребёнка учиться катанию на горных лыжах?
Дмитрий: Есть три способа:
  • у нас есть бланк, который постоянно находится в детской комнате. И можно прийти туда и записаться на следующий день, это могут сделать все желающие. Но мы сразу предупреждаем, что если за 15 минут до начала занятий человек не объявился — бронь снимается.
  • можно записаться на нашем сайте, заполнив форму. Все данные с форм заносятся в таблицу, и каждый вечер мы эту таблицу заносим в бланк.
  • третья категория — пришедшие в день начала занятий. И вот на них тратится больше всего времени, потому что надо выяснить уровень ребёнка, пообщаться, узнать размеры, подобрать снаряжение и так далее.
— А пятидневные лагеря, как туда попасть?
Екатерина: В лагеря запись идёт заранее. Есть дети, которых мы уже знаем, они приезжают непосредственно к началу смен, но в подавляющем большинстве случаев запись ведётся на сайте или в детском клубе.
— Бывают ли травмы, несчастные случаи с детьми в горнолыжной школе?
Екатерина: За четыре года у нас были две травмы во время неудачного падения. И обе — по причине неподходящего детям оборудования. Многие родители, пытаясь сэкономить, дают детям лыжи, доставшиеся в наследство от старших ребят. Они могут просто не ехать. Группа едет вниз, а ребёнок в этих лыжах бежит за остальными.
Часто принесённые с собой лыжи рассчитаны на больший вес и рост, с ними труднее управляться, в них заржавели пружины, и они не отстёгиваются при падении, что может привести к травмам… После двух случаев неудачных падений мы включили стоимость аренды оборудования в стоимость школы и подбираем каждому ребёнку отрегулированное снаряжение, подходящее по росту и весу.
— Что будет уметь ребёнок, прошедший определённый уровень горнолыжной школы Riders School?
Дмитрий: Ребёнок, получивший жёлтый браслет, как минимум будет уметь останавливаться на лыжах. Как максимум — делать повороты на детском склоне.
Получивший зелёный браслет как минимум делает повороты на детском склоне, как максимум — уверенно едет на параллельных лыжах по зелёному склону.
Если ребёнок получил синий браслет — он уверенно едет на параллельных лыжах по синему склону. А обладатель красного браслета, соответственно, по красному.
Группа всегда стремится повысить свой уровень. Те, кто проходит обучение на зелёном склоне, пару раз обязательно выезжают на синий, просто попробовать. А те, кто катается на синем, периодически выезжают на красные трассы, просто попробовать. Системно они на более сложных трассах не катаются, но понемногу готовятся к переходу.
— А есть группы для юных сноубордистов?
Екатерина: На самом деле, с этого всё и началось. Но, во-первых, группы сноубордистов почти не набираются, во-вторых, если речь идёт о возрасте 5-7 лет, то пять детей-сноубордистов — это нереально. Надо каждого брать за ручки, выкатывать, помогать найти баланс… Один инструктор не справляется. Но если дети уже катающиеся, то вполне можно их объединить в группу.
Если речь идёт о восьмилетних, с более развитой моторикой, то там обучение уже возможно, ребёнок осваивает движения. Поэтому на данный момент мы берём в группу сноуборда только с 8 лет. Прокачиваем и это направление, но группы сноубордистов набираются хуже, потому что это достаточно тяжело, подобрать группу детей одного уровня. Но мы стараемся!
У меня есть классные ребята, которых я с трёх лет поставила на сноуборд. Сейчас им 5-6, они приезжают каждый год, и мы с ними с удовольствием катаемся по склону. Но таких очень мало. А мне, как сноубордистке, конечно, хотелось бы заниматься с детьми на любимом снаряде. И родители — сноубордисты приводят детей и хотят ставить на сноуборд, но зачастую группы просто нет, и они отдают их на лыжи.
Дмитрий: Ещё есть нюанс. Если ребёнок падает на лыжах, он падает на бок. А юный сноубордист падает на попу, а падение на попу для несформировавшегося организма чревато нарушениями развития позвоночника. Шорты спасают лишь отчасти, да и не все родители приводят на занятие чадо в шортах.
Екатерина: С 8 лет ребёнок уже скоординирован, он может группироваться при падении, подставлять руки… А дошкольник падает как попало! Да и объяснить, как надо двигаться, школьнику намного проще, они уже воспринимают объяснения.
— Екатерина Шок — это настоящая фамилия или прозвище?
— Настоящая! (смеётся) Родители тоже задают этот вопрос. А детям нравится!
— Спасибо вам за рассказ, удачного сезона и послушных родителей!
Если вам понравилась статья, поделитесь ею со своими друзьями в социальных сетях
Я рекомендую Мне нравится
© Спорт-Марафон, 2018 Данная публикация является объектом авторского права. Запрещается копирование текста на другие сайты и ресурсы в Интернете без предварительного согласия правообладателя — blog@sport-marafon.ru

Товары по теме

Статьи по теме:

О Красной поляне, как о курорте. Лайфхаки от Евгения Маталыги
Об особенностях горнолыжного отдыха в Красной Поляне рассказывает основатель ресурса RiderHelp Евгений Маталыга. Как добраться, где поселиться и кататься, как сэкономить и сделать свой отдых комфортнее… Читайте в блоге
далее
Как выбрать детский горнолыжный шлем?
Зима вот-вот наступит, и мы подготовили порцию полезных советов для родителей маленьких райдеров о том, как выбрать самый главный предмет защитной экипировки — детский горнолыжный шлем
далее
Как одеть ребенка зимой? Преимущества горнолыжной одежды
Так уж на Руси сложилось, что деток всегда кутают. Особенно бабушки. Почему-то многие мамы думают, что ребёнку всегда холодно. Очень частое явление при температуре +10°C ребёнок уже в зимней одежде, обязательно в шапке… и капюшон на всякий случай… и шарфик. А уж зимой что будет… И сами-то родители не всегда так тепло одеты, но вот ребёнка надо одеть потеплее, он же РЕБЁНОК. Самое забавное, что именно в таком вот закутанном состоянии ребёнок может куда быстрее замёрзнуть
далее

Комментарии

comments powered by HyperComments